Игорь Павловский Все статьи автора
10 июня 2021, 10:46 7175

Западная модель или китайский подход: что даст России бум экосистем

Фото: Vostock-photo

Крупные российские корпорации совсем недавно занялись выстраиванием собственных экосистем. Как государству контролировать это направление, есть ли опасность ограничения конкуренции и что будет с цифровой свободой, в интервью главному редактору "Делового Петербурга" Игорю Павловскому рассказал генеральный директор Avito Владимир Правдивый.

Одна из тенденций последнего времени создание экосистем. Об этом говорят все: от IT-гигантов до небольших компаний. Что это? Модный тренд?

Экосистема на намыве: "Сбер" выбирает концепцию штаб-квартиры в Петербурге

Экосистема на намыве: "Сбер" выбирает концепцию штаб-квартиры в Петербурге

2291
Иван Ершов

— Мне кажется, это наша реальность. В юго-восточной Азии экосистемы уже стали основной моделью взаимодействия пользователя и интернет-игроков. Они существуют и в США. Те же Google или Apple являются экосистемами. И хотя в Россию это явление пришло немного позже, сегодня свои экосистемы есть у Яндекса, Mail.ру Group. Экосистема представляет собой фундаментальный интернет-сервис, будь то социальная сеть, поиск или платёжная система, вокруг которой строится система дополнительных сервисов. Она создаётся в рамках одного супераппа или в рамках группы сервисов одной экосистемы. Но всегда признаки экосистемы это: одна точка входа, одна идентификация пользователя, а также оперирование сервисов компании на сразу нескольких рынках, а не только на своём основном.

Экосистемность в целом удобна и для пользователя, и для компании, поскольку позволяет масштабировать новые сервисы за счёт уже созданных. Но помимо очевидных плюсов экосистемы могут иметь негативное влияние как на бизнес, так и на пользователей в тех случаях, когда экосистема строится по закрытому типу, огораживается забором, и, соответственно, пользователь уже получает не лучший опыт, а только тот, который ему дают (навязывают) в рамках той или иной экосистемы. Представьте, что вы приходите в супермаркет за коробкой конфет, а там вместо множества красивых коробок разного размера, с разными начинками, из которых вы хотите выбрать нужную, на полке лежит одна единственная, а других магазин не предлагает, и вы вынуждены взять её.

Тогда встаёт вопрос регулирования экосистем. У нас же в настоящий момент нет никакого законодательства или правил, чтобы регулировать всё это. Насколько это необходимо?

— Безусловно, необходимо. Другие страны уже идут по этому пути: сначала регулированием IT-гигантов занялись в Европе, потом в США, и даже консервативный Китай — страна, которая традиционно поддерживает национальных чемпионов — активно движется в эту сторону. Не так давно IPO китайской компании Ant Group было остановлено по причине того, что государство начало активно вмешиваться в регулирование экосистем. Конечно, монополии возникают и будут возникать, потому что любая компания стремится к максимизации прибыли. И именно государство должно следить за интересами отрасли и пользователей, и строить регулирование таким образом, чтобы, с одной стороны, не вредить отрасли, а с другой, защищать развитие конкуренции, потому что конкуренция улучшает пользовательский опыт и выгодна экономике, ведь, чем больше компаний, тем больше рабочих мест и тем больше поступление налогов.

Я понимаю, что необходимо говорить о конкуренции экосистем, поскольку экосистема тяготеет к монополии пользователя загоняют в круг, откуда ему не выбраться. Есть ли другой путь?

— Мне всё-таки не хотелось, чтобы мы пришли к китайской модели рынка, на котором оперируют всего лишь две или три экосистемы. И с учётом того, что генезис пользовательского опыта в разных странах разный, я верю, что у нас могут сосуществовать и экосистемы, и супер-сервисы, такие как Avito, Ozon, IVI и другие компании на рынке. От этого выиграю все. Если говорить про методы регулирования, то совсем недавно европейский регулятор начал разбирательство против компании Facebook, которая накопила огромное количество данных о своих пользователях. Аналогичное разбирательство было и с Google, когда Google-shopping, который конкурировал с другими сервисами сравнения цен и дискриминировал их в своей поисковой системе. У нас аналогичная ситуация происходит сейчас: коалиция интернет-компаний, включающая Avito, подала жалобу в ФАС против Яндекса, потому что считает, что Яндекс нарушает правила добросовестной конкуренции, продвигая свои сервисы в поиске в ущерб другим участникам рынка.

Вы упомянули борьбу за пользователей. Любимая тема предустановленные сервисы на телефоне. Более того, российское законодательство обязывает предустанавливать определённые российские приложения. Это навязывание конкурентно?

Экосистемы для бизнеса: как предприниматели используют онлайн-платформы

Экосистемы для бизнеса: как предприниматели используют онлайн-платформы

977

— Существует объективная реальность: некоторые устройства поступают в продажу уже оснащёнными предустановленными программами, к примеру, на Android-устройствах это продукты Google. Если вы берёте Apple, на нём тоже уже есть предустановленные программы, и поэтому дать российским компаниям возможность конкурировать, на мой взгляд, очень правильное решение государства, когда мы говорим не о коммерческих, а об инфраструктурных сервисах. Другой вопрос, что следует за этим? Развитие супераппов естественным образом привело к тому, что те игроки, которые получили возможность продвигать свои (предустановленные) приложения, социальные сети или поисковики, получили возможность давать пользователю и другие свои сервисы, таким образом конкурируя за счёт государства с другими коммерческими игроками. На мой взгляд, это бьёт по индустрии, и буквально на прошлой неделе Ассоциация компаний интернет-торговли публично попросила ограничить функционал предустановленных на устройства россиян приложений в части доступа к маркетплейсам и агрегаторам объявлений. И я надеюсь, что это будет исправлено.

Есть ещё одна тема, которую хочется обсудить безопасность пользователя. Понятно, что все мы оставляем цифровой след, утечка персональных данных и скандалы в корпорациях не новы. Существует ли какая-то идеальная история, когда пользователь на 100% защищён или такого никогда не будет?

— Мы должны и будем стремиться к такой ситуации, но реальность говорит о том, что как только появляется новая система защиты, появляются и мошенники, пытающиеся обойти её. Как раз на одной из сессий ПМЭФ обсуждалось, что кибербезопасность в России находится на самом высоком уровне, но и уровень подготовки кибермошенников в России самый высокий в мире. Это вечная борьба. И да, это задача, которая не решается исключительно технологическими инструментами, поэтому необходимо обучать пользователя, объяснить ему, что такое кибербезопасность, и как защитить свои персональные данные. Ведь до сих пор находятся такие пользователи, которые при запросе от неизвестного лица и при предупреждении от сервиса или банка всё равно передают данные своей банковской карты. И банки, и Avito, и другие участники рынка интернет-торговли проводим масштабные информационные кампании о том, какие данные нельзя раскрывать ни при каких обстоятельствах. Люди на собственном многовековом опыте научились правилам безопасного существования в доцифровом мире, а вот цифровая реальность относительна нова, и нам всем очень быстро нужно научиться жить в ней безопасно и удобно.

Законодательное регулирование и политика безопасности самих интернет-компаний стремительно двигаются вперед. Мы, Avito, в этом году сделали защиту наших пользователей приоритетным для компании направлением: ещё более активно создаём IT-инструменты для того, чтобы блокировать попытки обмана пользователей, и содействуем государству в законодательных инициативах, позволяющих сделать интернет-пространство вокруг наших граждан более безопасным. К примеру, сейчас разрабатываем предложения по повышению эффективности блокировки и недопущению регистрации мошеннических доменов, паразитирующих на известных брендах.

Сегодня всё, что касается цифровизации, стало трендом. Есть две вещи рынок труда и рынок образования. Как быстро сдвинулась цифровизация в эту сторону, какие услуги предлагаются сейчас на рынке?

— Контактируя ежемесячно с 50-миллионной аудиторией пользователей, мы видим как меняются рынки, какими они были до и какими стали после COVID-19. Один из самых больших запросов — это запрос на онлайн-образование. Сегодня около 5,6% от всех услуг отводится онлайн-образованию и это довольно большая цифра. За год предложение онлайн-курсов и услуг репетиторов в стране выросло на 40%, при этом спрос на такие курсы вырос на 70%. В Санкт-Петербурге мы наблюдаем 78-процентный всплеск запросов на онлайн-обучение, услуги репетиторов и онлайн-нянь по сравнению с прошлым годом.

С победой над COVID-19 уйдёт ли этот тренд?

— Нет, мне кажется, что онлайн-формат обучения не уступает офлайну и за прошлый год сформировался у россиян в устойчивую привычку: пользователи поняли, что это удобно, не нужно куда-то ехать, онлайн-репетиторы и онлайн-няни работают, и если ваша няня заболела, можно быстро найти новую, собеседовать её и нанять онлайн. Такой формат экономит время и удобен для поставщика услуг, для их пользователя, а сегодня выигрывает и остаётся надолго то, что удобно. Мы с вами уже привыкли к комфорту быстрой доставки товаров, теперь дело за онлайн-услугами.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама