Антон Мухин Все статьи автора
17 января 2020, 07:04 937

Мыс робкой надежды. Надо ли апеллировать к допетровской истории, борясь с новым офисом "Газпрома"

Фото: Интерпресс

После того как "ДП" написал во вторник, что "Газпром" проводит архитектурный конкурс на застройку Охтинского мыса, общественность поднялась на борьбу за сохранение остатков Ниеншанца. И как бы не погубила этим все дело.

"Охта Центр" в горизонталь. "Газпром" проводит закрытый конкурс на застройку Охтинского мыса

"Охта Центр" в горизонталь. "Газпром" проводит закрытый конкурс на застройку Охтинского мыса

10106
Вадим Кузьмицкий

В среде петербургской интеллигенции распространено мнение о недооцененности допетровской истории этой земли — Ниеншанца, шведов, новгородцев и вот этого всего. Которая специально отодвинута на задний план в угоду радостно подхваченному потомками пушкинскому мифу о том, как "на берегу пустынных волн", где только и были что приюты убогих чухонцев, с нуля возник прекрасный город.

Но никакого секрета нет. Про крепость Ниеншанц, располагавшийся на другом берегу Охты город Ниен, село Спасское напротив через Неву и еще десятки более или менее крупных населенных пунктов, дороги на Новгород, Нарву, Шлиссельбург и Выборг можно прочесть в первой главе любого учебника по истории города. То есть дело не в том, что этот пласт истории неизвестен. Дело в том, что он невостребован. И абсолютно справедливо.

Конечно, для города с 300–летней историей заманчиво продлить ее еще на век. И тем более еще сильнее приникнуть к европейским корням. Но эта попытка жалкая. Для Европы, где каждый второй крупный город — бывший римский военный лагерь, ни 300, ни 400 лет не являются впечатляющим сроком. Тем более что во многих из них (если только Бог уберег от американских летающих крепостей) рядовая фоновая застройка центра на пару сотен лет старше наших самых древних памятников.

Не возраст, а именно единомоментность рождения по высочайшей воле — вот главная идеологема Петербурга. И хотя от собственно петровского Петербурга почти ничего не осталось, мы живем этим прекрасным мифом об императоре, по мановению руки которого он поднимается из болот, вопреки природе и времени. Поменять его на лишние 100 лет существования в виде деревушек и уездного города Ниена с дерево–земляной крепостью? Извините.

Тем более что представить, как это все воплотится в жизнь, довольно сложно. Откапывать земляной вал и говорить, что он — наша местная древность типа римских терм Каракаллы или константинопольской Святой Софии, немного смешно. Восстанавливать всю крепость вместе с Ниеном (на том берегу как раз есть немного свободного места), ставить там фанерные домики и сажать ряженых — пошло. Довольно с нас и Рождественской ярмарки на Манежной площади.

Из этого, конечно, не следует, что офисное здание — лучшее применение для этого места. Лучшее применение для любого пустого места в центре города, тем более такого, фактически второй Стрелки, — парк или площадь. И, конечно, место с историей лучше места без истории. Но в данном случае эта история вступает в конфликт с главным городским мифом и может быть равнодушно встречена местной общественностью. Поэтому если вторая битва с "Газпромом" за Охтинский мыс и может развернуться, то вряд ли под флагом возвращения к историческим корням.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама