Фото: ТАСС

"Прорыв" останется лозунгом. Год 2019-й: выбор стабильности, изоляционизма и гегемонии государства в экономике

Российским властям стоит наконец понять, что ускорение экономического роста ("рывок", "нам нужен прорыв" и "без этого у страны нет будущего") означает принципиальное экономическое неравновесие, нарушение стабильности. И что надо выбирать: стабильность или "прорыв". Не стоит себя убаюкивать бесконечным повторением слов про "прорыв", когда мы сами делаем все, чтобы его не случилось.

Был год абсурдов. Противоречия в экономике России в 2018 году

Был год абсурдов. Противоречия в экономике России в 2018 году

8310
Алексей Михайлов

Не случится

Взять 2018 год. Российские власти сознательно сделали выбор в пользу того, чтобы пропустить самое лучшее время для развития своей экономики. Упустить удачу. Не схватить "птицу счастья" за хвост. Было принято "бюджетное правило", которое при $70–80 за баррель нефти заставляло нас жить как при $40. А куда пошли все нефтяные сверхдоходы? Их государство тщательно собрало, вытянуло из экономики и… заморозило на счетах Минфина в ЦБ. Прирост остатков средств Минфина за 11 месяцев — 4,5 трлн рублей. Фактически 4,5% ВВП было просто изъято из экономики.

Вы еще удивляетесь, почему у нас нет экономического роста? Вот именно поэтому. Каждый четвертый полученный в виде налогов рубль Минфин не пустил в оборот. Мы могли расти намного быстрее — но не захотели. Во имя "стабильности". 2018 год — классический год упущенных возможностей.

А что с 2019–м?

А как другие страны решают вопрос ускорения экономического роста? Трамп заявил о цели ускорения роста. Он снизил налоги. Это привело к тому, что дефицит бюджета США нарастает и достиг уже 3,5% ВВП. Президент срывается на крик на главу ФРС за повышение ставки (хотя она все еще остается ниже инфляции). Хочет слабого доллара (правда, в 2018–м не получилось). И развязывает настоящие торговые войны за захват внешних рынков. Стимулирующая политика четко по учебнику: дефицит бюджета + слабая нацвалюта + отрицательная реальная процентная ставка.

А что у нас? В 2019–м повышаются налоги. Людей лишают значительной части доходов (пенсии). Колоссальный не используемый никак профицит бюджета в те же 3,5% ВВП. Но не дефицит — профицит. Высокая реальная процентная ставка (более 3%). И усилия ЦБ по укреплению рубля (не слишком эффективные в 2018–м). Бегство капиталов, бесконечные угрозы санкций. Изоляционизм. Все наоборот. Вся макроэкономическая политика России настроена на то, чтобы сдерживать, тормозить экономический рост. Во имя "стабильности", накопления "резервов" (в кавычках, потому что деньги — это никакие не резервы на самом деле), подготовки к "худшим" временам.

А вот кому денег? Как и почему долги других стран перед СССР незаметно исчезли

А вот кому денег? Как и почему долги других стран перед СССР незаметно исчезли

8586
Алексей Михайлов

К каким таким "худшим"? Ведь их нет ни в одном правительственном прогнозе. Нет ни одного сценария, который обосновал бы наличие у Минфина такого огромного запаса денег — 12,3 трлн рублей (накопления за 2018–й и предыдущие годы, данные ЦБ). Это 2 / 3 федерального бюджета на 2019 год.

Тут фигура умолчания, типа "мало ли что". Это — отказ от роста во имя "мало ли что". Полный стабилизец.

Против бизнеса

Любой экономический рывок — это ускоренный рост спроса на продукцию. Нужен покупатель. Откуда его взять? Модель "азиатских тигров" — ориентация на внешний спрос, использование преимуществ дешевой рабочей силы и слабой нацвалюты. Именно внешний спрос является определяющим, а вовсе не "инвестиционная ориентация" и т. п. Высокая доля инвестиций в ВВП никогда не ставилась как самоцель. Она получалась как следствие ускорения роста.

Конечно, модель "азиатских тигров" исторически ограничена, рано или поздно страна выходит на полное использование своей рабочей силы, на ее дефицит, что ведет к ускоренному росту зарплат и ликвидирует первоначальные преимущества модели. Но за 20–30 лет реализации такой модели страна может сделать поистине впечатляющий скачок в экономическом развитии.

Первой по этому пути прошла Япония. Она показала рывок в 1960–1970–е годы, пришла к кризисным 1980–м и "потерянному десятилетию" 1990–х — так его назвали экономисты, которые гадали, почему экономика Японии никак не может вновь вернуться к росту.

По этому же пути прошли "азиатские тигры" и Китай. Сейчас, если судить по траектории Японии, Китай в преддверии "кризисных 1980–х". Все еще растет, но модель явно выдыхается, потому что мировые рынки в основном захвачены, а "снизу" ее теснят "молодые тигры" — страны с меньшей стоимостью рабочей силы. Прежде всего Индия.

А что Россия? После "экономического рывка 2000–2007 годов (с темпом роста ВВП 7%) страна получила "потерянное десятилетие", из которого выбраться не может. В чем был феномен "экономического чуда" нулевых? В опережающих темпах роста реальной зарплаты и доходов населения. В ускоренном расширении внутреннего рынка. 20–летний прогноз правительства выдает полное бессилие и непонимание экономических закономерностей. Предполагается, что 20 лет будет ускоренно расти инвестиционный сектор при отставании потребительского спроса. Но зачем вкладывать деньги в стройки, если нет конечного покупателя?

Фактически вся экономическая стратегия России сегодня строится на единственном покупателе. Это государство. Все начинается с него и заканчивается им. Но государство — некоммерческая организация. Оно не ставит во главу угла вопросы эффективности, рентабельности. Неверие нынешнего государства в частный сектор, в саморегулирование рынка, в экономическую активность людей породило самоубийственную парадигму суперэтатизма, "всерегулирования" чиновника. Оно привело, приводит и будет приводить к бесконечному потоку неэффективных решений, торможению, стагнации. Как уже однажды в нашей истории привело социализм к застою.

Против прорыва

Российские власти практически отказались от внешнего покупателя на свою продукцию, ввязавшись в войну санкций и заявив своим приоритетом импортозамещение. Это означает изоляцию от внешних рынков. Особенно это проявляется в технологических отраслях. Где наши космические достижения? Где электромобили? Возобновляемая энергетика? Где наши стартапы–"единороги" (собравшие свыше $1 млрд)? Где успехи в искусственном интеллекте, биоинженерии, медицине? Мы в стороне от мировых трендов. Настоящие "прорывы" осуществляются без нас.

И не надо говорить, что не мы начали войну санкций. Она началась не на пустом месте, а в результате наших собственных действий, и мы в нее активно ввязались, постоянно изыскивая "симметричные ответы". Которых нет и быть не может. Не может страна с 2% мирового ВВП симметрично отвечать странам, производящим 50% мирового ВВП. Без снятия санкций, без интеграции в мировые технологические тренды не может быть никакого экономического рывка России.

Это наш собственный выбор — упорствовать в решениях, которые привели к санкциям. Не идти ни на какие компромиссы. И, как следствие, оставаться в стороне от развития мировой экономики и технологической революции. Под разговоры о "прорыве" в реальности российская власть делает все, чтобы никакого "прорыва" не случилось. Его и не будет.

Алексей Михайлов Все статьи автора
30 января 2019, 06:34 861
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама