Алексей Михайлов Все статьи автора
24 декабря 2018, 06:50 8322

Был год абсурдов. Противоречия в экономике России в 2018 году

Фото: Архив "ДП"

Будет еще круче

Сложно подобрать другое слово, кроме как "абсурд", чтобы охарактеризовать все противоречия в экономике России в 2018 году. Начнем с казны.

А вот кому денег? Как и почему долги других стран перед СССР незаметно исчезли

А вот кому денег? Как и почему долги других стран перед СССР незаметно исчезли

8667
Алексей Михайлов

Казна растет

Четверть полученных за 11 месяцев этого года на свои счета денег минфин "зажал". Оставил на своих счетах 4,5 трлн рублей. Их вполне хватило бы, чтобы на 6 лет отказаться от пенсионной реформы и на пару–тройку — от повышения НДС. Но эти решения все равно приняты.

Часть прироста денег на счетах минфина фиксируется как профицит бюджета (3,4 трлн рублей), а остальное (1,1 трлн рублей) идет по статье финансирование дефицита — это курсовые разницы 0,6 трлн рублей (спасибо падению курса) и прирост внутреннего госдолга почти 0,5 трлн рублей (превышение стоимости проданных гособлигаций над погашенными).

Всего на счетах минфина на 1 декабря 2018–го накоплено 10,6 трлн рублей — это 2 / 3 бюджета по расходам, запланированным на этот год.

Зачем столько? И толку нам, россиянам, с этих бюджетных накоплений? Вот отчет минфина: с 15 декабря 2017–го по 30 ноября 2018–го он получил 0,2% доходов по фонду нацблагосостояния. Для сравнения: норвежский пенсионный фонд GPFG за 2018 год заработал 2,3%.

Как может развиваться экономика, из которой безвозвратно изъяли сумму, равную 4,5% ВВП? Нет ответа — особенно если учесть, что вообще–то профицит принято тратить на рост расходов, сокращение налогов и долгов. А не как у нас.

Люди беднеют

Личным усердием. Впервые с 2009 года численность населения России стала сокращаться

Личным усердием. Впервые с 2009 года численность населения России стала сокращаться

1307
Алексей Михайлов

При таком сверхбогатом бюджете, наверное, люди в стране должны жить припеваючи? В своих победных реляциях руководство страны муссирует цифру роста реальных зарплат в 7% и больше. Кажется, все отлично? Как бы не так.

Это был всего лишь моментный всплеск, вызванный выборами президента. Губернаторам и министрам надо было подтянуть зарплаты для выполнения майских указов 2012 года и дождаться своих переназначений. А потом все — как отрезало.

7,6% роста реальной зарплаты — это по итогам первого полугодия. В октябре–2018 к октябрю–2017 от этой цифры осталась половина — всего 4,4%. А в I квартале 2019–го она, скорее всего, вообще уйдет в минус. Хотя, учитывая скачок инфляции в ноябре–декабре в связи с подготовкой к росту НДС, это может произойти и раньше.

В будущем никто не собирается и далее повышать социальные стандарты, нет. Вместо этого в правительстве только одна идея — усилить адресность социальных выплат. Это значит, что бедным должны помочь другие бедные, а не бюджет или кто–либо другой. Как читатель легко поймет, общий уровень бедности в стране при этом вряд ли сократится.

Сейчас реальные располагаемые доходы населения почти на 10% ниже уровня докризисного 2013 года. И достигнут этого уровня, по прогнозам правительства, только в 2023–2024 годах. 10–11 потерянных лет.

Мы не знаем, что с экономикой

Обычно, подводя итоги года, экономисты говорят, на сколько выросли/упали ВВП, промышленность, сельское хозяйство, инвестиции. Но давайте себе честно признаемся: мы не знаем. Потому что статистика в стране окончательно разрушена, это хаос. Раньше Росстату хватало простых наивных фокусов типа учета присоединения Крыма, без указания на цифры, которые были бы без его учета. Потом такие фокусы перестали проходить, а главное, они нужны каждый год. И Росстат взял и переделал классификацию отраслей. Данные за 2016 год перестали быть сопоставимы с более ранними данными. С тех пор прошло уже 2 года, но Росстат не спешит восстанавливать динамические ряды. Будто с 2016–го началась какая–то новая жизнь.

Самый скандальный случай — с сельским хозяйством. Это вообще с трудом укладывается в голове. В 2016 году Росстат провел всероссийскую сельхозперепись. По итогам которой скорректировал объем валовой продукции сельского хозяйства на 0,5 трлн рублей вниз. 0,5% ВВП потерялись! 10 млн т продукции оказались приписками, объем которых только за 2017 год составил 10,6% — это больше, чем весь его рост, ранее оцениваемый Росстатом за 2015–2017 годы.

Кто на каком этапе приврал? Компаниям это делать нет смысла — статотчетность должна коррелировать с бухгалтерской, покажешь больше — получишь не премию, а дополнительные налоги. Можно предположить, что это сами статорганы на этапе занесения данных в общую базу.

Нефть вверх, рубль вниз

Рублю не помогли нефтяные сверхдоходы 2018 года: он упал к доллару более чем на 16%. Это мигом обесценило все рублевые доходности. Операции carry trade (занять в валюте дешево, вложить в рублевые активы дорого) стали в 2018–м убыточны. Все они проиграли перед наличным долларом, спрятанном где–нибудь в словаре английского языка на книжной полке…

Всему можно найти объяснения. Да, была массированная скупка валюты минфином в рамках "бюджетного правила". Да, бежали из страны перепуганные санкциями (или угрозами санкций) иностранные инвесторы. Да, неуклюжие попытки дедолларизации привели только к лишней долларизации. И все же при таком колоссальном профиците торгового баланса в 2018 году получить девальвацию нацвалюты — это надо суметь.

И снова об абсурдах

При колоссальных остатках на счетах бюджета принимать крайне сложные, непопулярные социальные решения относительно пенсий и НДС — эту логику понять сложно.

2 млн человек с 2019 года не получат по 180 тыс. рублей пенсии каждый. Из–за роста НДС вырастут цены. Это — сильный удар по доходам населения. Потребительский спрос сократится, и даже сами госорганы пересмотрели прогнозы на 2019–й в сторону уменьшения экономического роста и увеличения инфляции.

Но если кто–то думает, что 2018 год был годом "плохих" для людей реформ и все уже позади, — вынуждены разочаровать их. "Плохих" реформ впереди еще множество. И главная снова коснется пенсий — теперь накопительной их части. Ведь ее просто заморозили. Надо решать, что теперь делать с этими деньгами (а это, по нашим оценкам, примерно 7–8 трлн рублей за 5 лет). Раньше обещали оставить пенсионные баллы — но это же фикция. Простая математика: чем больше у людей будет пенсионных баллов, тем ниже будет их стоимость…

А еще маркировка товаров развернется во всю ширь. Налог на недвижимость продолжит расти ближайшие 5 лет, как и цены на связь (из–за "пакета Яровой"). Обложение пошлинами посылок из иностранных онлайн–магазинов. "В работе" инициативы по введению акцизов на сладкую газировку и колбасу, ужесточение контроля за денежными переводами людей с карты на карту, национализация 300 млрд рублей невостребованных вкладов, введение социальных норм потребления электроэнергии, новых газовых счетчиков и др.

Если посмотреть на прогноз минэкономразвития до 2036 года — приоритеты правительства становятся очевидны: инвестиции вместо хлеба. Реальные располагаемые доходы населения будут расти с полуторакратным отставанием от и так небольшого роста ВВП (3%).

Так что плохая новость — следующий год будет хуже настоящего. Хорошая — краха российской экономики тем не менее все–таки не будет.

Но не потому, что экономика России неуязвима. А потому, что выстроены кое–какие защитные механизмы и балансы. Цены на нефть держит соглашение ОПЕК+. Будут падать — ужесточат режим ограничения добычи и вернут их на комфортный уровень. Новые санкции могут быть неприятны для отдельных компаний, но не столь уж существенны для всей российской экономики. Более жесткие санкции пока не планируются. Конечно, если наши власти их не спровоцируют.

Алексей Михайлов, экономист

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама