Маргарита Фещенко Все статьи автора
3 марта 2020, 23:51 7028

Вещь в себе. Станет ли Петербург столицей моды

Фото: ТАСС

Уже в декабре завершится приоритетный проект Смольного "Санкт–Петербург — столица моды". И хотя большинство из запланированного тихо и "без помпы", но все же получило развитие, местные дизайнеры пожимают плечами: лучше их креативному бизнесу пока не стало. Впрочем, обещанного три года ждут, а примерно столько и отведено приоритетному проекту комитета по развитию предпринимательства.

"Столицей моды" Петербург пытается стать еще с января 2018–го, а приостановить процесс придется уже совсем скоро — в декабре 2020–го. Планы у Смольного были амбициозные: от открытия профильного кластера и разработки единого товарного знака "Сделано в Санкт–Петербурге" до организации торгово–выставочного пространства и создания бизнес–инкубатора.

Тренд к телу. Сегодня любая одежда может быть из экокожи

Тренд к телу. Сегодня любая одежда может быть из экокожи

516
Маргарита Фещенко

С какими результатами подошли чуть ли не к финальной точке? В Центре развития и поддержки предпринимательства (ЦРПП), созданном местным правительством, утверждают: почти все из запланированного уже выполнено.

"В течение 2 лет регулярно проводились образовательные мероприятия с привлечением международных экспертов — владельцев бизнеса и медийных лиц. Для начинающих дизайнеров дважды был проведен нетворкинг–форум. На базе действующих предприятий создан кластер легкой промышленности, запущен и постоянно обновляется специальный интернет–ресурс", — резюмирует Лев Кузнецов, директор ЦРПП, и добавляет, что обещанный бизнес–инкубатор появится в этом году. А вот с торгово–выставочным пространством незадача — его ввести в эксплуатацию пока так и не смогли.

"Согласно паспорту проекта, пространство предполагалось открыть с использованием внебюджетных средств. Учитывая сложную экономическую ситуацию, спонсоров для реализации проекта найти не удалось", — говорит глава ЦРПП.

Нет индустрии — нет инвестиций

В интервью "ДП" Михаил Уржумцев, глава Melon Fashion Group, уже говорил: нынешняя Россия — неблагоприятная почва для иностранного инвестирования, ведь "бизнес на одежде" волатилен сам по себе, да и экономическая ситуация в стране далека от стабильной — особенно в контексте долгосрочных вложений. Те же факторы влияют и на местных потенциальных инвесторов.

В сухом остатке — надежда на свои силы и господдержку, которой, по словам петербургских дизайнеров, совсем недостаточно.

Похоже, кожа. Имитация натурального продукта захватывает сердца и гардеробы

Похоже, кожа. Имитация натурального продукта захватывает сердца и гардеробы

471
Маргарита Фещенко

"Не только легкопрому — всему городу не хватает финансирования. Петербург из "второго города России", "культурной столицы" активно превращается в провинцию. Никто из московских брендов, звезд, редакторов журналов не сотрудничает с Петербургом именно поэтому. Вот и получается, что индустрии моды как таковой здесь нет", — делится мнением дизайнер сумок и аксессуаров Кристина Урусова.

По признанию дизайнеров, даже поддержка правительства в данном случае не всегда оказывается уместной и действенной.

"Наш бренд был одним из немногих, выигравших в конкурсе на участие в проекте "Шоу–рум № 35" (в течение 3 месяцев 23 местных дизайнера представляли свои коллекции в Гостином Дворе при поддержке правительства города. — Ред.). На нашу деятельность это особенно никак не повлияло. Сама постановка цели сделать Санкт–Петербург столицей моды, на мой взгляд, неактуальна. Мы живем в век глобализации, мода становится локальной и индивидуальной. Соревнование конкретного города за статус "столицы моды" утрачивает необходимость", — уверена Юлия Кузнецова, создательница бренда верхней одежды Initials.

Владельцы креативного бизнеса признаются: не всегда помощь "сверху" бьет туда, куда необходимо.

Так, Модный дом дизайнера Яниса Чамалиди совместно с другими профильными компаниями даже принял решение организовать свой собственный кластер — со взглядом на сферу изнутри. По задумке, его резиденты смогут объяснить власти, что же все–таки необходимо модной индустрии.

Круг без потребления

И даже успешные кейсы сотрудничества власти и бизнеса не всегда сглаживают проблемы "под ноль". Так, в интервью "ДП" дизайнер Татьяна Домбровская, которая под брендом "Патриотка" создает фантазийные кокошники, рассказала, как петербургский комитет по культуре закупил целую партию головных уборов — они заменили подарочных матрешек для гостей различных мероприятий. Тогда этот жест помог молодому дизайнеру, но все же осталось место и сложностям: например, отсутствие рекламного бюджета и необходимость модных мероприятий мирового уровня, пока все еще недоступных Петербургу на практике.

Какие еще проблемы преследуют обделенных петербургских дизайнеров? Кажется, что буквально все, которые только можно вообразить, говоря о развитии малого и среднего бизнеса.

"Позитивных изменений в легкой промышленности и креативной индустрии сейчас, по сути, нет. Дело в том, что покупательная способность падает. Ребята, которые работают рядом с нами в помещении завода, начали один за одним банкротиться и закрываться. Все бегают с криками о том, что у них совсем нет заказов, а поставщики больше не завозят новые материалы петербуржцам. Вот и получается, что если вас нет в Москве, то нет нигде", — делится пессимистичными наблюдениями Кристина Урусова.

Хотя "быть нигде" подчас можно и по другой причине, особенно если речь заходит о только недавно появившихся брендах — пока без громкого имени и сложившейся репутации. Так, в одной из петербургских компаний признаются: когда "ноунейма" еще никто не знает, ретейлеры наотрез отказываются брать бренд в свои магазины. Затем наступает этап, когда мультибрендовые независимые точки все же пускают к себе нового резидента, но взамен за пространство могут сделать наценку на любую вещь ни много ни мало 100%: например, условная рубашка стоит 4 тыс. рублей, а продают ее уже за 8 тыс. рублей. Конечно, спрос на изделия становится меньше, и дизайнер, не продав в магазине ретейлера почти ничего, получает копейки. Вот почему в последние несколько лет бренды совершают массовую миграцию в Instagram и уже не хотят иметь дела со "сборными" точками продаж, бок о бок с другими локальными брендами.

Кто–то из дизайнеров все еще не может оправиться от кризиса — время на раскачку не закончилось до сих пор, а последствия тянутся с момента создания брендов.

"Основной трудностью, с которой мы столкнулись при запуске бренда, стал кризис 2014 года. Мы существовали на тот момент около года, только начали набирать обороты, и тут случился двукратный рост курса евро. Учитывая то, что все материалы и фурнитуру мы закупаем в Европе, это неизбежно повлекло увеличение себестоимости изделий. Одновременно произошло банкротство нескольких крупных ретейлеров, с которыми мы сотрудничали на тот момент, например Podium market в Москве, интернет–магазин Names.ru. В целом ситуация до сих пор остается довольно сложной, бизнес боится инвестировать в премиальный ретейл", — рассказывает Юлия Кузнецова.

Сложности у петербургских дизайнеров не только из–за отсутствия какого бы то ни было финансирования, но и из–за общих тенденций, характерных для потребительского рынка.

Так, создательница бренда одежды Маргарита Панова признается, что недовольна тем, как после перехода "на Китай" покупатели воспринимают одежду местных дизайнеров.

"Ко мне в шоурум приходят и говорят: свитер за 3 тыс. — дорого. Но, ребята, я же вяжу из итальянской пряжи, у меня свое производство. Но многие отвечают на это: здорово, только я лучше куплю подобное в Китае за 1,5 тыс.", — говорит Маргарита Панова. И добавляет, что, по ее наблюдениям, петербуржцы в принципе мало интересуются модой и выбирают скорее практичность.

"У людей денег нет, они не покупают сумки, мы не покупаем кожу и фурнитуру, производители кожи и фурнитуры не идут в рестораны, владельцы ресторанов не идут в бутики. Получается, что страдают все", — доходчиво объясняет Кристина Урусова.

В целом дизайнеры сходятся в одном: в Петербурге есть креатив, но разрозненные единицы пока так и не могут сложиться в "мозаику" индустрии.

При этом в ЦРПП признаются: работа продолжится независимо от того, будут ли официально продлены сроки реализации проекта "Санкт–Петербург — столица моды" (решение об этом принимает правительство), ведь люди, занятые в сфере моды, такие же предприниматели, как и их коллеги из других отраслей. Да и от идеи того самого "торгово–промышленного пространства" пока тоже не отказались.

"Как уже было сказано ранее, не удалось привлечь необходимые внебюджетные средства для запуска пространства, которое бы объединило на одной площадке руководителей ведущих модных домов Петербурга. В случае, если необходимые средства будут найдены, вопрос о его реализации будет снова актуален", — обещает Лев Кузнецов, директор ЦРПП.

Дело за малым (которое на деле, как оказалось, — самое труднодостижимое): внимательнее прислушаться друг к другу.

Маргарита Фещенко

Проект «Санкт–Петербург — международный центр индустрии моды» имеет перспективы, в городской модной среде есть все предпосылки к развитию. У нас много талантливых дизайнеров, однако пока они не получают достаточной поддержки от бизнеса и власти. Главное, что может сделать государ­ство для fashion–индустрии, — выстроить мост между новичками рынка и крупными игроками. Молодые и перспективные получают в вузах хорошую теоретическую базу — история искусств, цветопередача, композиция, но им ощутимо не хватает практики. Начинающим дизайнерам для понимания бизнес–процессов необходимо сначала попасть в компанию, которая уже твердо стоит на ногах и имеет налаженное производство. Fashion–индустрия — не только творчество, это закупка тканей, организация пошива в промышленных масштабах, юридические тонкости. Тут можно посмотреть на зарубежный опыт: там существует наработанная система — студенты, которые доходят до последнего курса Лондонского университета искусств, представляют идеи и проекты модным домам, те забирают лучших к себе в штат. Кроме того, молодому рынку нужна система грантов. Создание своего бренда требует гигантских капиталовложений, а его раскрутка и продвижение тем более. Грант на аренду помещения или оплату работы швеи для пошива коллекции мог бы дать толчок многим неизвестным дизайнерам. Простым смертным нужна финподдержка хотя бы в первый год, выйти на fashion–рынок без помощи сейчас почти невозможно.
Полина Слуцкая
Полина Слуцкая
Креативный директор Санкт–Петербургского союза дизайнеров
Я никогда не чувствовал и не видел, чтобы Петербург создавал запрос на звание "столицы моды". Заголовки есть, реальной ситуации и условий — нет. В городе ужасно мало дизайнеров, способных задавать тон и создавать моду. Но, возможно, я ошибаюсь, и талантов огромный "супермаркет" — просто их сложно замечать, когда занят скорее не модой, а стилем. Городу не хватает ежегодного, масштабного, уникального мероприятия, притягивающего внимание представителей индустрии моды. Но, как ни крути, требуются годы кропотливой работы.
Евгений Прост
Евгений Прост
Художественный руководитель Walleysmark
В Петербурге проблема с тканями. В городе не много компаний, продающих их оптом. И почти все привозят старые, никому не нужные стоки. Мы нашли буквально двоих, кто импортирует более–менее современные ткани. Это очень важно: мы, как маленький производитель, не можем поехать в условный Париж и закупить километры модного сырья. Локальный производитель пока "дремлет": предоставляет дизайн времен СССР. Хотя спрос на российские ткани есть, они могут быть и дешевле, и качественнее. Но все упирается в то, что у местных не продаются уже существующие ткани, а значит, нет денег на покупку оборудования для создания современных. Все упирается в одну и ту же точку.
Марина Максимова
Марина Максимова
Дизайнер и создательница бренда Nade
Петербургский сегмент в индустрии моды становится всё более популярным в стране и за рубежом. Именно в этом регионе дизайнерские разработки и проекты стали активнее внедряться в производство, что, в свою очередь, повышает их востребованность в других регионах России. Среди преимуществ города в этой сфере — и географический фактор, способствующий продвижению фэшн-сегмента и, в целом, инновационных проектов и товаров легпрома в зарубежье. Поэтому вполне имеются основные предпосылки для формирования международного кластера именно в Петербурге. Прежде всего, требуется целенаправленная, комплексная поддержка со стороны государства, если оно заинтересовано в этом отраслевом направлении, что имеет место во многих индустриальных странах Среди возможных мер поддержки — например, льготный налоговый режим для формирования кластера и его функционирования; хотя бы косвенное участие в финансировании кластера и в продвижении его продукции, его проектов внутри и вне страны. Это, к примеру, и «щадящие» ставки аренды недвижимости для размещения производств, экспозиций.
Андрей Разбродин
Андрей Разбродин
Президент Союзлегпрома (Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности)

В контексте

У Петербурга был успешный опыт создания автомобильного и фармкластеров. С текстильной промышленностью властям явно не хватило решимости.

О временах, когда Петербург действительно был столицей моды, напоминает креативное пространство «Ткачи». Но после открытия границ в 1990–е неконкурентоспособность советской легкой промышленности стала очевидной, а объемы производства тканей в России упали в 5 раз. С тех пор рынок так и не восстановился. Сейчас доля производителей кожи, одежды и текстильных изделий в обороте обрабатывающей промышленности — 1 %. Показатели настолько невелики, что могут расти и на 30 % (как в 2019 году случилось с производством одежды), но глобально в городской экономике эти движения мало заметны.

Да, в массовом сознании «сделано в России» уже не ассоциируется исключительно с низким качеством, у потребителей есть желание довериться отечественному производителю. Но россиянам пока банально не хватает денег, чтобы оплатить такую роскошь — именно роскошь, потому что по–настоящему классные линейки, как правило, дороже импорта. Это вопрос масштабирования бизнеса и, возможно, более продуманных льгот.

Простой пример. По данным Fashion Consulting Group, в 2019 году российский fashion–рынок сократился на 3–4 % (до 2,26–2,29 трлн рублей). Спад продаж обусловлен снижением потребительского спроса, инфляцией, повышением НДС с 18 до 20 % плюс ростом долговой нагрузки населения. По данным Nielsen, на одежде экономят 56 % россиян. Спрашивается: какой новый кластер может появиться в таких условиях? Отдельные субсидии — это отлично, но о них нужно, во–первых, знать, а во–вторых, со брать немало документов. Ярмарки и выставки — тоже классно, можно показаться миру и после сбежать работать в Милан, вот только покупательную способность россиян они никак не увеличат. Получается, мы лечим симптомы, но не причину болезни.

Льготный НДС кажется гораздо более простой мерой, но политической воли снизить налоги у властей нет. Нередко новые кластеры у нас формируются независимо от начальства, просто потому что сложились все внутренние условия. Например, IT–сфера. Почему она так успешна? Потому что Петербург удачно совместил дешевизну рабочей силы, высокое качество жизни и высокий уровень образования с глобальным спросом. Никаких дополнительных мер не понадобилось. Сейчас внутри IT выкристаллизовывается кластер игровой индустрии, и там тоже большие перспективы, поскольку спрос на наши мобильные игры есть по всему миру. На игры, но не на одежду. Пока это не изменится, модной столицы из нас не выйдет.

Георгий Вермишев

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама