Дмитрий Ратников Все статьи автора
16 августа 2019, 09:45 4678

На башне спорили химеры. Почему в Петербурге отказываются от строительства башен

На башне спорили химеры. Высотные акценты на новых зданиях
На башне спорили химеры. Высотные акценты на новых зданиях
Фото: Vostock-Photo

Высотные акценты на новых зданиях — дань петербургской традиции или признак провинциальности архитектуры?

Порой кажется, что главным архитектурным элементом современных провинциальных новостроек являются башенки. Разной формы — круглые, квадратные, вытянутые, приземистые — они венчают и жилые, и офисные, и торговые здания. В Петербурге же мода эта, кажется, осталась в 2000–х. Объяснять, насколько башни важны для старого города, не приходится — это очевидно. Самые красивые давно стали визитными карточками: Пять углов, Дом городских учреждений на Садовой, здание компании "Зингер", ИТМО на Кронверкском.

Нежить в истории. Как городу спасти историческую застройку

Нежить в истории. Как городу спасти историческую застройку

8789
Дмитрий Ратников

В 1990–х, когда проектировщикам развязали руки, а особенно в 2000–х, когда появились большие деньги, количество башенок на жилых домах не поддавалось счету. Их "монтировали" даже внутри застройки.

На долгую память

Гендиректор ООО "Архитектурная мастерская Каплунова В. З." Валерий Каплунов в беседе с "ДП" сказал, что башенки нужны для того, чтобы "город был не безликим, а запоминался". В портфолио мастерской несколько акцентных зданий в спальных районах. Среди них жилой дом на углу Планерной и Шуваловского, который в 2011–м возвела группа "Конрад". Его главный элемент — круглый объем, завершенный "скелетом" купола. Высотка стала ориентиром на Планерной ул.

Еще один объект — жилой дом на Рыбацком, 15, — в 2009–м построен "Невским синдикатом". Он завершен каркасной башенкой под крышей, напоминающей шляпу волшебника. "В Рыбацком планировалось два одинаковых дома, но по не зависящим от нас обстоятельствам соседний участок (Рыбацкий, 17) был передан другому проектировщику", — говорит Каплунов. Между домами образовалась ось, выходящая к Шлиссельбургскому пр., ее и решили акцентировать симметричными башнями. Кроме того, здания выходят к Неве, поэтому нужно было вписать их в прибрежный ландшафт.

Полна коробочка

Недавно был завершен долгострой на углу Туристской и ул. Оптиков (его начинала группа "Город", а завершило — ЛенСпецСМУ). В соответствии с проектом, разработанным ООО "Архитектурная мастерская Апостола", осью жилого дома стала 24–этажная секция–башня, относительно которой построена композиция более низких объемов. Но это редкость, ибо "обычно все хотят высокую этажность и простые формы с выходом максимального количества квадратных метров", говорит гендиректор мастерской Филипп Апостол.

По его словам, "вменяемый заказчик" позволяет думать не только об экономике, но и об "архитектурных излишествах, которые украшают силуэт дома, делают его индивидуальным, непохожим на коробочку". Вместе с тем должна быть и мера. "Вряд ли удастся убедить заказчика отказаться от целого этажа площадью, скажем, 1000 м2 и вместо него поставить башенку, которую не продашь и ничего с ней не сделаешь", — сказал "ДП" Филипп Апостол.

Фасад с необщим выраженьем. Стоит ли восстанавливать утраченные объекты архитектуры

Фасад с необщим выраженьем. Стоит ли восстанавливать утраченные объекты архитектуры

9405
Дмитрий Ратников

Упомянутые "архитектурные излишества" — обязательная составляющая почти любого жилого комплекса от группы "Л1", на этом настаивает директор по развитию Надежда Калашникова. По словам собеседницы "ДП", башенки — это сильный знаковый элемент, он позволяет решить несколько задач: привлечь внимание к объекту, создать интересные планировки и виды из квартир, сделать дом важным для района ориентиром на местности. "Например, без двух наших жилых комплексов с башенками сложно теперь представить Кронштадтскую площадь. Кроме того, они позволили создать "ворота", или, если хотите, "пропилеи", для Ленинского пр. А башни–лодочки, расположенные на самом берегу Малой Невки у Лазаревского моста, стали украшением не только нашего комплекса, но и всей набережной Адмирала Лазарева", — уверена Калашникова.

"Башенки являются акцентом на углах, площадях, на замыканиях улиц. Они, конечно, уместны, как и в прежние времена. Без них Петербурга не может быть, он состоит из таких акцентов. Это традиция, отличающая его от других городов", — считает совладелец ООО "Научно–проектная фирма "Ретро" Владимир Горбунов.

Его компания сделала немало зданий, увенчанных полукруглыми элементами. Одно из них находится на углу пр. Просвещения и Энгельса возле метро. Причем в некоторых случаях башни ненастоящие: они — часть плоскости фасада, но из–за использования особого остекления, колонн, скруглений как бы выделяются. Так, например, сделали с домами на углу Солидарности и Подвойского или на углу Наставников и Хасанской.

"Безбашенное" решение

Горбунов обратил внимание корреспондента "ДП" на то, что отсутствие большого количества башенок на домах, построенных в последнее время в Петербурге, может объясняться изменением законодательства. Если ранее высотный регламент распространялся только на основной объем здания, то теперь абсолютно все должно вписаться в разрешенную высоту. Проще говоря, застройщику невыгодно лишать себя этажа–двух, чтобы сделать ротонду на крыше.

На декоративные и ориентирные конструкции высотный регламент, как и прежде, не должен распространяться, полагает Горбунов: "Для этого существует градсовет, он должен рассматривать, можно или нет сделать такой акцент".

Изменение подхода к высотным "излишествам" случилось после решения Верховного суда. Оно завершило процесс, инициированный общественниками. Один из истцов, юрист Николай Лаврентьев, исполняющий обязанности руководителя градозащитной группы "Экология рядовой архитектуры", пояснил, что в первую очередь иск касался сбережения охраняемого ландшафта, поэтому оспаривались соответствующие положения Правил землепользования и застройки, а также закона о зонах охраны.

Для ландшафта неважно, декоративный ли элемент построен над карнизом дома или эксплуатируемый, главное, что виден и вторгается в охраняемые панорамы. "Застройщики пытались добавить башенки, фронтончики и прочие элементы, а из–за них высота увеличивалась на три–пять метров", — отмечает Лаврентьев.

Одним из проектов, на который повлияло решение Верховного суда, стал офисно–жилой комплекс на намыве от Glorax Development. В соответствии с концепцией голландского консорциума KCAP & Orange Architects, здания должны завершать золоченые нефункциональные верхушки. На жилые дома, расположенные вдоль проектной ул. Челюскина, вердикт суда не повлиял, поскольку разрешения на их строительство успели выдать ранее. А вот новые очереди вдоль пр. Крузенштерна уже придется строить "безбашенными", сожалеет Сергей Орешкин, чье ООО "Проектно–производственная фирма "А. Лен" выступает адаптатором концепции KCAP.

"Это большая недоработка ПЗЗ, что она исключает акценты", — объясняет "ДП" Орешкин. Сейчас на жилых домах первой очереди завершается монтаж "шпилей", после чего желающие смогут проверить, насколько малозаметны будут эти золоченые ажурные конструкции в небе над Васильевским островом. Возможно, рано или поздно законодательство поправят, осознав отсутствие негативного влияния на панорамы", — говорит с надеждой архитектор.

Неверно думать, что в нашем городе художнику интересны только исторические уголки в центре. Порой живописный силуэт благодаря акцентам создается и на окраинах. Могу сказать, что с удовольствием порисовал бы дом у метро «Гражданский проспект» (архитектор Мария Ивановна Лапшина, это «Ленпроект»). Другое интересное здание расположено у метро «Озерки» — узкое, стройное, с таким шатром высоким (его автор — Дроздов, покойный уже). Так я этот дом рисовал несколько раз. Вот примеры того, что современная архитектура может быть интересной.
Валерий Исаченко
Валерий Исаченко
архитектор–художник, автор книг об архитектуре Петербурга
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама