Александр Пирожков Все статьи автора
29 мая 2020, 23:31 10

В контексте

Финансовая отрасль пострадала от коронавирусной изоляции не больше других отраслей. Да что там — она, можно сказать, пока почти не пострадала, так как денежный оборот давно уже в основном электронный и удаленный. Но это только пока. Главные потери еще впереди.

Основа банковского бизнеса — кредитование — стремительно замедляется. Так, на прошлой неделе Национальное бюро кредитных историй сообщило, что выдача ипотечных кредитов в апреле 2020 года уменьшилась в 1,5 раза по сравнению с мартом, а по сравнению с апрелем 2019–го — на треть. Схожие данные у Объединенного кредитного бюро: в апреле 2020 года по сравнению с мартом выдача ипотеки упала на 33% по количеству договоров и на 39% — по объему.

Чистая прибыль российских кредитных организаций в апреле снизилась в 6 раз, до 32 млрд рублей, по сравнению со 190 млрд в марте. Это уже данные регулятора, Банка России. Обнадеживает, что в прошлом месяце прибыльными все еще оставались более половины, то есть 63% от общего количества банков, на которые приходилось 77% активов. Но что покажет май?

Конечно, многим бизнесам гораздо хуже. Владельцы ресторанов почти полностью лишились выручки. Доставка блюд приносит крохи по сравнению с залами. Фитнес–центры тренируют виртуально, но денег на этом не зарабатывают. И т. д. А ведь все они в той или иной степени клиенты банков. Те же арендодатели, на которых банкиры жалуются в связи с нелояльностью, вскоре вынуждены будут просить отсрочек по кредитам у банкиров, возможно — у собственных арендаторов.

В общем, в отличие от Сергея Шнурова, которому "никого не жалко, никого", автору этих строк в данной ситуации жалко всех. Накрыло бизнесменов не по–детски. Издержки сейчас они вынуждены резать нещадно. Увольнения, срезания зарплат, отказы от офисов — в кризис в ход идет все. И непонятно, когда это кончится. Ясно только, что не прямо завтра.

Однако опытные предприниматели, прошедшие не один кризис, наверняка помнят, что похожие ощущения у них были и в 2008–м, к примеру, и в 1998–м. Не исключено, что кто–то даже чувствует драйв, как будто вернулся в молодость. Да, этот кризис в чем–то особенный: никогда прежде люди, напуганные невидимой заразой, не шарахались так друг от друга. Но в предыдущие разы тоже были свои нюансы. Общим было одно: чем страшнее и безнадежнее становится окружающая действительность, тем больше шансов, что потом будешь вспоминать этот момент как время самых шикарных возможностей. Надо только сохранить ресурсы, чтобы ими воспользоваться.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама