Алексей Лепорк Все статьи автора
4 апреля 2019, 23:50 26609

Пауза на Обводном. Индустриальный пояс — последний шанс раздвинуть исторический центр

Фото: vk.com/voopiik.spb

Девелоперы часто обижаются, когда ругают их новые постройки. А зря. Ведь речь не столько о них, но прежде всего о городе, который это позволяет. Задача девелопера — это и уличный голубь скажет — аксиоматично проста: извлечь максимальную прибыль. Но за зримую сумму извлеченных прибылей отвечает именно город.

Профессия — киоскер. Возвращение ларьков как толчок для архитектуры

Профессия — киоскер. Возвращение ларьков как толчок для архитектуры

1187
Алексей Лепорк

Неделю назад прошелся по Обводному каналу от Московского до Лермонтовского. Картина обескураживающе жалкая, но худшее, судя по всему, впереди. Там, да и еще много где на Обводном канале, есть масса необработанных участков, к которым явно приглядывается зоркий глаз девелоперов. Если им удастся получить эти куски по отдельности и без заранее продуманной картины целого, то будущее окажется отталкивающе бессмысленно. К примеру, руинно пустует участок между Варшавским и Балтийским вокзалами, а сгоревшая "Лента" еще более придает этому характер гигантской декорации для фильма про мрак и разруху. Напротив протянулись бывшие Провиантские склады Стасова. Они, конечно, под охраной, но "Алмаз–Антей" собирается покинуть эту территорию, и что там будет? Позади Николаевского кавалерийского училища многое уже снесено, стал виден фасад церкви с монументальной композицией, посвященной павшим в годы Первой мировой войны, это единственный старый памятник жертвам той войны в нашем городе. Если все застроить, то он опять скроется.

Как развивать эти территории? Городу необходимо проводить конкурсы на градостроительные концепции кварталов, передаваемых девелоперам, и требовать соблюдения основных намеченных контуров проекта. Распространенная мировая практика. Но у нас ничего подобного пока, увы, нет. А потому сетовать на кошмаризацию старых индустриальных кварталов можно до бесконечности, но если не сделать этого важнейшего шага, то все станет только хуже. А ведь именно этот индустриальный пояс — наш последний шанс раздвинуть исторический центр и создать своего рода зону сцепления между историей совсем старой и более новой, второй половины XX века.

Из лучших мировых примеров назову лишь два. Один — бывшая внутренняя гавань в Дуйсбурге. Когда–то это была крупнейшая гавань на Рейне, потом ее забросили. А в 1990–е стали осваивать, и несчастный, полностью потерявший себя в результате бомбардировок Второй мировой Дуйсбург обрел притягательно свежее и даже юное лицо. Был создан мастер–план, конкурс выиграл Норман Фостер. Фостер — как настоящий англичанин — безумно любит фабричные здания XIX века (как и все старое), а потому они были сохранены, между бывшими складами, мукомольнями проведены небольшие каналы, на них выросли жилые дома. Все знают, что вода делает любой район неизмеримо живописнее. И — главное — старый кирпич, старые балки и фермы были вплавлены в новые здания. Внутренняя гавань стала модным районом, кафе, музеи, в том числе один с так густо вылепленной лестницей Херцога и де Мерона. Не район — наслаждение. Старое плюс high–tech–постройки. Мастер–план имел принципиальное значение: было видение района и как цельного комплекса с собственным лицом, и как части города. В известной мере аналогично поступили в финском Тампере.

Одна из наших проблем и в скорости. Все быстро сносится, быстро раздается, быстро осваивается. Не успели оглянуться — а новая солянка уже на месте, и чаще всего не аппетитная, а скорее похожая на дикую мешанину. Для дела же стоит притормозить и продумать целое. Район старой электростанции Баттерси в Лондоне развивали лет двадцать, если не больше, долгое время создавались планы, девелоперы от них отказывались, не хотели ограничений, но в результате приняли и пришли.

Все это может быть и у нас. Но — повторюсь — при одном–единственном и важнейшем условии, что направление будет задавать город. А иначе даже чудесный газгольдер теряется на фоне автодилерского центра. Обводный — длинный, пол "Красного треугольника" затянуто сеткой, а за Старо–Петергофским — провинциальная целина. Но не думайте, что дотуда долго идти. Придут быстро. И если не будет общего плана, то Обводному крышка, и даже не резиновая с "Треугольника".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама