Георгий Вермишев Все статьи автора
7 декабря 2020, 11:59 189

Циничный расчёт: будут ли новые данные Росстата по инфляции объективнее

Фото: Сергей Коньков

Росстат автоматизирует подсчёты инфляции, но станет ли новая цифра честнее?

Всё отчётливее предстаёт цифровое будущее: вереницы специалистов Росстата бредут с протянутой рукой, заменённые бездушной машиной. Сейчас армия из тысячи сотрудников в регионах вручную собирает данные о ценах и бережно записывает в свои блокноты 700 тыс. котировок. Но удел их безрадостен: уже с 2021 года эту работу попробует делать программа, анализирующая кассовые чеки.

В Петербурге годовая инфляция выросла на 0,4%

В Петербурге годовая инфляция выросла на 0,4%

111

В итоге число позиций расширится и превысит 1 млн, а качество данных вырастет, да так сильно, что, если верить стратегии, эту государственную аналитику побежит закупать частный бизнес. Сейчас ретейлеры тратят "сотни миллионов долларов", чтобы анализировать спрос, так что игра стоит свеч.

По идее, преимущество Росстата неоспоримо: налоговая служба кому попало свои цифры не отдаёт, даже сейчас подвис вопрос о том, как правильно "обезличивать" чеки, чтобы случайно не раскрыть чьи–нибудь персональные данные. Но своим–то верить можно. А уж если докрутить сверху ещё какой–нибудь предиктивной аналитики, то может получиться солидный и востребованный продукт.

Не исключено, что на этом месте читатель уже разразился гомерическим хохотом. "Предиктивная аналитика", "большие данные" — в Росстате? Серьёзно? Даже журналистам приходится иметь дело с лишними нулями: выгружаешь статистику крупнейших городских компаний — а там ООО "Рога и копыта" с триллионными оборотами, и нет у государства нейросети, чтобы обнаружить эту ошибку. Да и сами бизнесмены часто "гуляют", переписывая миллиарды с одного юрлица на другое, — поди разберись.

Всё это — "грязные данные", и автоматизировать их анализ крайне сложно. Хотя иногда даже и вручную не подсчитать. Например, 15 лет назад структуру ВРП делили по одним категориям, сейчас — по другим. И даже тысячи сотрудников не хватает, чтобы унифицировать эти ряды данных.

Да и не только в "грязных данных" дело. Вот та же инфляция в России официально достигла 4,1% по итогам 11 месяцев. При этом россияне в опросах говорят, что цены на потребляемые ими товары выросли на 10,7%, а на следующий год ждут инфляции в 10,1%. Правда, они же при этом держат 30 трлн рублей на депозитах под среднюю ставку 4,4% — можно себе представить, какое это страдание.

Эксперты "Ромира" вообще подсчитали, что годовая инфляция товаров категории FMCG составила 14%, а цены на импортное продовольствие выросли на 23%. Но там, конечно, не тысяча специалистов занимается ручным сбором — могли и напортачить.

Продукты съедают бюджет: рост доходов петербуржцев не успевает за инфляцией

Продукты съедают бюджет: рост доходов петербуржцев не успевает за инфляцией

10942
Иван Воронцов

Спору этому — не один год. Одно из ключевых возражений состоит в том, что инфляция всё–таки складывается не только из продовольствия. Вот бензин, например, в 2020 году почти не дорожал, а цены производителей промышленных товаров весной вообще провалились на 10%, и теперь вряд ли их годовой рост превысит 2%.

То есть факторов много, и консенсус мирового капитализма состоит в том, что официальная инфляция является справедливой оценкой. Другого выхода у экономистов нет, ведь любой системе координат нужны общепринятые точки отсчёта. А если при этом у вас на 25% подорожал в городе квадратный метр и летят вверх акции — так это... ну… рост рынка и благосостояния граждан. Нужно мыслить позитивно: это не кресты, а плюсы!

Оцифруют подсчёт цен — и покорно примем новые данные, какую бы методологию к ним ни прикрутили. Ведь как верно отмечал бывший министр экономического развития (а ныне заключённый колонии) Алексей Улюкаев, инфляция — это налог на бедных. А налоги в России очень любят.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама