Иван Хлебов Все статьи автора
15 сентября 2019, 11:26 109

Дом бизнесмена из многодетной семьи: история здания на улице Марата, 31

Фото: Сергей Ермохин

Есть такие люди, про которых принято говорить, что их при рождении бог поцеловал в маковку: все–то им удается, за что ни возьмутся — все у них получается. Когда смотришь на историю купеческой династии Барышниковых, которой принадлежал дом на Николаевской ул., 31 (ныне — ул. Марата), возникает ощущение, что это семейство было перецеловано почти поголовно.

Ресторан "убийцы многих мяс": Гороховая улица, 8

Ресторан "убийцы многих мяс": Гороховая улица, 8

103
Иван Хлебов

Как кружева плетет

Яков Барышников, которого можно числить основателем династии, был крепостным крестьянином в одной из приволжских деревень. К земледельческому труду он тяги особой не испытывал, но зато была у него коммерческая жилка, так что в какой–то момент стал он едва ли не более зажиточным, чем его помещик. Как следствие, и образ жизни он вел совсем не крестьянский. В частности, сына своего Александра отправил учиться сперва в приходское училище, а потом — и в училище уездное, где помимо Закона Божьего, арифметики и чистописания преподавались история, география, черчение с рисованием, физика и вполне серьезная математика. Правда, согласно уставу 1828 года, это учебное заведение предназначалось не для крестьян, а "детям купцов, ремесленников и других городских обывателей", но Яков был почти что купец, да и денег у него куры не клевали, так что на происхождение ученика просто закрыли глаза. В гимназию, предназначенную для детей дворян и чиновников, крестьянского сына было уже не устроить, так что Александру Яковлевичу пришлось образование продолжать самостоятельно. Чем он с успехом и занялся, изучив три языка и приобретя недюжинные знания в естественно–научных дисциплинах. А еще он в деталях изучил все тонкости купеческого промысла, так что собственное 30–летие встретил солидным человеком, столичным гостинодворским второй гильдии купцом, владельцем двух лавок и трех складов. Торговал он уже не рядном и миткалем, как его отец, а кружевами да лентами, заказывая товар и в Вологодской губернии, и в заграничных Льеже и Брюгге.

Взрастил архитектора

Не особенно выставляя напоказ свое финансовое благополучие, Александр Яковлевич был тем не менее человеком очень влиятельным. Настолько, что даже министерский "указ о кухаркиных детях" не помешал ему дать сыновьям и дочерям — а их у него было десять — и гимназическое, и высшее образование. Старший сын — Александр Александрович — должен был стать наследником отцовского бизнеса, но с благословения родителя выбрал иную стезю — стал инженером. Окончив Институт инженеров путей сообщения, на железной дороге он проработал недолго. Гораздо больше его привлекала архитектура. А тут и случай выдался подходящий, чтобы попробовать свои силы: Барышников–старший купил участок земли на Николаевской улице — ныне улице Марата — и решил построить там дом. С одной стороны — чтобы решить квартирный вопрос своего многочисленного семейства, а с другой — чтобы диверсифицировать собственный бизнес, благо на ту пору сдача квартир внаем была делом чуть ли не более выгодным, чем разработка золотого прииска.

Квартира–замок

Для создания проекта будущего семейного гнезда был нанят модный архитектор Василий Шауб. Но он был так завален заказами, что строительство грозило затянуться. И тогда Александр Александрович взял дело в свои руки. Первоначальный скучноватый эклектический проект отправился в корзину, и дом был выстроен в новейшем стиле модерн — с богатым декором и использованием современнейших для своего времени строительных технологий. Хозяйская квартира была гигантской, в 15 комнат, — занимала целый этаж. Два десятка квартир под сдачу были скромнее, но тоже не маленькими и оборудованными по последнему слову техники — с электрическим освещением, водопроводом и ватерклозетами. В общем, завидный получился дом. С него и началась карьера Барышникова–младшего как архитектора. Чего он только не строил за следующие 20 лет — загородные и городские дома, маяки, мосты, церкви! А еще, будучи человеком, одаренным всесторонне, — писал портреты, профессионально играл на виолончели и даже сделал собственный перевод гетевского "Фауста", благосклонно принятый столичной окололитературной публикой. К слову сказать, квартира Барышниковых была своего рода точкой притяжения для литераторов Петербурга, местом проведения многочисленных журфиксов с участием популярнейших писателей и поэтов.

После революции дом был, разумеется, национализирован, но Барышниковы остались в своем жилище. Не в 15 комнатах, конечно, но тем не менее. Так что Александр Александрович скончался в 1922–м под крышей собственноручно построенного дома и в окружении семьи. А потомки этой крестьянско–купеческо–архитектурной династии живут в Петербурге и сегодня. Правда, уже по другим адресам.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама