Михаил Соколов Все статьи автора
14 октября 2019, 10:24 500

Говорить не о чем. В России нет среднего класса

Средний класс — это исторически возникшая в капиталистических обществах группа, члены которой имеют в большинстве случаев высшее образование, доходы существенно выше средних, имеют характерные занятия (специалисты, преподаватели, руководители среднего звена), а также разделяют определенные правила поведения и ценности. Ожидается, что они интересуются политическими и культурными новостями и имеют по их поводу свое мнение, умеют есть ножом и вилкой, часто придерживаются прогрессивных убеждений, озабочены экологией.

Бремя среднего класса: каждый считает его по–своему 

Бремя среднего класса: каждый считает его по–своему 

1015
Иван Воронцов

Скажем, в США для определения среднего класса часто используют только степень в колледже. Потому что те, у кого есть высшее образование, как правило, имеют неплохие доходы и едят ножом и вилкой. Проблема в том, что в некоторых других странах — включая Россию — все эти признаки связаны гораздо слабее.

На протяжении 2000–х годов категорией занятых с самыми высокими заработками были квалифицированные рабочие. В сентябре Минтруд шокировал всех, представив список вакансий с самой большой зарплатой. Лидировал механик по ремонту оборудования в рыбодобывающей промышленности (430 тыс. рублей — больше, чем ректоры многих университетов).

В этих условиях идентификация среднего класса превращается в игру с определениями. Добавили мы один критерий — в категорию среднего класса попали одни люди. Взяли другой — совершенно другие. В некоторых работах российские социологи считали критериями наличие определенного списка материального имущества, включающего машину, телевизор и ковер. Большинство столичных хипстеров с вполне европейскими зарплатами не прошли бы по этим критериям сегодня. Потому что считают ковер и телевизор дурным вкусом, а вместо машины ездят на такси, чтобы не заботиться о парковке.

Скажем, сегодня мы считаем критериями наличие высшего образования и автомобиля. Тогда его объем изменится завтра, если часть высокообразованных проникнутся идеями Греты Тунберг и откажутся от частного автотранспорта. А их машины купят не такие образованные и сознательные. Тогда тоже кто–то объявит об упадке среднего класса, хотя абсолютное число машин и людей с дипломами и не изменится.

Резюме: по–хорошему, в России не стоит говорить о среднем классе вовсе. Есть, разумеется, люди со средним уровнем доходов и уровнем доходов выше среднего, но заявлять, что они образуют группу с какими–то еще признаками, — значит делать мало на чем основанные допущения.

Михаил Соколов, профессор факультета социологии и философии Европейского университета в Петербурге

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама