Георгий Вермишев, Анна Торговцева Все статьи автора
10 августа 2020, 10:27 20099

Потерянный остров: чем обернется для Петербурга разрыв налогового соглашения с Кипром

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Россия разорвала налоговое соглашение с Кипром — ключевой юрисдикцией, через которую работает петербургский бизнес.

О необходимости повысить ставку налога на выводимые за рубеж доходы Владимир Путин говорил еще в марте. Но от слов к делу чиновники перешли только сейчас. Первой жертвой стал Кипр — после того как он отказался выполнить требования Минфина, с ним было разорвано соглашение об избежании двойного налогообложения (оно предполагает, что компания может выбрать, в какой стране платить налог). Следом российские предложения повысить ставку налога на дивиденды и процентные доходы до 15% получили также Нидерланды, Мальта и Люксембург.

Власти Кипра лишат россиян "золотых паспортов"

Власти Кипра лишат россиян "золотых паспортов"

260

Времена уже не те

По мнению Рустама Вахитова, партнера по международному налогообложению "Кроу Экспертиза", все эти страны не являются классическими офшорами (даже Кипра уже 10 лет нет в официальном списке ФНС), эксперт предлагает называть их "юрисдикции для налогового структурирования".

"Они не низконалоговые. В Люксембурге ставка налога на прибыль вообще 29,5%, это в полтора раза больше, чем в России. Но через Люксембург удобно заводить и выводить инвестиции", — говорит Вахитов. "Люксембург попадает в поле зрения, потому что с 2014 года упрощена система регистрации новых компаний, низкая ставка НДС, выгодный бизнесу налог на прибыль, ускоренная амортизация и прочие налоговые льготы и лучше защищена интеллектуальная собственность", — добавляет Владлена Варшавская, старший партнер, руководитель налоговой и административной практики юридической компании "Варшавский и партнеры".

Структурировать налоги через Кипр (налог на прибыль — 12,5%) тоже не так выгодно, как многие думают, но работать там удобно. "В России, если компания держит больше 50% долей в другой, плюс еще год владения, получаемые дивиденды освобождены от налогообложения. А если у человека стоит кипрский холдинг посредине, то он заплатит как минимум 5%. Но люди платят больше, чтобы иметь возможность распоряжаться средствами за пределами валютного законодательства. Если у вас деньги в российском холдинге, то есть ограничения на инвестиции в другие страны, в зависимости от вида сделки. А если это кипрская компания, нет таких ограничений", — рассказывает Рустам Вахитов.

"На Кипре удобные финансовые инструменты, у них удобные эффективные бизнес–структуры, используются трасты для сокрытия информации о конечном владельце. Естественно, все это приводило к тому, что там было безопасно хранить свои накопления", — говорит Владлена Варшавская.

Дмитрий Бабинер, партнер Ernst&Young, руководитель отдела корпоративного налогообложения в СНГ, считает, что все–таки в последние годы интерес к структурированию инвестиций с российским происхождением капитала через иностранные юрисдикции существенно упал. "Планомерная работа налоговых органов по борьбе с агрессивной минимизацией налогов, введение налогообложения контролируемых иностранных компаний, возможность без налогов ликвидировать иностранные компании в 2015–2018 годах и легализовать капиталы, очевидно, дали результат", — считает Бабинер.

Роль Кипра в городе

Путин предложил увеличить налог на вывод дивидендов в офшоры

Путин предложил увеличить налог на вывод дивидендов в офшоры

245

По данным ЦБ, на 1 января 2020 года на Кипр приходилось до 30% остатков прямых инвестиций в РФ ($179 млрд). Второе место у Нидерландов (8,8%), доля Люксембурга — 6,1%.

Для Петербурга это вообще особая история. Город портовый, большая доля экономики приходится на внешнеэкономическую деятельность, таким компаниям работать через Кипр удобнее, даже если в итоге платят они чуть больше. С другой стороны, именно у Петербурга велика и доля иностранных инвесторов, а они также зачастую предпочитают офшоры. "Санкт–Петербург со времен госпожи Матвиенко занял достаточно сильную позицию в части привлечения иностранных инвестиций. Приходя с инвестициями, они пытаются минимизировать свои налоги. Соответственно, эти компании, будь то турецкие или китайские, заходят сюда из офшорных юрисдикций или зон", — рассказывает Владлена Варшавская.

Рассчитать точную оценку доли этих юрисдикций в городской экономике сложно, однако бенефициары из Кипра и Люксембурга обнаруживаются среди топ–50 крупнейших компаний по выручке . По иностранным инвестициям в Петербург Кипр также всегда занимал первое место с долей в среднем порядка 30% от всех поступлений. Его активная роль видна и по динамике импорта услуг. По данным Петростата, за период 2016–2018 годов доля Кипра составила 30%, или $2,3 млрд (порядка 1,2% от городского ВРП). Кстати, второе место — у известной своими налоговыми возможностями Ирландии (8,2%, или $0,65 млрд).

"С одной стороны, эта статистика показательна, но нужно быть осторожнее, — предупреждает Анна Федюнина, директор Аналитического центра НИУ ВШЭ — Петербург. — Сейчас разные компании, например ИКТ–сектора, тоже располагаются на Кипре, но работают на российский рынок. Да, они туда тоже ушли из–за выгодных условий, но это совсем не то, что принято ассоциировать с уходом от налогов".

Что теперь будет

Как пояснил Минфин, "налог на дивиденды" начнет действовать с доходов за 2021 год, то есть время на маневр еще есть. Рустам Вахитов тоже не считает, что бизнес будет торопиться: "Многие были готовы платить сверху 5%, чтобы деньги у него были на Кипре, а не в России, но вот будут ли они готовы платить еще 15%, я не знаю. Объективно количество компаний не увеличится. Но будет ли отток массовым, тоже сложно сказать, потому что в ближайшие несколько лет все равно никто не будет ожидать дивиденды", — говорит он.

"Я думаю, большинство компаний пока еще будут искать лучшие налоговые юрисдикции, до последней возможной. Кто–то будет уходить либо в английские юрисдикции, либо в американские, а кто–то откажется от использования схем международного налогового структурирования. Находиться сейчас в юрисдикциях небольших или карликовых государств становится невыгодно", — считает Владлена Варшавская.

В Ernst&Young полагают, что остается возможность использовать так называемый "сквозной подход", планов по его отмене Минфин не заявлял. "При выплате дивидендов и процентов из РФ необходимо определить компанию или физическое лицо, которое является фактическим получателем дохода, исходя из экономического существа операции, а не ее юридического оформления. Соответственно, соглашение применяется не с той страной, компания которой получает платеж из РФ, а со страной местонахождения фактического получателя дохода. Например, российская компания выплачивает дивиденды своему акционеру в Нидерланды, но фактическим получателем дохода для налоговых целей является компания в США, в таком случае будет применено соглашение с США", — говорит Дмитрий Бабинер.

Президент ИГ "Московские партнеры" Евгений Коган вообще рассчитывает на то, что кипрская делегация скоро прилетит в Москву передоговариваться. Ведь такой большой и вкусный кусок пирога не хочется отдавать никому.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама