Фото: ТАСС

В большом долгу. В России сформировался рынок ухода за престарелыми людьми

Всего за пару лет в России сформировался рынок ухода за престарелыми в частных заведениях за госсчет.

Количество частных домов престарелых в последнее время растет ударными темпами — по разным оценкам, на 20–30% ежегодно. Стационары для пожилых не подлежат лицензированию и поэтому с трудом поддаются подсчету и классификации.

Бизнес старшего возраста. "Агентство ЮСИ" вложило в расширение пансионата для пожилых 6 млн рублей

Бизнес старшего возраста. "Агентство ЮСИ" вложило в расширение пансионата для пожилых 6 млн рублей

937
Камила Мирзакаримова

Некоммерческое партнерство "Объединение компаний индустрии услуг старшему поколению" (НП ОКИУСП) "Проект 60+" особо оговаривает, что рынок состоит из двух типов заведений: качественное предложение (специализированные объекты недвижимости и уровень ухода, приближенный или превосходящий государственные стандарты) и неформатное (неприспособленная недвижимость с непрогнозируемым качеством ухода). Представитель другого некоммерческого партнерства, "Мир старшего поколения", отмечал, что дома престарелых, не входящие в реестр поставщиков социальных услуг, занимают примерно 75% рынка.

Эксперты сегодня затрудняются оценить реальный объем рынка, называя цифры от $15 млн до $25 млн. Потенциал же участники оценивают в $150 млн, главным "драйвером" тут выступает старение нации.

Стандартный набор

Набор социальных услуг включает проживание, питание, личную гигиену, прогулки, контроль за состоянием здоровья, занятия и досуговые программы. Медицинское обслуживание является отдельным видом деятельности, который возможен, но не обязателен для частного пансионата.

Большинство учреждений ориентировано на пожилых людей с полной или частичной потерей способности к самообслуживанию.

"Во всем мире пожилых людей подразделяют на три группы, — поясняет генеральный директор ООО "Опека" Алексей Маврин. — Первая — это те, кто все может делать самостоятельно. Вторая — те, кто временно нуждается в реабилитации. И третья — те, кто не может и уже никогда не сможет обойтись без посторонней помощи. В России сегодня рынок домов престарелых затрагивает только две последние группы. Домов престарелых для тех, кто может справиться сам, у нас нет".

Дом престарелых впервые построят по концессии

Дом престарелых впервые построят по концессии

2834
Мария Тирская

Прорывной закон

Государство, со своей стороны, простимулировало бизнес, приняв в 2015 году ФЗ–442, согласно которому человек, нуждающийся в уходе, может получить его хоть в государственном, хоть в частном доме престарелых.

Порядок получения денег прост: нуждающийся должен получить в органах соцзащиты индивидуальный план социальных услуг (ИПСУ), а затем выбрать учреждение из тех, что есть в реестре. Ему рассчитают стоимость услуг и отправят документы на субсидию в комитет по социальной политике. Если сумма обслуживания по ИПСУ, например, составляет 60 тыс. рублей в месяц, а совокупный доход получателя — 20 тыс. рублей, государство забирает 75% (15 тыс. рублей), а остальное доплачивает из бюджета.

"Сколько человек придет с этими документами — столько и компенсируют, — поясняет Алексей Маврин. — Для бюджетной политики это не очень удобно, но зато для людей очень круто. И коррупционная составляющая убирается вообще: никто не может гарантировать, что люди к вам пойдут".

Крупнейшими получателями субсидий становятся наиболее востребованные учреждения, в Петербурге и области это "Опека", ООО "Агентство ЮСИ" и общественная организация "Забота — Хэсэд Авраам".

Как рассказали "ДП" в комитете по социальной политике, негосударственные дома престарелых в 2018 году получили более 350 млн рублей, на тройку лидеров пришлось 300 млн. Больше половины получил "Хэсэд Авраам".

Всего на ноябрь 2018 года в системе работало 10 коммерческих поставщиков социальных услуг и 28 некоммерческих. Государственных предприятий вдвое больше. Причем 85% бюджетных коек размещено в психоневрологических интернатах.

Примечательно, что содержание городских учреждений для престарелых обходится бюджету значительно дороже, чем компенсация расходов частникам. Так, на каждое государственное профильное койко–место выделяется примерно 630 тыс. рублей в год. Тогда как, судя по данным комитета по соцполитике, благотворителям и коммерсантам город доплачивает в среднем всего по 157,6 тыс. рублей в год за одного пожилого петербуржца.

Для сравнения: в государственном интернате для инвалидов и пенсионеров, освобожденных из мест лишения свободы, город выделяет по 1,19 млн рублей на койко–место в год.

Для участия в госпрограмме заведение должно быть зарегистрировано в реестре, для этого надо соответствовать определенным требованиям. В разных регионах они разные, в Петербурге оговариваются минимальный срок работы в данной сфере (5 лет) и соответствие услуг перечню. При этом нежелание регистрироваться официально многие участники объясняют не столько этими требованиями, сколько сложившимися в обществе стереотипами.

"Не все готовы афишировать, чем они занимаются, — говорит Алексей Маврин. — Долгие годы у нас в стране считалось постыдным "сдавать" пожилых родственников в дома престарелых. На самом деле я рад, что государство пока не сильно регламентирует эту сферу".

Вместо сложного регулирования участники рынка предлагают создать рейтинг на основе оценок трех сторон: проживающих, их родственников и независимой общественной организации.

На всех не хватит

По данным экспертов "Мира старшего поколения", на начало 2018 года обеспеченность пожилых людей в стационарном уходе в России была ниже 50% (270 тыс. мест на 630 тыс. нуждающихся). Работающие в Петербурге и области участники рынка настроены еще более пессимистично. Организатор частных пансионатов проекта Franshiza.pro Артем Артемьев предполагает, что у нас действует всего около двух десятков заведений.

"В развитых странах считается, что в помощи нуждается 3% населения, — говорит Алексей Маврин. — Если даже взять 2%, то в Петербурге должно быть порядка 100 тыс. коек. А на самом деле, я думаю, гораздо больше. Сейчас есть 8 тыс. государственных коек, у частников наберется еще около 5 тыс. Остальные сидят дома, с сиделкой или без, либо находятся в больницах".

По оценкам экспертов "Проекта 60+", бизнес в сфере частных пансионатов остается мелким и средним (выручка среднего оператора составляет 10–12 млн рублей в год), и подавляющее большинство компаний принадлежит физическим лицам. При этом крупнейшие сети включают всего пять–девять объектов, а 70% операторов имеют в управлении по одному объекту. Это объясняется достаточно внушительным объемом инвестиций (при условии создания качественного продукта) и низкой маржинальностью бизнеса.

"Минимальная сумма, с которой мне удавалось запустить пансионат, — 9 тыс. рублей, — рассказывает Артем Артемьев. — Но это просто повезло. Обычный минимум начинается от 3 млн рублей".

Сделать бизнес более привлекательным, по мнению предпринимателей, может работа по схеме государственно–частного партнерства (ГЧП).

Вероника Зубанова Все статьи автора
16 января 2019, 10:20 1176
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама