Евгений Петров Все статьи автора
12 сентября 2019, 00:05 6148

Интимный вопрос. АСВ раскрыло персональные данные заемщиков обанкротившегося Татфондбанка

Фото: ТАСС

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) отчиталось о продаже пула ипотечных кредитов обанкротившегося Татфондбанка. Покупателем прав требований по кредитам выступил Совкомбанк, предложивший за 1319 кредитов 1,11 млрд рублей. В документах на тендер, опубликованных на торговой площадке, АСВ раскрыло персональные данные заемщиков: полные имена и фамилии, регион проживания и даты заключения договоров.

В пул из 1319 кредитов вошли заемщики из 14 регионов страны. По Петербургу АСВ под руководством Юрия Исаева (на фото) продало права требования задолженности по 99 заемщикам. У каждого второго из них не очень распространенная фамилия. Одного "ДП" нашел за несколько минут — им оказался учредитель и гендиректор компании в сфере услуг. После детального изучения персоналий в списке АСВ можно сделать вывод, что как минимум треть перечисленных заемщиков были или являются индивидуальными предпринимателями, руководителями или собственниками бизнеса.

Бывалый банкир получил высокий пост. Александр Пустовалов стал председателем совета директоров "Александровского"

Бывалый банкир получил высокий пост. Александр Пустовалов стал председателем совета директоров "Александровского"

609
Евгений Петров

Бизнес перечисленных заемщиков из–за раскрытия конфиденциальной информации может столкнуться с определенными сложностями в будущем.

Во–первых, большинство крупных или государственных компаний перед заключением контракта всегда проверяют деловую репутацию будущего исполнителя, в том числе ищут и изучают информацию о руководителе из открытых источников (то есть из интернета).

Во–вторых, банки в рамках закона о противодействии легализации доходов № 115–ФЗ также требуют от клиентов проверять репутацию собственных бизнес–партнеров. Опубликованные данные о наличии ссудной задолженности у предпринимателей, проданной на торгах в рамках процедуры банкротства, могут быть интерпретированы как негативный фактор. Действия АСВ не противоречат закону. Но сами заемщики пока не в курсе, что их долги продали.

В марте 2016 года Татфондбанк был выбран санатором банка "Советский", однако уже в декабре 2016–го Банк России ввел в Татфондбанк временную администрацию. В апреле 2017 года банк признан банкротом, срок конкурсного производства постоянно продлевается. Очередной отчет конкурсного управляющего арбитражный суд должен был заслушать вчера, 11 сентября. По информации АСВ, сумма обязательств банка перед кредиторами на момент отзыва лицензии составляла 182 млрд рублей, из них перед вкладчиками — 72 млрд рублей. На конец июля 2019 года удовлетворено 15,8% требований кредиторов, включенных в реестр.

Покупка на вырост

В апреле текущего года АСВ уже выставляло на продажу данный пул ипотечных кредитов, торги из–за отсутствия заявок были признаны несостоявшимися. В материалах торгов фигурировали 1455 кредитов стоимостью 1,34 млрд рублей. Из общего количества 117 заемщиков проживали в Петербурге и Ленобласти.

Тренд на накопление. Почему люди боятся тратить заработанное
Авторская колонка

Тренд на накопление. Почему люди боятся тратить заработанное

57

Вероятно, для новых торгов АСВ изменило структуру пула, снизив его стоимость. В результате Совкомбанк подал единственную заявку и купил 1319 прав требований по ипотечным кредитам за 1,115 млрд рублей при установленной цене 1,129 млрд рублей, снизив первоначальную стоимость на 13,9 млн рублей. Любопытно, что в официальном уведомлении кредиторов на сайте АСВ, опубликованном по итогам торгов, указана сумма продажи 1,129 млрд рублей.

На момент подготовки материала АСВ не уведомило заемщиков о заключении с Совкомбанком договора о передаче прав требования по кредитам. По информации "ДП", заемщики также не были уведомлены и о том, что кредиты будут проданы новому кредитору и погашать их придется по новым реквизитам.

По сообщению ряда СМИ, в период работы временной администрации в Татфондбанке в 2017 году более 20 тыс. заемщиков столкнулись с тем, что АСВ не проводило погашение кредитов, передавая информацию о просроченных платежах в бюро кредитных историй. Заемщик, права требования по кредиту которого были проданы Совкомбанку, подтвердил "ДП" факт "испорченной" кредитной истории, сообщив, что только письменные обращения в Банк России помогли исправить ситуацию. По его словам, процесс занял продолжительное время, в течение которого другие банки отказывали в новых займах.

Как сообщили в Совкомбанке, все заемщики после перехода прав будут уведомлены в порядке, установленном законом.

По подсчетам "ДП", Совкомбанк приобрел требования по ипотечным кредитам жителей Петербурга на сумму 150–175 млн рублей. По данным Банка России, на 1 января текущего года его ипотечный портфель в регионе достиг 2 млрд рублей, увеличившись за год в 2 раза (ЦБ после этой даты перестал раскрывать региональную структуру портфелей банков по ипотечным кредитам). Общая задолженность жителей города по ипотеке на начало февраля превышала 388 млрд рублей.

В банке не стали раскрывать объем портфеля на текущую дату, отметив, что без учета выкупленного пула кредитов рост ипотечного портфеля за 7 месяцев 2019 года составил 7%.

Навык продавца

Банки часто проводят сделки по продаже ипотечных портфелей друг другу, однако чаще всего публично о сделках не распространяются. Поэтому полной информации об объемах сделок и персональных данных заемщиков в открытом доступе нет.

"Выдавать ипотечные кредиты и сразу продавать невозможно. Большую ценность для покупателей имеют "вызревшие" портфели, платежи по которым имеют постоянный характер, — говорит Сергей Михайлов, директор инвестиционного департамента Абсолют Банка. — Необходимо иметь статистику платежей по сформированным портфелям, а по кредитам, включенным в портфели, должно пройти, как правило, от трех до шести платежей".

"Банки следят за нормативами и в определенные моменты вынуждены изменять структуру своих активов. Ипотечные кредиты длительные, и задача не всегда достигается коммерческими мерами. Например, повышение ставок по ипотеке сократит приток новых кредитов, но не повлияет на уже существующий портфель, — поясняет Роман Ромашевский, финансовый директор финтех–маркетплейса VR_Bank. — Кроме того, у банков меняется стратегия развития, и активное наращивание ипотечного портфеля у Совкомбанка — характерный пример. Ранее банк специализировался на розничном краткосрочном кредитовании и банковских картах".

По его словам, при банкротстве банка портфель даже высококачественных кредитов может быть продан с большим дисконтом. "В данном кейсе 175 млн рублей — крайне незначительная сумма для Совкомбанка (0,02% от активов), поэтому речь идет о доходной сделке. Основной риск для банка–покупателя заключается в качестве кредитного портфеля, для клиента неудобства могут возникать при оформлении документов, например справок для возврата НДФЛ, при погашении закладной", — отметил Роман Ромашевский.

По мнению опрошенных "ДП" юристов, АСВ в конкурсной документации могло вместо полных имен и отчеств заемщиков публиковать инициалы, что затруднило бы идентификацию.

"АСВ давно практикует публикацию данных заемщиков в рамках банкротства или ликвидации банков, в которых выступает конкурсным управляющим и продает денежные требования на торгах, — комментирует Вадим Ковалев, юрист корпоративной практики Capital Legal Services. — Часть данных потенциально позволяют идентифицировать конкретного человека, что можно считать персональными данными".

Как подчеркнули в АСВ, обработка персональных данных без согласия их субъекта допускается для выполнения возложенных на оператора, то есть АСВ, функций.

"В данном случае конкурсный управляющий банка осуществляет обработку персональных данных и публикацию сведений о заемщиках вне зависимости от их платежной дисциплины в целях исполнения требований закона "О несостоятельности (банкротстве)" в рамках процедур реализации имущества", — сообщили в пресс–службе АСВ.

В контексте

В сделках купли–продажи в выигрыше обе стороны: одна зарабатывает, вторая — избавляется от ненужной вещи. О страданиях этой вещи, которую передают из рук в руки, никто и не задумывается. А ведь именно от настроения ипотечных заемщиков зависит прибыль продавца и покупателя.

Современной российской ипотеке больше 20 лет, за эти годы заемщики испытывали стрессы из–за резких скачков валюты, массового банкротства застройщиков, алчности банкиров при малейшей задержке очередного платежа или после отказов в выплате страховки.

Деньги — вопрос интимный, страдальцы переживают свои муки наедине с банками. А ведь негативный опыт мог бы резко повысить финансовую грамотность сограждан. Над решением этой задачи бьются лучшие экономические умы и руководство профильных министерств при участии ЦБ РФ.

Принцип, когда кредит берут только потому, что его дают, пусть и медленно, но сходит на нет: в потребительском кредитовании научились считать проценты и читать мелкий шрифт. С ипотекой все гораздо сложнее. Сумма кредита и единственное жилье при малейшей жизненной неприятности почти всегда приводят к трагедии маленького человека. Регламенты и требования банкиров, якобы порожденные регулятором, превращают кредитора в бездушную машину, не готовую идти ни на какие уступки. Страховки и личное банкротство тоже не всегда являются панацеей.

Банки, безусловно, не фонд милосердия или институт благородных девиц. Взял кредит — возвращай с точностью до копейки. И владелец руки, просящей кредит, смиренно соглашается с будущими требованиями, процентами и штрафами и даже не предполагает, что у него могут быть законные права.

И когда банк продает закладную по кредиту налево, а то и вовсе лопается, заемщики всегда остаются никому не нужными. В кредитных договорах не предусмотрены штрафные санкции или пени в обратную сторону, которые банк–банкрот из своей конкурсной массы или АСВ стали бы платить заемщику. За бессонные ночи, междугородные телефонные переговоры, потраченные часы на попытки выяснить, кому же теперь платить и как снимать обременение.

Ведь у бывшего клиента, помимо обязательных ежедневных утренних туалетных процедур, появляется новая обязанность: ежедневный мониторинг сайта АСВ или банка–кредитора для поиска уведомлений, кому платить по кредиту. Если вдруг ошибется и не заметит — моментально начислят пени и штрафы, что кратно повышает риски потерять квартиру. И никто не может заставить банки и санаторов работать честно и по совести: не почтой РФ сообщи, что купил мой кредит, а всеми известными тебе способами связи.

Даже обанкротившиеся банки защищены законом, а их заемщики — нет. Банкам или АСВ можно выкладывать в открытый доступ фамилии, а заемщики, получается, бесправны. С точки зрения АСВ это не является нарушением ни банковской тайны, ни закона о персональных данных. Временная администрация Татфондбанка своим бездействием уже испортила всем кредитную историю, не передав информацию о платежах. Ушло много сил и нервов, чтобы исправить ситуацию. Я предприниматель и дорожу репутацией своего бизнеса. И категорически против раскрытия информации о личных кредитах, тем более когда информация идет в контексте банкротства кредитора, к которому я не имею никакого отношения. В каком контексте мои бизнес–партнеры будут воспринимать продажу прав требования по моему кредиту, я не знаю.
Олеся Геранкова
Олеся Геранкова
генеральный директор ООО «Интелоджи»
Скорее всего, заемщики должны были предоставлять согласие на обработку персональных данных при получении кредита. При этом их раскрытия не происходит, так как размещаемые в расшифровке сведения не подпадают под понятие персональных данных — фигурируют только ФИО и номер кредитного договора. Данных явно недостаточно для того, чтобы идентифицировать физическое лицо. Для его определения понадобятся дополнительные сведения. Так, например, выписка из ЕГРН (Единый государственный реестр недвижимости) содержит такой же объем информации, но она не относится к персональным данным.
Осип Румянцев
Осип Румянцев
управляющий партнер адвокатского бюро «Румянцев Лигал»
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама