Кира Чуракова, Дмитрий Маракулин, Антон Мухин Все статьи автора
3 июня 2019, 23:59 19088

Чистая сила. Сложности соблюдения закона "Об охране окружающей среды"

Предприниматели до сих пор не знают, как соблюдать новые требования закона "Об охране окружающей среды"
Предприниматели до сих пор не знают, как соблюдать новые требования закона "Об охране окружающей среды"
Фото: Сергей Николаев

Изменения в природоохранном законодательстве, вступившие в силу в начале года, не принесли бизнесу пользы. Предприниматели до сих пор не знают, как соблюдать новые требования закона "Об охране окружающей среды", и опасаются дополнительных проверок и штрафов. По замыслу законодателя, новые требования должны были облегчить жизнь бизнесу. На практике из-за правовых пробелов они создали, скорее, неразбериху.

До 1 января 2017 года все хозяйствующие субъекты должны были встать на учет в единый реестр объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду (НВОС). Все предприятия были разделены на четыре категории по степени НВОС. А с 1 января 2019 года для них изменился порядок получения разрешительной документации (на сбросы, выбросы и размещение отходов), а также форма отчетности перед контролирующими органами.

Утилизационный сбой: куда исчезают миллиарды, собранные на экологию

Утилизационный сбой: куда исчезают миллиарды, собранные на экологию

33032
Екатерина Голуб

Впрочем, следовать букве закона у предпринимателей пока не получается: прошло полгода с ввода новаций, а в министерстве природных ресурсов и экологии до сих пор не разработали подзаконные акты. К тому же многие не согласны с присвоенной категорией.

В Петербурге на данный момент функционирует порядка 500 тыс. предприятий, примерно половина из которых, по предварительной оценке комитета по природопользованию, так или иначе воздействуют на окружающую среду. Однако, по официальным данным, за 2,5 года на учет встали лишь 5 тыс. объектов. Остальные ждут разъяснений законодателей и не торопятся вносить изменения в повседневную работу.

Пока надзорные органы идут бизнесу навстречу — не штрафуют за несоблюдение новых требований законодательства, а лишь выписывают предупреждения.

Кладбище приравняли к офису

При распределении объектов по группам в первую очередь учитывают вид хозяйственной деятельности. Соответственно, самое вредное производство автоматически попадет в I или II категорию. Далее учитывают мощность объекта и количество источников загрязняющих веществ. Например, производство меди однозначно попадет в I или II категорию. А вот в IV категорию попасть сложнее всего: объект должен наносить минимальный вред окружающей среде, то есть не иметь источников загрязнения.

Самой разношерстной получилась III категория: к ней отнесли все объекты, не подошедшие в другие категории. Так, наряду с производственными площадками комплектующих для автомобилей и предприятиями по изготовлению упаковки сюда попали офисы и даже кладбища.

Экология лицом. Финский опыт: бизнес на вторсырье

Экология лицом. Финский опыт: бизнес на вторсырье

840
Марина Елецкая

Однако в каждом конкретном случае отнесение к той или иной категории определяется на уровне субъекта федерации. Год назад, например, в Астрахани офисы отнесли к III категории НВОС, с чем бизнесмены были категорически не согласны. "Включение спорного объекта в III категорию возлагает на заявителя дополнительные обязанности и финансовые затраты", — написали они в исковом заявлении, с которым обратились в суд.

Дело дошло до Верховного суда. И хотя предприниматели проиграли, но в министерстве природных ресурсов впервые задумались о пересмотре критериев. Комментариев в ведомстве по этому вопросу не предоставили, однако, по мнению начальника сектора профилактики правонарушений отдела экологического надзора комитета по природопользованию Петербурга Никиты Бондаренко, критерии все–таки в скором времени будут изменены. По его же словам, самой большой неожиданностью стало отнесение ко II категории организаций, занимающихся производством мясных полуфабрикатов до 50 т в сутки. Получилось, что сеть гипермаркетов "Лента" оказалась в той же категории, что и представители тяжелой промышленности.

Три в одном

Изменения в природоохранном законодательстве задумывались для упрощения жизни небольших предприятий.

Как поясняет генеральный директор юридической компании "Дельфи" Наталья Беляева, законодатели дифференцировали объекты по НВОС, чтобы эффективнее контролировать особо вредные предприятия, не распыляя внимание на небольшие объекты, не угрожающие здоровью. По ее мнению, нововведения избавят компании от лишней бумажной работы и упростят взаимодействие с контролирующими органами. Как считает юрист, это должно пойти на пользу начинающим бизнесменам: в стартовый капитал не нужно будет закладывать дополнительные суммы.

Ранее, вне зависимости от величины производства и оказываемого вреда, все компании одинаково заказывали дорогостоящий проект разрешений на сбросы, выбросы и лимиты размещения отходов. "Предприятия I и II категорий изменения по этой части коснулись в меньшей степени — теперь они разрабатывают комплексное экологическое разрешение, то есть, по сути, объединяют три документа в один", — поясняет Наталья Беляева. А вот для предприятий III и IV категорий такого требования больше нет. Считается, что они оказывают слабое воздействие на окружающую среду. Предполагается, что попавшие в эти категории сэкономят значительные суммы.

С мнением юристов и законотворцев многие не согласны. "На практике предприятиям легче не стало. Напротив, для объектов III категории увеличилось количество отчетной документации, представляемой в надзорные органы", — рассказывает Никита Бондаренко. Дело в том, что природоохранное законодательство вплотную соприкасается с санитарно–гигиеническим. И если раньше требования по ним совпадали (что, несомненно, упрощало жизнь экологам), то сейчас бизнесу приходится выполнять двойную работу.

Для того чтобы предприятия могли регулярно отслеживать уровень загрязнения, им предписано создать систему автоматизированного контроля сбросов и выбросов взамен существующей инструментальной. Здесь требования контролирующих органов тоже разнятся. В ГУП "Водоканал Санкт–Петербурга" рассказали, что требования Роспотребнадзора считают более жесткими. Для соблюдения требований обоих ведомств предприятиям придется расширять существующую сеть наблюдения.

Кого наказывать

По мнению экспертов, во время переходного периода бизнес особенно беспокоит работа контролирующих органов, что может для них закончиться привлечением к различным видам ответственности.

В частности, можно вспомнить, что в конце прошлого года после сброса сточных вод в реку Новую было возбуждено уголовное дело по ст. 274 УК (нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов). Исследование проб воды, взятых из Новой, показало: предельно допустимая концентрация этилового спирта превышена в 5,4 тыс. раз, изопропилового спирта — в 5,4 раза, бутилового спирта — в 17,7 раза, ацетона — в 3 раза, этиленгликоля — в 640 раз. В ходе расследования уголовного дела обвинение было предъявлено экс–гендиректору компании — оператора аэропорта Пулково (ООО "Воздушные ворота Северной столицы") Владимиру Якушеву.

Комитет по природопользованию успокаивает: до появления подзаконных актов штрафовать за несоблюдение новых требований не будут — ждут разъяснений от Минприроды и проводят профилактические семинары для экологов предприятий.

По мнению юристов, спрос на консультации от предприятий III категории вырастет только в том случае, если у компаний возникнет необходимость отстаивания интересов в судебном порядке.

"Судам пока тяжело смириться, что III категория может загрязнять без нормирования как такового, не платить за сверхнормативное загрязнение и т. п., но, я думаю, со временем позиция судов изменится", — предполагает руководитель практики земельного права, недвижимости и строительства "Пепеляев групп" Елена Крестьянцева.

Политические и экологические активисты устраивают акции по раздельному сбору мусора, и граждане несут им отходы своей жизнедеятельности в разных пакетиках — пластик, стекло, бумага и т. д. Не только на улицах (там бюджетные деньги осваивают — а ради этого можно хоть пальмы в кадках зимой ставить), но и в магазинах появляются коробки для сбора батареек. На пакетах теперь пишут "биоразлагаемые". В общем, экологическое сознание граждан растет, несмотря на теорию, по которой оно должно падать.

Отчасти, наверное, этому способствуют поездки местного населения в Европу. Где оно видит не только разврат, прилюдно целующихся мужиков и беспредельничающих беженцев, но и расставленные на каждом углу разноцветные урны, в которые нужно по отдельности совать бумагу, стекло и пластик. И на подсознательном уровне проникается чуждыми нам ценностями.

Более того: в отдельных местностях граждане не радуются тому, что к ним привезут отходы жизнедеятельности москвичей, и выходят протестовать против строительства полигонов для столичного мусора. Хотя могли бы гордиться, что их удостоили такой чести: не каждому дано. Как раз сейчас в Архангельской области возле станции Шиес экоактивисты воюют с ЧОП, охраняющим мусорную стройку.

Говорят, во всем виновато новое поколение — миллениалы. Они равнодушны к экономическим благам и чужды карьерным амбициям. Не покупают домов и машин, пользуются каршерингом и "Убером", разоряя тем самым автомобильные концерны (девелоперы пока держатся). Зато большое значение придают экологии. На недавних выборах в Европарламент зеленые получили 10%. Это стало второй сенсацией после главной — что правые получили 20%.

Приятно, что отечественные власти стараются идти в ногу со временем и тоже принимают законы, направленные на защиту экологии. Правда, они не работают. Но это не страшно и, может быть, даже хорошо. Как говорил либеральный американский экономист Милтон Фридман, "правительственное решение проблемы столь же плохо, как и сама проблема, а очень часто — еще хуже".

Хорошо, что правительство не решает экологические проблемы. И хорошо, что оно обращает на них наше внимание. Может быть, благодаря этому мы будем чаще выбрасывать батарейки в специальные коробки.

Очевидно, что бизнес саботирует такие новинки природоохранного законодательства и оттягивает это "удовольствие" до последнего. И это справедливо: предложенные изменения не решают текущие проблемы компаний, связанные с реализацией социально–экологической политики (высокие платежи за негативное воздействие на окружающую среду, административные барьеры и др.), но главное — данные изменения никак не могут положительно сказаться на качестве окружающей среды. Они попросту не решают эту проблему.
Анастасия Бойцова
Анастасия Бойцова
заместитель руководителя практики экологии и технического регулирования адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры"
Как доказать, что предприятие ничего не нарушает? Как проконтролировать соблюдение нормативов? Это должна сделать система автоматического контроля, по сути, это счетчик выбросов, одна из ступеней технологического нормирования. Однако и здесь есть проблемы. Механизм внедрения, установки и контроля имеет много непродуманных параметров. И бизнес опасается того, что ответственность за нарушения уже предусмотрена, а прозрачности системы контроля и учета нет, при этом наказывать будут конкретных людей.
Наталья Беляева
Наталья Беляева
генеральный директор юридической компании "Дельфи"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама