понедельник, 29 ноября 2021
$

Масштабные чемпионаты и Олимпиады помогают имиджу городов, но бьют по бюджету

Автор фото: vostock-photo

Крупные спортивные соревнования едва ли могут озолотить принимающий их город. Но заметный след в его истории они оставляют почти всегда.

В июле профессор университета Кансай (Япония) Кацухиро Миямото оценил убытки от проведения Олимпиады в Токио в $21,8 млрд с учётом долгосрочного 10-летнего эффекта.
Олимпийские игры прошли большой путь от ярмарочных соревнований до суперсовременных стадионов. Не все перемены бывают к лучшему, и в данном случае определённо можно сказать лишь то, что организация Игр со временем становится всё сложнее.
Так, раньше Олимпийские деревни действительно напоминали деревню. В Лос–Анджелесе в 1932 году такая деревня состояла из 600 временных домиков, которые впоследствии были разобраны. А 145 домов, возведённых в Берлине к Олимпиаде 1936 года, затем использовались в качестве казарм.
В 1948 году на Олимпиаде в Лондоне мужчин поселили в бывших казармах, а женщин — в школах. Это, видно, было в духе первоначальной задумки, по которой Олимпиады возрождались в начале XX века как соревнования любителей. С середины XX века спорт становился профессиональнее, а вместо деревень стали строить кварталы многоэтажек (гостиничные комплексы), которые затем с большим или меньшим успехом приспосабливали под новые функции.
Так, например, Олимпийская деревня в Москве превратилась в обычный жилой микрорайон. Сложнее оказалось подбирать новое назначение для стадионов, которые, всё более масштабные, строили специально к соревнованиям.
В Адлере вокруг огромных олимпийских объектов в обычные дни пустынно, по широкому проспекту гуляет ветер, вокруг стадионов стоят заборы, так что осмотреть их получается только издалека. Остальная часть города не выглядит благоустроенной (хотя можно было бы подумать, что Олимпиада и её преобразит).

Деревня как деревня

"Есть много примеров тому, как Олимпийские игры оказывают существенное влияние на тот город, где они проводятся", — отметил в комментарии "ДП" архитектор Александр Кицула.
Например, в том же Токио к Олимпиаде 1964 года были возведены сооружения, которые стали знаковыми для истории архитектуры. Так же как и стадион, построенный к мюнхенской Олимпиаде 1972 года, с его новаторскими пространственными конструкциями (навесами и тросами). Объекты, которые были построены в Москве к Олимпиаде–80, сильно повлияли на развитие столицы СССР.
Спортивные новостройки в Сочи ознаменовали "целый переворот" в развитии этого города. К этому можно добавить, что в Ленинграде к Олимпиаде–80 был реконструирован стадион им. Кирова и построен СКК (оба объекта ныне утрачены).
По словам Кицулы, на каждой Олимпиаде свой подход. Часть сооружений разбирается, а другие — перепрофилируются; обычно такие постройки сразу возводятся с прицелом на дальнейшую эксплуатацию. При этом вложения в инфраструктуру, как правило, оправданны.
"Это вечный вопрос, что лучше сделать — огромный стадион, или разделить все деньги поровну, чтобы каждому досталось ровно по две копейки и он пошёл и выпил на них газировку", — считает зодчий. По его мнению, не стоило ожидать олимпийской деревни в виде шале или бунгало. А вот если бы Олимпиада проходила у нас в Сибири, то там могла бы быть "деревня как деревня, с одноэтажными домиками".

Плохие места

"Довольно долго считалось, что крупные соревнования способствуют экономическому развитию", — отметил в комментарии "ДП" экономист Дмитрий Прокофьев.
По его словам, серьёзные экономисты занялись изучением влияния этих соревнований на экономическое развитие в 1970–х. Поводом стал футбольный чемпионат мира в Германии. В то время популярным было утверждение, что проведение крупного спортивного состязания создаёт рабочие места для всех, кто причастен к его организации, несмотря на все возможные издержки.
Однако исследование экономистов Флориана Хана и Вольфганга Манинга (Employment effects of the Football World Cup 1974 in Germany) показало, что никакого долгосрочного эффекта для экономики не получается. Приезжают туристы, но только те, которые интересуются спортом. Общее же их количество не меняется.
"Создаются рабочие места, но это плохие места, условно говоря — “свободная касса”. Это сервисы, которые вспыхивают и умирают и никакого развития не дают", — говорит наш собеседник.
При этом рабочая сила оттягивается с рынка, и на нём возникают прорехи. В 2006 году Хан и Манинг снова изучили экономическую статистику World Cup и с тем же результатом. По мнению Прокофьева, спортивные объекты интересны тогда, когда они работают всё время: стадион должен быть постоянно загружен. Иначе инфраструктура будет очень быстро разрушаться, как это произошло в Греции.
Поэтому крупные соревнования полезны для городов вроде Лондона и Парижа, где идёт постоянный трафик туристов и всегда есть возможность организовывать крупные спортивные мероприятия мирового класса. Либо их целесообразно устраивать в рамках других глобальных событий (как это бывало): например, вторая Олимпиада 1900 года в Париже была приурочена ко Всемирной выставке.
Для одноразового использования строить такие объекты неразумно. Например, после чемпионата России по футболу стадионы были построены по всей стране, при этом зрелищный футбол в основном сосредоточен в Москве и Петербурге.
Приспособить построенный по стандартам FIFA стадион подо что–то другое сложно. Прокофьев сослался также на исследование, проведённое Рустамом Фасхутдиновым, выпускником НИУ ВШЭ. Оно выявило "космический взлёт" количества вакансий в Саранске за апрель 2018 года относительно апреля 2017 года — как раз после открытия и тестирования нового стадиона "Мордовия Арена".
В нём отмечается, что население Саранска рассматривает индустрию туризма как наиболее перспективную и высокооплачиваемую для построения карьеры. Вот только никто не может сказать, каким образом периферийный Саранск с населением немногим более 300 тыс. человек сможет в отсутствие спортивных событий сохранить привлекательность услуг новых работников туриндустрии.

Сменяемая должность

Нужно различать пользу для города и экономическую выгоду, отметил в комментарии "ДП" профессор ВШЭ и РГГУ, доктор экономических наук Иван Родионов. Олимпиада — мероприятие с долгосрочным негативным эффектом для экономики города.
Олимпийские объекты, даже если они строились за чужие деньги, приходится потом поддерживать. Уже на свои деньги. С другой стороны, Игры позволяют привлечь к городу внимание, что позволяет его жителям надеяться на опосредованный эффект.
"Будет больше туристов, город будет более известен. Продавцы и покупатели из этого города обретут какую–то нематериальную силу, продавая и покупая. И вот в этом Олимпиада, конечно, точно не вредна. А экономически абсолютно во всех случаях она не окупается", — говорит профессор.
Сам он, если бы был мэром, поддержал бы подачу заявки от своего города на проведение Игр. Процесс их организации не быстрый.
"Мэр — должность сменяемая. В любом случае, если что–то произойдёт, это произойдёт уже без меня", — добавил учёный–экономист.