Иван Хлебов Все статьи автора
20 июля 2019, 12:11 109

История дома купца Собакина на Садовой, 38

Фото: Валентин Беликов

Хозяин этого дома на углу Садовой и Гороховой был величайшим бизнесменом своего времени. Классическим персонажем из легенды о "миллионере из трущоб". И в то же время — прохвостом, каких мало. Впрочем, когда одно мешало другому?

Дворец бумажного короля. История роскошного особняка на Фурштатской, 52

Дворец бумажного короля. История роскошного особняка на Фурштатской, 52

545
Иван Хлебов

Насчет трущоб, конечно, преувеличение. Савва Яковлевич Собакин родился в 1712 году в небогатой, но отнюдь не нищей мещанской семье в городе Осташкове. Но размеренная жизнь провинциального города была ему не по нраву, и в возрасте 21 года он оттуда сбежал. Разумеется, не куда–нибудь, а в столицу. Впрочем, не только скука гнала его из отчего дома. Савва Собакин был парнем видным — высоким, сильным, с яркими чертами лица, так что успехом у барышень Осташкова он пользовался немалым. И, похоже, где–то по любовной части накуролесил настолько, что сбежать было проще, чем расхлебывать все на месте.

Телятина для "нехристей" и императрицы

Тут надо сказать, что дураком юный мещанин Собакин, конечно, не был. Напротив, вся авантюра с бегством в Петербург была продумана до мелочей. С самого момента закладки города на Неве там верховодили иностранцы — голландцы, англичане, немцы. И самые большие деньги были тоже у них. Вот на них–то Савва Яковлевич и решил сориентировать свой пусть и небольшой бизнес: начал торговать товаром, который был нужен именно иноземному покупателю. Телятиной. Православное население России в ту пору телятину в пищу не употребляло — отчасти из экономических, но в большей степени из религиозных соображений. А "нехристи" это мясо предпочитали любому другому. Так что Собакин–младший завел себе лоток и начал торговать телятиной вразнос.

Если бы он делал это на рынке, первоначальное накопление капитала затянулось бы надолго, даром что товар у него был первосортный. Но он пристроился торговать прямо на улице, в двух шагах от Летнего сада. И, так уж получилось, попался на глаза императрице Елизавете Петровне. Высокий красивый молодой торговец с сильным голосом, веселыми прибаутками зазывавший покупателей, так понравился самодержице всероссийской, что его призвали ко двору и назначили поставщиком телятины к царскому столу.

Новоявленный дворянин

А дальше, как говорится, "поперло". Пользуясь своим новым положением, Савва Собакин стал проворачивать такие гешефты, что у столичных деловых людей волосы вставали дыбом. Выбил себе должность сборщика питейных сборов в нескольких десятках городов и на множестве уральских заводов, взял под контроль таможенные пошлины на поставку импортного спиртного, вписался в поставки продовольствия для армии. Правда, вот тут он чуть было не попался.

Началась Семилетняя война, на военных складах прошла ревизия, и обнаружилось, что Собакин поставлял абсолютное гнилье и брак. Но, поскольку на монаршем столе телятина была свежайшей, Савве Яковлевичу удалось уйти от ответственности. Более того, несколько лет спустя Петр III даже пожаловал ему потомственное дворянство и благородную фамилию — Яковлев.

Немецкий замок на две семьи. История особняка братьев Тисов — ткачей, привнесших новую технологию в Петербург

Немецкий замок на две семьи. История особняка братьев Тисов — ткачей, привнесших новую технологию в Петербург

549
Иван Хлебов
Фото: Валентин Беликов

Поместье в городе

После этого новоявленный дворянин развернулся на полную: приобрел шестнадцать и построил еще шесть заводов на Урале, став одним из крупнейших в Империи производителей чугуна, железа и меди, купил Ярославскую большую мануфактуру, а уж сколько земельных участков принадлежало ему в самых "козырных" районах столицы — пересчитывать устанешь! В частности — огромный кусок земли между Садовой, Гороховой, Фонтанкой и Обуховским (ныне — Московским) проспектом. Это было настоящее поместье в черте города: на берегу Фонтанки у Обуховского моста была выстроена дача в стиле барокко, больше похожая на загородный дворец, а на углу Садовой и Гороховой — огромный трехэтажный городской дом в стиле классицизма — с колоннами, пилястрами и портиками. И если дача до наших дней не дожила, то особняком на Садовой, 38, можно полюбоваться и сегодня.

Жалко, что Успенская церковь на Сенной, построенная на деньги царского поставщика, не сохранилась: если верить городской легенде, на ее колокольне среди прочих колоколов был один именной, звонить в который дозволялось только по личному разрешению Саввы Яковлевича.

Умер основатель династии Яковлевых в 1784 году и был похоронен на Лазаревском кладбище Александро–Невской лавры. А его потомки еще почти полторы сотни лет управляли уральскими заводами, создавали новые предприятия, развивали российскую промышленность, составляя конкуренцию даже таким гигантам, как Демидовы.

А не нагреши Савва Собакин по молодости лет — глядишь, ничего этого и не было бы.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама