Вадим Кузьмицкий Все статьи автора
28 апреля 2021, 07:57 207

Экомиры не по Киру Булычёву: урбанисты против асфальта

Фото: "ДП"

Cестрорецкая железная дорога одной из первых в Петербурге начала вдохновлять урбанистов. В 2007 году тогдашний глава администрации Приморского района предлагал сохранить линию только от Сестрорецка до Старой Деревни. А остальную часть рельсов, стало быть, снять, поскольку это позволило бы соединить восемь тупиковых улиц.

Петербуржцам предложили выбрать территории для благоустройства

Петербуржцам предложили выбрать территории для благоустройства

185

То была ещё эпоха машин, поэтому неудивительно, что опередившая своё время интуитивно верная задумка (переделать устаревший инфраструктурный объект) была неполиткорректно подана. Сегодня, в эпоху электросамокатов, учёные люди призывают взамен дорог делать парки, а не другие дороги.

Не строить автомобильную набережную Финского залива в Красносельском районе, а сделать взамен экопарк с пляжем. Или (как раз на днях открыли сбор подписей под соответствующей петицией) не соединять ныне разорванную на две части набережную Макарова в Василеостровском районе, а превратить расположенную там стихийную зелёную зону, образовавшуюся вдоль Смоленки, тоже в парк. Не строить Обуховскую набережную вдоль пр. Обуховской Обороны, а оставить зелёную зону вдоль Невы.

Во всех случаях, по мнению властей, речь идёт не просто о местных улицах, а о магистралях городского значения. Противники же строек, исследователи, урбанисты, объясняют, что, во–первых, пробивка упомянутых дорог, как показывают рассчитанные на компьютере транспортные модели, не уменьшит пробки, а, наоборот, увеличит. А во–вторых, вообще–то, в XXI веке человечество уже дошло до мысли, что чем больше строится дорог, тем больше на них выезжает автомобилей.

Эта логика, кстати, характерна для Петербурга и имеет в нём предпосылки. Руководствуясь теми же соображениями, на станциях нашего метрополитена не ставят урны и туалеты (раз негде мусорить и создавать антисанитарию, значит, не будет мусора и всё будет чисто). Что действительно работает.

Разумеется, всё это пока единичные, хоть и важные примеры. Но что если вместе с Сестрорецкой дорогой это только первые ласточки? Важно будет находить баланс. Можно представить, что, если добро полностью победит зло, город окутает сеть зелёных коридоров — экологический каркас мегаполиса. По–видимому, по этим коридорам смогут безопасно для себя перемещаться сквозь Петербург дикие животные (сегодня отдельные лоси пытаются огибать Северную столицу по кольцевой дороге и выбегают на проезжую часть).

Люди тоже будут намного больше времени проводить на природе и намного теснее с ней взаимодействовать. Чтобы не толпиться на узких тропах и быстрее добираться на работу, кто–то, пожалуй, научится лазать по деревьям (не исключено, что рано или поздно к табличкам "По газонам не ходить" придётся добавить "По деревьям не лазать").

Проводя больше времени на природе, чем на привычной пока всем улице, люди захотят привнести элементы первозданного мира и на рабочие места. Уже сегодня в передовых офисах устраивают зелёные уголки, расстилают травы либо насыпают песок посреди опенспейса, поскольку считается, что это позволяет расслабиться, снять стресс — в общем, отдохнуть не отходя от рабочего места.

В этой связи может зайти речь о том, какие части городской культуры всё–таки должны быть сохранены как наиболее ценные, чтобы поддерживать статус культурной столицы. Перегибы могут быть опасны.

Для героев фантастической повести Кира Булычёва "Посёлок", которые выросли на далёкой от Земли чужой планете, "лес был куда понятнее, чем рассказы о ракетах или домах, в которых может жить по тысяче человек", а "коридоры ассоциировались с чащей леса или тёмной пещерой". Так что хотя бы под землёй автомобильную и железнодорожную инфраструктуру, может быть, и стоило бы сохранить.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама