Евгений Петров Все статьи автора
28 октября 2020, 07:11 8466

Точка бифуркации: темпы ликвидации компаний в Петербурге ускорились в сентябре

Фото: Архив ДП

К осени предприниматели ускорили темпы ликвидации бизнеса. По оценке "ДП", в сентябре город потерял ещё почти 5 тысяч юрлиц, или четверть от общего числа компаний, закрытых с начала года. Из–за особенностей в ликвидации ООО и акционерных обществ, которая требует времени на юридические процедуры, сентябрьское падение может оказаться лишь началом тренда разрушения петербургского бизнеса пандемией COVID–19.

Всего в реестре налоговой службы на 1 октября текущего года в Петербурге числится 257,8 тысячи юридических лиц, что на 7% меньше их общего количества, зарегистрированного в начале года. Пока это не выглядит большой трагедией: как ранее писал "ДП", за весь прошлый год налоговики исключили 33 тысячи компаний, снизив их численность на 11% по сравнению с 2018–м.

ИПистолярный жанр. Количество юрлиц в Петербурге стремительно сокращается

ИПистолярный жанр. Количество юрлиц в Петербурге стремительно сокращается

9879
Евгений Петров

От представителей фискальных органов часто можно услышать официальные объяснения: сокращение реестра юрлиц вызвано естественными причинами, идёт оптимизация затрат холдингов, укрупнение и консолидация бизнеса, налоговые органы активно ликвидируют "замороженные" компании. Ещё одна излюбленная формулировка — переход юрлиц в другую форму ведения бизнеса, в статус индивидуальных предпринимателей (ИП), а то и вовсе на новые рельсы, проложенные только в текущем году, — якобы часть предпринимателей закрывают свои организации и переходят в разряд самозанятых.

Действительно, ряды ИП увеличиваются, но, согласно статистике, в 2 раза меньшими темпами, всего на 3%, или 4,5 тысячи с начала года. Количество же самозанятых на начало октября не превысило и 45 тысяч человек (менее 0,2% от общего числа юрлиц). Сентябрьское ускорение ликвидации бизнеса вряд ли замедлится, в итоге к концу года могут быть побиты рекорды прошлых лет. Ограничительные меры, введённые на период пандемии, несколько замедлили этот отток.

Процесс исключения юрлица из ЕГРЮЛ занимает от 4 месяцев: компания должна опубликовать уведомление кредиторам, сформировать ликвидационную комиссию, подать документы в ФНС. Максимальный срок, установленный законом, — 1 год. На сегодня в процессе ликвидации в реестрах налоговиков находится 7,4 тыс. организаций, или 3% от общего числа действующих.

По срокам закрытия бизнеса сентябрьские рекорды совпадают с пиком пандемии в мае–июне. Но в тот период не работали МФЦ, которые принимали от предпринимателей документы, были сложности с доступом в регистрационные налоговые офисы. Кроме того, государство создало специализированный реестр–мораторий для юрлиц, к которым нельзя подавать иски о банкротстве. Эта совокупность причин, как отмечают опрошенные "ДП" эксперты, в некоторой степени и отложила массовый исход легального бизнеса на осень.

С начала года эффект от ликвидации юрлиц на себе уже ощутил бюджет города. Прирост численности ИП или самозанятых ситуацию никак не исправляет. Соотношение объёма налогов, которые платят компании и ИП, несопоставимо. Самозанятых нельзя сравнивать ни с теми, ни с другими: при их лимите годового дохода 2,4 млн рублей максимальные поступления в бюджет не могут превышать 144 тыс. рублей за год. В Петербурге регистрироваться в качестве самозанятого разрешили только в январе, поэтому говорить о влиянии этого статуса на бюджетные пополнения ещё рано.

"Сумма налогов, идущих в региональный бюджет от ИП или самозанятых, намного меньше поступлений от ООО, — подчёркивает Наталья Ненашева, управляющий партнёр консалтинговой компании Topline. — Организации отчисляют по 85% от налога на прибыль и НДФЛ (причём, не только с зарплат, но и с дивидендов владельца), что составляет около 70% всех налоговых доходов региональных бюджетов".

Секвестр бюджета

Тревожный финансовый сентябрь

Тревожный финансовый сентябрь

452
Александр Баулин

Из-за многообразия форм налогообложения, которые могут использовать ИП и ООО, определить долю поступлений в местный бюджет от каждого из них сложно. ИП не платят налог на прибыль. И именно его показатели стали сокращаться пропорционально количеству юрлиц в реестре. За 8 месяцев текущего года (налоговая публикует статистические данные с задержкой), по сравнению с аналогичным периодом 2019-го, размер начисленного и уплаченного налога на прибыль в местный бюджет сократился на 4 и 6% соответственно. В структуре доходной части городской казны в 2020 году законодатели на этот налог выделили долю 24,9%, на 2021-й в проекте бюджета на него приходится уже 24%. При этом общие налоговые сборы в региональный бюджет от физических и юридических лиц в январе–августе тоже упали на 6%, или 21,3 млрд рублей, до 362 млрд рублей.

Удалить невиновных

Сокращение численности бизнес-единиц видно и по другим факторам. Объём пошлины за регистрационные действия, поступивший в казну за 8 месяцев 2020 года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократился в 2,6 раза, до 29,9 млн рублей. Деньги незначительные и уходят на пополнение федерального бюджета. Но отрицательная динамика является фактическим маркером стагнации процесса зарождения нового бизнеса: предприниматели не создают компании, не проводят сделки по слиянию или поглощению бизнеса. С другой стороны, ряд экспертов связывают падение объёмов с тем, что государство в ряде случаев установило нулевую ставку пошлины, если предприниматель пользуется цифровыми сервисами. Но новые тарифы действуют с 2019 года, поэтому маловероятно, что эффект получился столь отложенным.

Аналитики связывают снижение численности юрлиц и с действиями самих налоговых органов: зарегистрировать бизнес в форме ООО становится всё сложнее. "Ситуация постепенно усугубляется, официально провозглашённый курс налоговиков на очищение рынка от недобросовестных компаний-однодневок привёл к тому, что восемь из 10 организаций сегодня рискуют получить отказ в регистрации, при этом основания такого отказа подчас вызывают удивление", — говорит Михаил Пономарёв, руководитель юридической компании "Профи-лекс".

По его словам, среди причин чаще всего указываются выявленные налоговиками признаки недобросовестности учредителя, вопреки норме в Гражданском кодексе, которая предполагает обратное. "Кроме того, бизнес столкнулся с избыточными требованиями к юридическим адресам, предпринимателям отказывают в регистрации компании по месту нахождения жилого помещения в собственности учредителя, притом что 50% желающих открыть общество рассчитывают воспользоваться именно этой возможностью", — резюмировал эксперт.

Пандемия с её дистанционным режимом работы ещё больше усилила недопонимание между регистраторами и предпринимателями: последние и без того не обладали ресурсами для долгосрочной аренды помещений, а теперь совсем потеряли интерес к офисам, когда бизнес можно вести из квартиры. Вполне возможно, такие действия косвенно стимулируют бизнес к регистрации форм ИП и самозанятых, контролировать налоговые отчисления которых проще.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама