Елена Васильева Все статьи автора
23 марта 2020, 11:56 2466

50 оттенков бизнеса. О развитии индустрии sextech

Фото: vostock-photo

Индустрия sextech все еще далека от киберпанка с секс–роботами и VR. Инвесторам интереснее решения в сфере образования и здоровья.

В широком смысле sextech — это технологии, направленные на улучшение качества интимной жизни и получение нового сексуального опыта. Это могут быть различные гаджеты, приложения для поиска партнера по фантазии, образовательные сервисы по подписке, аудио– и VR–контент и т. д. Воображение рисует яркую картину будущего, в котором партнеров заменят искусные в своем деле роботы (по опросам, на это согласны 46% мужчин и лишь 19% женщин). Но пока наиболее востребованными sextech–продуктами, в том числе и у инвесторов, являются решения в сфере образования, здоровья и сексуального благополучия.

Названы самые популярные секс-игрушки в Петербурге

Названы самые популярные секс-игрушки в Петербурге

567

Женщины сверху

На Западе бум спроса на интимные товары начался в 1970–е годы во время сексуальной революции. В Россию этот тренд пришел на 20 лет позже: первый секс–шоп был открыт в 1991 году. Как отмечает сооснователь проекта Tizzi Антон Неяскин, тогда интимные товары создавались мужчинами.

"Это были большие резиновые фаллоимитаторы, которые сами себя продавали. Главное было написать на упаковке, что будет как в фильмах. И у всех уже горели глаза", — говорит он.

Сейчас, по словам участников рынка, индустрия переживает вторую сексуальную революцию, но уже под эгидой женщин. "Я бы сказал, что 2016 год был началом новой волны. Стало появляться все больше проектов, связанных с женской сексуальностью", — говорит Андрей Ярошенко, основатель проекта Fantasy Match. Один из них — американский стартап OMGyes. Он провел подробные интервью с тысячами женщин о способах мастурбации. На основе этого исследователи выделили 10 техник и подробно рассказали о каждой из них в отдельном модуле. Заплатив $30, пользователи могли получить доступ ко всей информации. В результате еще до выпуска продукта на проект подписались 50 тысяч человек.

Меняются и сами интимные товары: вместо реалистичных игрушек приходят небольшие секс–гаджеты в минималистичном стиле.

"Мы говорим о девайсах, которые помещаются в сумочку, которые могут спокойно лежать на прикроватной тумбочке, и даже если ребенок их найдет, он не поймет, что это такое", — говорит Антон Неяскин.

Мужчины интересовались секс-игрушками: Ozon назвал заказы Петербурга к 14 февраля

Мужчины интересовались секс-игрушками: Ozon назвал заказы Петербурга к 14 февраля

364

Нарушенное табу

В прошлом году, по оценкам Tizzi, объем мирового рынка sextech составил $50 млрд, отметку $100 млрд он может преодолеть уже в 2024–м. Доля России на этом рынке достаточно скромная — около 7 млрд рублей, но зато темпы роста выше, чем в среднем по миру, — примерно 30% в год.

"В целом потенциал sextech в России — около 80–100 млрд", — оценивает Антон Неяскин.

Инвесторы пока настороженно относятся к рынку секс–технологий, но лед тронулся. Так, в прошлом году в Нью–Йорке запустили венчурный фонд Vice Ventures объемом $25 млн. Название происходит от английского vice — "порок". Фонд планирует вкладывать до $500 тыс. в проекты, которые классические инвесторы воспринимают как табу, например азартные игры, алкогольный рынок, а также товары для секса.

Еще один фонд запустили в Израиле, но уже сугубо для sextech–проектов. Intimate Capital планирует привлечь $20 млн, чтобы затем инвестировать в разработку секс–гаджетов, а также решений для интимной гигиены и лечения бесплодия и импотенции.

Сейчас основными направлениями на sextech–рынке являются образование, здоровье и sexual wellness (сексуальное благополучие). Последнее предполагает улучшение интимной жизни за счет изучения физиологических и психологических особенностей человека. По мнению участников рынка, проекты в этих сферах больше всего интересуют инвесторов.

Например, в прошлом году стартап Ferly смог привлечь на ранней стадии $1,5 млн. Это приложение, в котором на основе ответов пользователя формируется персональный курс на тему секса, включая лекции, упражнения и подкасты, а также подборка из эротических аудиорассказов. Похожий проект — приложение Lover, которое позволяет заниматься секс–просветом как одному, так и вместе с партнером, — получил $5 млн от создателя Tinder Шона Рэда и других инвесторов. Еще один кейс — это SAFE app, основанное в 2015 году. В приложении можно хранить результаты анализов на половые инфекции, показать их партнеру или записаться на тестирование. Сначала они собрали $1,2 млн и затем еще $3,5 млн на интеграцию с "сервисом знакомств без обязательств" HUD.

В России пока нет такого кластера секс–просвет–продуктов, как и нет большого интереса со стороны инвесторов.

"Венчурный инвестор готов вкладывать в проекты, но только если он понимает, что их можно продать “Яндексу”, Mail.ru, АФК “Система” или “Северстали”. Во всех остальных случаях им это неинтересно", — говорит Антон Неяскин.

"Исторически эта индустрия была очень табуирована, и отчасти у инвесторов здесь больше рисков, чем в других сферах. Но те, кто сейчас найдет свою точку G, будут находиться в стратегически выгодном положении", — говорит Андрей Ярошенко.

Смиритесь, что это нормально

В будущем sextech ждет третья волна, которая может сделать интимную жизнь еще более технологичной. "Например, это могут быть парные киберкостюмы, которые надевают два человека, чтобы заняться сексом в виртуальной реальности. При этом костюмы помогают им чувствовать все прикосновения", — говорит Андрей Ярошенко. Еще более интригующий прогноз дает портал The Future of Sex. По их мнению, в будущем нас ждут устройства, которые смогут передавать поцелуи на расстоянии, иммерсивный секс–просвет, сенсоры для усиления оргазмов, ну и, конечно же, максимально реалистичные секс–роботы, которые будут менять свое поведение в зависимости от загруженной программы.

Отчасти такие технологии уже есть на рынке. Например, девайсы, которые могут синхронизироваться с 3D–видео, или парные гаджеты, которые могут связываться друг с другом на любом расстоянии. Но массовыми они еще не стали. "Это довольно дорогие девайсы, и объемы их продаж пока очень скромные. В целом это интересное направление, но драйвером роста или развития оно не является", — говорит Дмитрий Коробицын, генеральный директор компании "Поставщик счастья". Люди покупают их в основном для интереса, а не для регулярного использования. "Мы спрашивали у наших покупателей, которые брали эти гаджеты, пользовались ли они ими. Они говорили, что 1–2 раза попробовали, и всё", — говорит Антон Неяскин.

С секс–роботами пока сложнее, но вот аренда кукол уже доступна. В 2018 году такая услуга появилась в Москве, в 2019–м — в Петербурге. Насколько она пользуется спросом, неизвестно: владельцы бизнеса не ответили на запрос "ДП", а сооснователь проекта Дмитрий Александров отказался дать комментарий, так как перестал им заниматься.

По мнению Андрея Ярошенко, технологии в сексе скорее будут развиваться в направлении взаимодействия между людьми, нежели чем между роботом и человеком. "Такие кейсы имеют право на жизнь, но я все же больше верю в человеческую страсть", — говорит он. Как добавляет Дмитрий Коробицын, роботы и VR/AR–продукты — это по–прежнему единичные линейки, которые считаются скорее интересной новинкой, чем массовым и востребованным продуктом.

В индустрии секс–гаджетов уже есть все необходимые технологии, считает Антон Неяскин. Но для их массового внедрения не хватает качественного изменения. "До Uber было огромное количество компаний, которые создали ту же технологию, но сделали это слишком рано. Основной скачок Uber произошел в тот момент, когда у всех в кармане появились дешевые китайские телефоны с хорошим интернетом и возможностью поставить GPS–точку, — говорит он. — Возможно, в случае с секс–индустрией этим скачком может стать текущая ситуация с коронавирусом. Если завтра мы все останемся дома, может, захотим воспользоваться такими игрушками. Я ставлю на популяризацию. Нам надо смириться, что секс — это нормально. А потом нужно будет сказать себе: а теперь я хочу, чтобы технологии стали частью моего секса".

Невероятно реалистичные и технологически продвинутые секс–роботы настолько далеки от того, что сейчас есть на рынке, что, можно сказать, нас от них отделяет несколько световых лет. Существующие модели обладают небольшим набором функций, приближающих их к человеку. Например, могут менять выражение лица, нагревать части тел и говорить в духе Siri. Однако я думаю, что через 2–3 года появятся новые решения. Разработчики уже пробуют внедрять более сложный ИИ и дополненную реальность, чтобы роботы воспринимались как партнеры, а не как машины. Основным препятствием для развития sextech–индустрии является стигма вокруг секса как такового. Компаниям в этой сфере сложно снять офис, найти оператора по приему платежей, который согласится с ними работать, и представлять свои продукты на крупных выставках. К счастью, с последним наметился прогресс. Так, в этом году CES (Consumer Electronics Show) сняла запрет на стенды с интимными товарами, и в результате там представили свои продукты как минимум 11 sextech–компаний.
Дженна Оусианик
Дженна Оусианик
Редактор портала The future of sex
Мне буквально 5 минут назад пришла заявка: студент из Великого Новгорода придумал устанавливать в общежитиях кондоматы, которые меняют пластиковые бутылки на презервативы. Он считает, что это вклад в экологию. Такие проекты постоянно сыплются, но сомневаюсь, что кто–то будет в них инвестировать. Если говорить о серьезных проектах, то, на мой взгляд, это все, что связано с трафиком на видеоресурсах. Он огромен, размещение там стоит намного дешевле, чем в "Яндекс.Директе". Инвесторы вкладывают в это, но никто вам, конечно, не сознается. Я лично не вкладываю, потому что в этой сфере есть юридические риски. В 2015 году мы инвестировали совместно с ФРИИ в проект CyberGame. Изначально проект был про стриминг видеоигр, но пользователи начали создавать порноконтент, с этим пришлось жестко бороться из–за рисков законодательства.
Александр Румянцев
Александр Румянцев
Венчурный инвестор
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама