Георгий Вермишев Все статьи автора
27 февраля 2020, 10:04 633

Затишье перед бурей. Статистика пока не фиксирует влияния коронавируса на петербургскую экономику

Фото: ТАСС

Но даже при худшем сценарии бизнес сильно не пострадает, успокаивают эксперты.

После того как число заболевших коронавирусом начало расти в Италии и Южной Корее, капиталисты по всему миру занервничали. По оценкам Oxford Economics, в случае глобального распространения болезни мировой ВВП потеряет свыше $1 трлн (–1,3% при прогнозах роста на 2,5%), а США и Европу может ждать рецессия. Если болезнь удастся локализовать в Азии (что уже под вопросом), потери составят $0,4 трлн (–0,5% роста).

Грузовая лихорадка. Эпидемия коронавируса начинает менять конфигурацию рынка перевозок

Грузовая лихорадка. Эпидемия коронавируса начинает менять конфигурацию рынка перевозок

6422
Алексей Стрельников

Страх на опережение

Пока что неочевидно, какое влияние на экономику оказывает даже карантин в Китае. Хотя жизнь в стране парализована, официальной статистики мало. Известно, например, что продажи легковых автомобилей в первые 2 недели февраля там рухнули на 92%. Звучит пугающе, но МВФ считает, что ВВП страны замедлится лишь на 0,4% (до 5,6%). Официальный Пекин также утверждает, что негативные эффекты будут краткосрочными.

Не поспевают и опережающие индикаторы. В январе производственный индекс PMI в Китае, рассчитанный по результатам опросов менеджеров компаний, оставался на уровне 50 единиц (все, что ниже этой отметки, считается предвестником спада). Февральские данные будут точно хуже — по прогнозам аналитиков, индекс упадет до 46 единиц. Но их опубликуют лишь 29 февраля.

А вот в США предварительные индексы за февраль уже вышли, и ничего хорошего. Производственный PMI упал с 51,9 до 50,8, сервисный — с 53,4 до 48,4. С другой стороны, неплохо отчиталась Европа: там индекс PMI, вопреки прогнозам, вырос. Правда, все опросы проводились до начала паники вокруг вспышки вируса в Италии. Обновленные данные выйдут 2 марта.

Бюджетно готовы

Если все худшие прогнозы сбудутся, Россия по крайней мере выглядит подготовленной к кризису: бюджет в профиците, сальдо торгового баланса положительное, золотовалютные резервы велики как никогда. И даже просевший в начале февраля рубль (+2,6%) — это скорее плюс, а то экспортеры уже начали переживать за слишком крепкую национальную валюту.

"На экономике Петербурга это скажется меньше, поскольку мы не являемся нефтяным регионом, — считает Дмитрий Кумановский, начальник аналитического отдела ИК "ЛМС". — Другой вопрос, что упадет экономика России в целом, и это уменьшит поток товаров через наши порты. Сокращение может быть до 10%. Сейчас в Китае уже отменяют НДС для пострадавших регионов. Если уж там вводят такие меры, то и Россия, имеющая профицитный бюджет, вполне может пойти на временную поддержку пострадавших отраслей".

Замедление российской экономики возможно, но все–таки это не будет рецессия, считает директор офиса продаж "БКС Брокер" Вячеслав Абрамов. "Внутренний спрос не растет, реализация национальных проектов будет идти тяжело в отсутствие внешних инвестиций, соответственно, возможно снижение роста российской экономики с прогнозируемых 1,7 до 0,5–0,7% по итогам года", — констатирует эксперт.

Без тревожных симптомов

Пока что статистика не отразила негативного влияния коронавируса на петербургскую экономику. Есть косвенные цифры. В Минфине заявили, что Россия каждый день теряет из–за падения товарооборота с Китаем 1 млрд рублей. Учитывая долю Петербурга, получается, что город теряет по 65 млн рублей в день. Не так уж много, но вопрос: как долго терпеть?

Не дает ответов и январская статистика, опубликованная Петростатом. Промышленный рост есть (+4,4%), но вот сферы, его обеспечивающие, поменялись. Так, в первый месяц 2020 года сильно выросло производство готовых металлических изделий (+47,6%), а также транспортных средств и оборудования — это судостроение и производство локомотивов (+21,9%). Кроме того, сразу на 37,4% вырос такой показатель, как "ремонт и монтаж машин и оборудования".

"Рост промышленного производства в данной категории, вероятнее всего, связан с увеличением инвестиций в основной капитал в 2018–2019 годах, — предполагает Филипп Бражников, ведущий аналитик Центра прикладных исследований и разработок НИУ ВШЭ — Санкт–Петербург. — На фоне общего сокращения производства в категории "ремонт и монтаж оборудования" в 2016–2018 годах наблюдаемый рост скорее свидетельствует о краткосрочных изменениях в отрасли. На сегодняшний день объемы производства не достигли докризисных показателей и зависят от инвестиционной активности предприятий".

С другой стороны, минус зафиксирован в крупнейших по обороту отраслях. Обеспечение электрической энергией, газом и паром из–за теплой зимы сократилось сразу на 12,3%. Производство пищевых продуктов упало на 5,8%. Автокластер тоже в кризисе: производство автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов упало на 4,1%. Если автопром сработает в ноль по итогам года, это будет позитивным результатом, считает Михаил Чаплыгин, генеральный директор "Auto–Dealer–СПб".

"По нашим данным, в январе производство автомобилей в Петербурге сократилось на 5%, но, если сравнивать с динамикой по России в целом (–16,5%), это хороший результат, — говорит эксперт. — Hyundai работает на пределе возможностей. Что касается других производителей, то у двух моделей Toyota, выпускаемых в Петербурге, стабильный спрос, вряд ли здесь будет взрывной рост. А Nissan, похоже, в марте ждет остановка из–за недостатка комплектующих из Китая".

Доходы, которых не видно

Самым загадочным трендом января стал рост оборота розничной торговли. В Петербурге показатель вырос сразу на 3,6%. В Альфа–Банке ситуацию связывают с общим ростом благосостояния.

"За этим стоит превышающий ожидания рост номинальных зарплат в самом конце 2019 года. Хотя в среднем в 2019–м они выросли на 7,5%, в декабре их рост достиг 10,1%. Это привело к сильному росту реальных зарплат на 6,9% год к году", — указывает в своем обзоре главный экономист Наталья Орлова.

"Мы видим поток положительных оценок Росстата, но, к сожалению, не можем подтвердить эти данные, — говорит генеральный директор INFOLine Иван Федяков. — Некоторые сегменты чувствуют себя очень нехорошо, например одежда. Другие откровенно стагнируют, в обороте продуктов питания мы видим рост в пределах 1%. Поэтому мы связываем такой оптимизм Росстата с внедрением онлайн–передачи данных в налоговую инспекцию и постепенным обелением рынка. В статистику просто начинают попадать ранее неучтенные обороты".

Вполне симптоматично на этом фоне смотрится отчетность петербургского ретейлера "Лента". По итогам 2019 года компания получила чистый убыток 2,1 млрд рублей, при этом выручка выросла всего на 1%, до 417,5 млрд рублей. Это учитывая, что в прошлом "Лента" считалась одним из самых высокоэффективных игроков.

Уже в феврале на розничную торговлю может начать давить "китайский" фактор, отмечает Наталья Орлова. Из–за снижения расходов нерезидентов оборот розницы в целом по России может оказаться на 1 процентный пункт ниже январского (1,7% против 2,7%). Куда денутся деньги несостоявшихся китайских туристов, уже известно. Из–за вспышки коронавируса запертые дома жители скачали рекордное число мобильных игр (рост составил 40%).

Так что не надо печалиться: даже коронавирус открывает бизнесу новые возможности.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама