Георгий Вермишев Все статьи автора
17 августа 2020, 09:09 12943

Вторая волна так не страшна: экономисты ждут долгового кризиса

Фото: Коньков Сергей

Система здравоохранения на порядок лучше готова ко второй волне пандемии, а вот ситуация с государственными долговыми обязательствами вызывает опасения, указывают аналитики Локо–банка. "В ближайшие год–полтора он (кризис. — Ред.) неизбежен, только непонятно, где и когда. Среди инвесторов, которые задумываются на эту тему, очень популярен взгляд, что рванет на emerging markets. Среди развивающихся стран есть несколько явных кандидатов, и Турция, характеризуемая неадекватной монетарной политикой и большим объемом краткосрочного внешнего долга, один из них", — написали они в своем телеграм–канале MMI.

Упасть на 95% и снова подняться: петербургский бизнес в кризис

Упасть на 95% и снова подняться: петербургский бизнес в кризис

1394

Не Турцией единой…

В этом году турецкая лира упала по отношению к доллару почти на 20%, а 5–летние CDS (страховка от дефолта) сейчас достигли пиковых значений. И хотя по доле госдолга к ВВП она явно проигрывает Греции (44% против 234%), экономика крупнее, а проблемы могут аукнуться по всему миру. Особенно в Европе, где ее кредитуют испанские и французские банки.

По оценке Absolute Strategy Research, из–за давления на госфинансы под угрозой дефолта в следующем году могут оказаться 37% облигаций, входящих в базовый индекс JPMorgan. Помимо Турции самые высокие ставки на дефолт сейчас сделаны по Египту и Пакистану. Высокой вероятность дефолта рынка считают в Бразилии и ЮАР (см. графику).

"Проблемы могут начаться как в финансовом, так и в реальном секторе. Если восстановление идет недостаточно быстро, меняется спрос на экспортные товары, если банки не слишком аккуратно работают с заемщиками внутри страны — это готовая потенциально взрывоопасная смесь, влияние которой на финансовый рынок будет быстрым и негативным, — говорит Юлия Вымятнина, декан факультета экономики Европейского университета в Петербурге. — Здесь вопрос в том, спровоцирует ли это панику среди инвесторов в целом в отношении emerging markets. С одной стороны, ликвидности много, и она не сможет быстро перетечь на финансовые рынки развитых стран. С другой — инвесторы нервничают сильнее обычного, и это может привести к тому, что локальная проблема перерастет в большие проблемы у целой группы стран".

При этом обывателям покоя не дают обычно развитые экономики, такие как США и Япония с уровнем госдолга 150% и почти 300% от ВВП соответственно. Но все забывают, что обслуживать его не так дорого: из–за низких ставок Америка тратит на это лишь 2% ВВП (10% годового бюджета). Треть века назад в США эта цифра превышала 5% ВВП, хотя сам долг был в разы меньше.

Увы, того же не скажешь про европейцев — а особенно про южные страны, известные с прошлого кризиса под забавной аббревиатурой PIGS (Португалия, Италия, Греция, Испания). Той же Греции, по данным на 2018 год, обслуживание долга обходилось в 10,22% ВВП.

Свинские долги

Месяц приобретений в мире больших денег: кризис кончился?

Месяц приобретений в мире больших денег: кризис кончился?

8850

В 2010–2012 годах именно PIGS больше всего раскачали финансовые рынки и поставили под вопрос сам европейский проект. Может ли все повториться сегодня? Рынки этого не исключают, по крайней мере дефолтные свопы Италии и Греции — в "желтой зоне".

"Эти страны с 1980–х годов сидят на кредитной игле, но разница между ними есть, — рассказывает Николай Межевич, профессор СПбГУ и главный научный сотрудник Института Европы РАН (Москва). — Греция как больной человек Европы: сколько ни давай, становится только хуже. А вот Италия сравнительно недавно дошла до той ситуации, которую мы наблюдаем. Сейчас они говорят, что их экономика с точки зрения финансовой стабильности откатилась не к 2008 году, а к 1997–1998 годам. А это очень серьезно. Грецию можно проигнорировать из Брюсселя, а вот Италию нельзя, это один из столпов европейской интеграции еще со времен европейского общества угля и стали. И население выше, и степень интегрированности. Плюс, когда речь заходит о Греции или близкой к ЕС Турции, все сразу говорят: ну какая может быть финансовая дисциплина в двух странах, которые готовятся к войне. Это преувеличение, но военные расходы здесь действительно велики. У Италии такой отговорки нет".

ЕС — прежде всего геополитический проект, институциональная и экономическая базы для интеграции были слабее, отмечает Межевич. Это, впрочем, не мешало евробюрократам сделать выводы из прошлого кризиса. Итог этой "работы над ошибками" — согласие на выпуск общеевропейских облигаций на общую сумму 750 млрд евро для финансирования европейского фонда восстановления.

Экономист Сергей Гуриев даже назвал это событие "моментом Гамильтона" — отсылая к событиям 1790 года в США, когда стараниями первого американского министра финансов Александра Гамильтона долги разных штатов было решено не списывать, а погасить за счет федеральных облигаций. Считается, что это не только подтвердило надежность американского долга, но и дало импульс развитию сильного государства. "Вполне возможно, что именно июль 2020 года станет отправной точкой истории евро как полноценного глобального конкурента доллара", — пишет Гуриев.

"Коллеги любят принцип исторических аналогий, и я их понимаю, но сравнение некорректно. Америка тогда была изолированным государством, а сейчас вынуждена реагировать на внешние вызовы, так же как и сегодняшняя Европа, — возражает Николай Межевич. — Коллективный долг — это, безусловно, большой шаг, который может спасти финансовую интеграцию в Европе. Но при наличии серьезных внешних факторов это может стать и “последним камнем на шее Муму”, сильно откатив интеграцию. Непонятно, за счет чего Европа может отдавать долги. За счет дальнейшего развития сферы услуг и глобальной интеграции в мировую экономику? Но сферу услуг в значительной части составляет туризм, который как раз развит в Италии и Испании и который может снова пострадать от второй волны. За счет внешнеэкономического партнерства? С США? Смеемся. С Китаем? Смеемся. С Россией? Это не самый сильный драйвер, но даже и этого нет".

"Пока проблема переложена на всех налогоплательщиков в Европе и ответственность размазана, но долго так продолжаться не может, — считает Юлия Вымятнина. — Нормальное рыночное решение проблемы — через девальвацию валюты — для стран еврозоны невозможно. Более того, Европе в целом нужно думать о том, что менять в фискальной политике в долгосрочном плане. Население стареет, растет нагрузка на бюджет по статьям, связанным с социальным обеспечением, а значит, и госдолг продолжит расти".

Пока что "пузырь" на долговых рынках существует только в обсуждениях экономистов и заголовках прессы. Но таковы уж рынки, что когда идея набирает критическую массу, она легко материализуется.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама