Иван Хлебов Все статьи автора
30 августа 2019, 13:32 551

Фабричный аромат: история дома на 12–й линии В.О.

Фото: Сергей Ермохин

Сегодня, глядя на дряхлый деревянный домишко на 12–й линии Васильевского острова, 41, и не представишь себе, что это — обломки былой роскоши, все, что осталось от фамильного особняка братьев Бремме и их фабрики — самого ароматного предприятия Северной столицы. А между тем были времена, когда фасад этого здания украшали пышные керамические панно, за ним шумел фруктовый сад, а на расположенном буквально впритык производстве выпускали душистые масла и ароматические эссенции.

Особняк в табакерке. История дома купца Василия Жукова на Садовой улице

Особняк в табакерке. История дома купца Василия Жукова на Садовой улице

496
Иван Хлебов

Немецкий клан

Вся эта история началась в 20–х годах XIX века, когда уроженец Германии и гражданин Швейцарии Эдуард Георг Христиан Бремме, окончив университет в Дерпте, приехал, гордясь своим новеньким дипломом архитектора, в Северную столицу России. Почему именно сюда? Потому что на родине молодой архитектор без опыта никому особенно нужен не был, а столица Российской империи росла и расширялась так быстро, что здесь были рады любому специалисту. К тому же в Петербурге уже доброе десятилетие жил и работал старший брат Эдуарда — Фридрих, в чьем доме он и поселился. И, похоже, дела у братьев шли неплохо: за несколько лет они настроили в городе добрый десяток особняков. Правда, в основном деревянных, так что до наших дней ни один из них не дожил. Бремме–младший, которого в России стали именовать Эдуардом Христиановичем, обжился в городе на Неве, начал свободно говорить по–русски, приобрел небольшой капиталец и даже женился. Причем не на ком–нибудь, а на дочке знаменитого аптекаря Пеля — Вильгельмине Марии.

А потом архитектор превратился в инженера. Вовремя уловил веяния эпохи и открыл компанию по производству железнодорожных вагонов. Причем мудро сделал это не в столице, а в Москве: там и земля была дешевле, и рабочая сила. Супругам Бремме пришлось надолго покинуть Петербург, чтобы Эдуард Христианович мог лично контролировать производственные процессы. В Москве и родились у них сыновья — Эдуард, Роберт и Вильгельм. Но вот сделать вагоностроительный завод семейным предприятием у Бремме не получилось: большой государственный контракт, под который как раз и создавали фирму, закончился, а мелкие не спасали ситуацию. Пришлось этот бизнес свернуть. Чета Бремме осмотрелась, отметила, что у тестя — Василия Пеля — дела идут куда как стабильно, и отправила всех троих наследников учиться химии. В Германию, в Геттингенский университет. Старший и младший братья окончили обучение, защитив диссертации, средний же решил, что будет более успешен, занявшись торговлей. А потом все трое вернулись в Россию, в Петербург.

Дом с гербарием

Вот тут и началась история самого ароматного петербургского предприятия. На далеко не полностью застроенном в ту пору Васильевском острове, бывшем, по сути, респектабельной, но все же окраиной, братья приобрели дом с мезонином, наняли модного архитектора Николая Гребенку, чтобы перестроить и обновить его, а на прилегающем участке земли, доставшемся им вместе с домом, возвели корпуса небывалого для Петербурга производства — фабрики эфирных масел, эссенций и красок "Братья Бремме".

Дом получился невероятно уютным: прочный сруб из лиственничных бревен, обшитый тесаной еловой доской, печное отопление на голландский манер, большие окна, а внутри — типичное бюргерское жилище, как в Любеке или Гамбурге. На фасаде между окнами красовались керамические панно с растительным орнаментом, защищавшие доски обшивки от непогоды, а над окнами мезонина топорщили крылья резные деревянные грифоны, держащие в лапах овальный медальон с изображением целого гербария ароматных трав. Три брата довольно долго жили там вместе, пока средний и младший не подыскали себе отдельные квартиры поблизости. Но и после этого они часто собирались под этой крышей, обсуждая деловые вопросы: директором фабрики был, конечно, Эдуард, но производственными вопросами занимался Вильгельм, а закупками сырья и сбытом продукции — Роберт.

Финал один

Дворец вчерашнего крепостного. История владельца "дома Котомина"

Дворец вчерашнего крепостного. История владельца "дома Котомина"

847
Иван Хлебов

Фабрика оказалась предприятием очень успешным, не говоря уже о том, что подобной ей в России не было. Среди ее продукции были эфирные масла, охотно закупавшиеся российскими парфюмерами и аптекарями, фруктовые эссенции для изготовления лимонадов, для выпечки, для кондитерских изделий, а также растительные пигменты и краски. Причем на всю свою продукцию братья давали стопроцентную гарантию. А вот за качество товара, который закупали за рубежом и лишь расфасовывали на фабрике, не ручались, во всеуслышание заявляя, что российская продукция значительно лучше и надежней.

Благополучное развитие бизнеса Бремме подорвала революция 1917 года: предприятие и особняк были национализированы, старший брат покинул страну, уехав в Висбаден, а средний и младший как–то очень быстро умерли, не пережив утрату дела всей своей жизни. Один — от сердечного приступа, а другой — от банальной простуды.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама