Лия Левинбук Все статьи автора
14 января 2020, 08:45 360

Взыскание через микроволновку. О потребительском экстремизме

Потребительский экстремизм, или, как мы его называем, "злоупотребление правом", — на деле история вовсе не про обычных покупателей, а про юристов, которые занимаются сутяжничеством с целью выбивания денег из компаний. Это бизнес, поставленный на рельсы благодаря правовой неопределенности. И таких случаев в компаниях тысячи.

Про запас и на заказ. Рынок производства мебели может потерять позиции

Про запас и на заказ. Рынок производства мебели может потерять позиции

8768
Маргарита Фещенко

Судятся в основном по дорогой технике. И за гаджет стоимостью 90 тыс. рублей с продавца могут взыскать около 400 тыс. Например, бывали случаи, когда телефон клали в микроволновку, чтобы вывести его из строя. А через полгода подавали в суд, прикладывая результаты экспертизы о том, что телефон не работает, и подтверждение, что обращались в магазин. При этом, например, пункт выдачи заказов давно закрыт.

Суд выносит решение — взыскать с ретейлера 1% от цены товара за каждый день просрочки: за то, что в досудебном порядке не урегулировал спор с покупателем. А, напомню, магазин не знал про этот спор. То есть за полгода набегает 180%, а также возвращенная цена товара, плата за моральный вред, расходы на экспертизу и к тому же еще 50%–ный штраф со всей этой суммы.

Так что требуется уточнение закона, чтобы его нормы однозначно трактовались судами.

Рынок электронной коммерции растет и достиг уже 5% от всего розничного российского оборота. Немалый вклад в такое стремительное развитие внесли маркетплейсы. По сути, это торговый центр, только в интернете. Они удобнее обычных ТЦ, в том числе по причине большого числа вариантов получения товара. Это, наверное, самый комфортный торговый центр, который сейчас придумал человек.

Если говорить о сравнении российских онлайн–магазинов с иностранными, то конкуренция все расставит на свои места. У нас очень перспективный рынок, у которого большой потенциал развития: места на нем хватит всем.

Тем не менее во всем мире — и Россия здесь не исключение — задумываются о том, как создать условия по поддержке внутреннего производства, защитить потребителя от опасных товаров, обеспечить безопасность оплаты. Поэтому вопрос трансграничной торговли рассматривается комплексно и с учетом того, что данная форма является внешнеэкономической деятельностью. Это довольно сложная тема: вопросы возникли в эпоху стремительного развития цифровых услуг, при этом законодательства всего мира абсолютно устарели.

Если возвращаться к локальному рынку, то здесь одежда и обувь, а также электроника — самые популярные категории товаров: они составляют около 60% рынка. Мебель и товары для дома в прошлом году показали достаточно большой объем продаж, который составил 123 млрд рублей (10,7% от локального рынка интернет–торговли).

Также важным сегментом е–commerce стала доставка продуктов питания и готовой еды. Такие категории открыли для себя в этом году почти все маркетплейсы.

Маркетплейс — это торговый центр: он открыт для всех. У нас на рынке довольно большая конкуренция между ними, поэтому поставщик может найти себе ту площадку, где условия лучше.

Я же, как покупатель, постоянно дрейфую от одного маркетплейса к другому в поисках более выгодного предложения. Не это ли борьба за клиента?

Лия Левинбук, вице–президент Ассоциации компаний интернет–торговли России

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама