Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
8 апреля 2019, 06:36 2827

Досчитаем — будем жить. Рост инвестиций в России вдвое меньше заявленного Росстатом

Фото: Сергей Коньков

Секрет волшебства Росстата раскрыт! Это "операции, не наблюдаемые прямыми статистическими методами".

В ушедшем году, по мнению государственной статистики, российская экономика показала не только рост ВВП. Заодно, согласно Росстату, в 2018–м мы пережили инвестиционный скачок на 4,3%, практически повторив результат 2017 года (+4,8%). В то же время выросла и прибыль по экономике в целом — достигнув 13,797 трлн рублей (более чем на 30%).

Плюс инновации для всей страны. Каким может быть гибридный проект для Петербурга

Плюс инновации для всей страны. Каким может быть гибридный проект для Петербурга

488
Дмитрий Прокофьев

Вроде бы все логично. Выглядит, как будто за счет снижения доходов населения и роста цен предприятия смогли получить дополнительную прибыль и направляют ее на инвестиции. Такая же штука в российской экономике провернулась 20 лет назад, в 1999 году. Универсальный российский рецепт роста: как только начинается экономический спад — плати меньше, продавай дороже, прибыль инвестируй в расширение производства, а там, глядишь, подорожает нефть, денег у людей прибавится, и твои инвестиции отобьются с лихвой. А если еще и рубль парадоксально ослабнет на фоне дорожающей нефти, то денег должно появиться не просто много, а очень много.

Рецепт хорош, но в этот раз лекарство для экономики в виде девальвации рубля, снижения доходов и роста цен сработало как–то не так. Рост инвестиций, подтвержденный отчетностью предприятий, оказался вдвое меньше заявленного Росстатом. Крупный бизнес увеличил вложения лишь на 2,2%, или на 13,2 млрд рублей. И если в прошлом году по экономике в целом прибыль выросла почти на 3,5 трлн рублей, то объем инвестиций в основной капитал за этот же период вырос лишь на 1,6 тлрн рублей.

Откуда же взялись остальные проценты, о которых говорит государственная статистика? На этот вопрос ответили эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ) в последнем по времени выпуске бюллетеня "Комментарии о государстве и бизнесе". Каждый четвертый рубль инвестиций, зафиксированный Росстатом в прошлом году, является результатом математических "досчетов", а не реально собранных данных, объясняют экономисты. И эти "операции, не наблюдаемые прямыми статистическими методами", но включенные в статистику, в 2018 году достигли 4,388 трлн рублей (или $67 млрд).

Ничего страшного, если вам не хватает точных данных, можно заменить их математической моделью, а потом проверить теорию практикой. Например, по малым предприятиям объективной статистики почти нет, и поэтому Росстат честно предупреждает, что его данные об инвестиционном буме могут быть и пересмотрены.

А переоценивать их, скорее всего, придется. Как следует из опроса 24 тыс. топ–менеджеров в промышленности, представленных ВШЭ, 48% предприятий производственного сектора в принципе не имеют долгосрочных планов по капвложениям в развитие бизнеса. А развивать проекты сроком больше 10 лет, способные дать экономике максимальный мультипликативный эффект, готовы лишь 5% компаний. Малый же бизнес, при всем к нему уважении, вряд ли способен осуществить большие инвестиции, которых, по мнению начальства, так не хватает экономике.

Вопрос — не хватает ли? Инвестиции ведь не могут быть целью сами по себе, они должны приносить какой–то результат. В 2010–х годах Россия довольно много тратила на инвестиции в инфраструктуру и даже на диверсификацию экономики, и что? Новые стадионы — вещь, конечно же, хорошая сама по себе, но, будучи построенными, они уже вряд ли могут быть драйверами экономического развития. Конечно, рассуждая об инвестициях, всем хочется представлять себе не просто забетонированную землю, а какие–нибудь высокотехнологичные производства и высокопроизводительные рабочие места. Но препятствием здесь оказываются низкие доходы населения. Предприниматель рассуждает вполне прагматично: зачем платить за технологию, когда можно нанять больше людей на маленькую зарплату. Кроме того, небольшие зарплаты означают низкие расходы потребителя. Можно развивать производство, но где взять потребителей произведенной продукции?

За рубежом, ответит начальник. Смотрите на Корею и Китай — разве не низкие зарплаты работников в свое время дали их товарам преимущество на мировом рынке? Звучит логично, но в российском экспорте не так много товаров, конкурентоспособность которых обеспечивается низкой зарплатой их создателей. Большая часть российского производства ориентирована на внутренний спрос, а если этого спроса нет, то и с инвестициями торопиться не следует. И почти 70% предпринимателей, опрошенных ВШЭ, сообщили, что улучшений условий для инвестиций они не ожидают.

Все, что не нефть и не газ. Несырьевой неэнергетический экспорт в 2018 году прибавил 17%

Все, что не нефть и не газ. Несырьевой неэнергетический экспорт в 2018 году прибавил 17%

1414
Дмитрий Прокофьев
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама