Фото: Алена Марченко

"ДП" подвел итоги рейтинга "Юрист сезона. Осень-2018".

Конец года — время подведения итогов. Мы в "ДП", конечно, не будет отходить от традиции.

Летом 2018–го газета изменила подход к нашему рейтингу "Юрист сезона". Этот проект в прежнем виде пережил несколько лет — и со стороны юридического сообщества к нему год от года возникало все больше вопросов. Часть из них мы решили снять, скорректировав подход к голосованию.

Новый сезон мы начали сразу с серии технологических изменений. Несколько последних лет голосование проходило лишь в двух номинациях: "Споры" и "Сделки". С последней особых сложностей не было — в силу понятных ограничений на раскрытие информации даже по закрытым сделкам заявок было не так много, как хотелось бы, а результат определялся достаточно явно.

А вот в "Спорах", куда одновременно попадали кейсы, например, из защиты на стадии предварительного следствия, налоговые споры, банкротства, арбитражные дела, споры об интеллектуальных правах, гражданские и административные производства, сложности возникали. При общем голосовании выбирать из таких разноплановых дел — сложнее. Поэтому мы изменили правила голосования, объединив все кейсы участников, пусть и весьма условно, в несколько групп. Они будут меняться от сезона к сезону — и к итоговому рейтингу "Юрист года" сформируют более разнообразную картину. В рейтинге "Осень–зима 2018" вы отдавали свои голоса в пяти тематических группах.

К слову, об итоговом рейтинге. Мы решили отказаться от присуждения этой почтенной номинации в декабре. Благодарны юридическому сообществу за те кейсы, которые вы прислали в редакцию. Однако вполне справедливой нам показалась и высказанная в некоторых письмах мысль — что, подводя итоги в декабре, мы, по сути, исключаем последний месяц года из конкурсной ротации. Хотя порой на него приходятся весьма интересные истории. А без них итоги 2018–го получатся нерелевантными.

Именно поэтому окончательные результаты конкурса "Юрист года" — а именно фамилию победителя — "ДП" объявит в следующем приложении, которое увидит свет в феврале. Обладатель этого почетного звания в обязательном порядке будет номинирован для участия в нашей главной премии — "Топ–100", итоги которой мы огласим в ноябре 2019–го. А сегодня предлагаем вашему вниманию наиболее интересные кейсы прошедшего сезона. И конечно, с наступающим Новым годом!

Арбитраж

Юристы бюро «Румянцев Лигал» создали правовой прецедент: выигранное дело включено в «Обзор изменений судебной практики Верховного суда РФ №3». Это дело о толковании положений условий договора и об обязательности применения такой редкой модели, как оплата за исполнение договора поставщику услуги третьим лицом. Это часть спора, по которому адвокаты бюро уже более 2 лет оказывают клиенту правовую помощь по возврату дебиторской задолженности с петербургского девелопера Legenda Development.

Дело примечательно: ВС отменил все ранее вынесенные по делу судебные акты, отправил дело на новое рассмотрение, обратив внимание нижестоящих судов, что при указании в соглашении о переводе задолженности с одной компании на другую могут переводиться только права и обязанности по оплате без прав и обязанностей заказчика по принятию встречного исполнения со стороны поставщика услуги.

В обзоре ВС РФ еще раз подтвердил положения ст. 322 ГК РФ: заказчиком услуг или работ по договору может выступать одно лицо, а плательщиком — другое, например застройщик. При этом и застройщик, и генподрядчик отвечают перед подрядчиком по вопросу оплаты напрямую и солидарно. Это дело важно для практики, так как ВС РФ специально подчеркивает возможность солидарного взыскания задолженности с компании, являющейся конечным получателем услуги, и с компании технического заказчика такой услуги при наличии подписанного соглашения об оплате услуги напрямую конечным ее получателем. Решение суда важно и для бизнес–практики при многоступенчатой реализации крупных проектов.

Юристы ИПП с 2016 года представляли интересы ОАО «Метрострой» в спорах с генеральным подрядчиком АО «Концерн «Титан–2» по договору на строительство ЛАЭС–2. Общая сумма требований сторон в спорах составила 4,9 млрд рублей. В рамках дела №А56– 50604/2016 в споре о взыскании неустойки за работы на этом объекте, выполненные в 2014–м, группе юристов во главе с Полиной Рябинчук удалось снизить в интересах ОАО «Метрострой» размер требований генподрядчика с 1,4 млрд рублей более чем в 48 раз.

По делу №А56–92455/2016 (с декабря 2016–го по август 2018–го) концерн хотел взыскать с «Метростроя» 1,3 млрд рублей неустойки за нарушение сроков выполнения работ в 2013 году. Была разработана правовая позиция, подтверждавшая незаконность указанного требования более чем по 120 видам работ. Доказаны нарушения генподрядчиком встречных обязательств (несвоевременная передача подрядчику документации, необоснованность начисления неустойки на часть работ, незаконность требования об уплате пени, несмотря на сдачу истцу соответствующих работ). Линия защиты позволила доказать необоснованное начисление неустойки. Также основанием для снижения размера санкций послужила выявленная тождественность заявленных концерном «Титан–2» требований ранее предъявленным в рамках другого дела. В итоге размер неустойки был снижен судом более чем в 6 раз. Впоследствии с АО «Концерн «Титан–2» заключено соглашение об урегулировании задолженности споров между сторонами. В результате исполнения данного документа арбитражными судами утверждены разработанные мировые соглашения, по условиям которых концерн «Титан–2» отказался от взыскания указанной суммы неустойки, а ОАО «Метрострой» за выполненные работы получило сумму в размере, превышающем 500 млн рублей.

Сделки

Команда практики IP/IT Maxima Legal оказала комплексную юрподдержку финансовой блокчейн–платформе Zodiaq для проведения ICO. Целью платформы является создание криптовалютных банка, биржи, хедж–фонда и универсальной платежной системы. В ходе ICO планируется собрать более 7 млрд рублей ($104 млн), оно стартовало в мае 2018 года.

Российский стартап Zodiaq — один из первых, где основан банк с лицензией на операции с криптовалютами: платформа присоединилась к FATCA, получив GIIN–номер в налоговой службе США и лицензию Коморских островов. Документы позволяют легально вести весь спектр финансовых операций физ– и юрлиц: открытие счетов, прием депозитов, выдачу кредитов. Платформа будет поддерживать не менее 30 фиатных и 150 криптовалют. Юристы Maxima Legal проанализировали схему создаваемого холдинга, консультировали по вопросам взаимодействия с инвесторами и потребителями, помогли с разработкой правовой документации по использованию сайта и других сервисов проекта.

Профессиональным вызовом стала не только высокая динамика законодательства в данной области, но и большое количество правовых пробелов в регулировании рынка криптовалют и ICO во всем мире. Учитывая транснациональный характер проекта, юристам приходилось учитывать нормы законодательства одновременно нескольких юрисдикций (острова Мэн, Каймановых и Коморских островов, Великобритании, США, Швеции, Финляндии и ряда стран ЕС и Юго–Восточной Азии), чтобы предложить клиенту оптимальные правовые решения.

При правовой поддержке Rightmark Group заключены сделки, связанные с приобретением застройщиками прав на земельные участки для многоквартирного жилищного строительства на намывных территориях Васильевского острова. Наряду с применением классических обеспечительных мер, предусмотренных ГК РФ, в качестве дополнительного «способа обеспечения» оплаты цены договора купли–продажи стороны договорились о заключении договоров участия в долевом строительстве с продавцом на соответствующую сумму денежных обязательств покупателя. Это позволило не прибегать к ипотеке земельных участков. Договорами обеспечены имущественные интересы сторон при приобретении ООО «Морская Строительная Компания» земельного участка в собственность и при продаже долей участия в уставном капитале застройщика — компании ООО «Северная Двина» (обладает правом собственности и разрешением на строительство на земельном участке).

Учитывая суммы сделок, было недостаточно классического обеспечения подобного рода обязательств. Rightmark Group предложила использовать заключение договоров участия в долевом строительстве в строящемся доме для комплексной защиты интересов обеих сторон. Реализация предложения на практике оказалась не столь сложной, как это представлялось, при сравнении с поименованными в законодательстве способами. В обоих случаях центральную роль взял на себя договор купли–продажи, который стал в своем роде «кодифицированной» сделкой, закрепляющей всю цепочку отношений, включая перечень подлежащих заключению сделок и их основные положения (условия, порядок заключения и основания расторжения договоров участия в долевом строительстве). Заключение договоров участия в долевом строительстве успешно используется юристами Rightmark Group на практике при наличии к тому определенных обстоятельств.

Уголовное право

Двенадцатимесячная работа защиты бенефициара крупнейшего в России интернет–ретейлера, находящегося под домашним арестом по делу о мошенничестве в особо крупном размере, завершилась логичным результатом: изменением меры пресечения с домашнего ареста на меру пресечения, не связанную с изоляцией от общества и свободой передвижения, — денежный залог, в отсутствие признания вины.

На момент очередного продления меры пресечения бизнесмен находился под домашним арестом уже год. Вину свою не признал. Ранее суд на основе одних и тех же материалов следствия, без доказательств в деле, продлевал меру пресечения, игнорируя доводы защиты об отсутствии оснований к этому.

В последний раз с ходатайством о продлении меры пресечения в виде домашнего ареста обратился заместитель прокурора города в связи с нахождением у него на проверке обвинительного заключения. В судебном заседании адвокаты предоставили доказательства, подтверждающие возможность изменения меры пресечения на более мягкую меру, не связанную с изоляцией от общества, в том числе: отсутствие нареканий со стороны УФСИН в период домашнего ареста, связанных с исполнением меры пресечения, доказательства неоказания давления на свидетелей, того факта, что Доверитель не предпринимал попыток скрыться от органов предварительного следствия и суда в период 2 месяцев, когда в отношении него судом была отменена мера пресечения.

Система уголовного судопроизводства в России, как правило, не допускает отказа судом в удовлетворении ходатайства следствия о продлении избранной ранее и продлевавшейся неоднократно меры пресечения. Тем более при отсутствии признания обвиняемым предъявленного обвинения.

14.12.2017 сотрудниками ФСБ РФ по подозрению в совершении террористического акта был задержан 18–летний Евгений Ефимов. Сам теракт Ефимов планировал совершить 17 декабря 2017 года во время службы в Казанском соборе Санкт–Петербурга. В рамках расследования уголовного дела Ефимову было предъявлено обвинение по части 1 ст. 30, части 1 ст. 205 УК РФ, а также по части 1 ст. 223.1 УК РФ («Приготовление к совершению теракта и незаконное изготовление взрывчатых веществ»).

В ходе расследования уголовного дела Евгений Ефимов полностью признал свою вину, и в соответствии со ст. 317.1 УПК РФ на имя прокурора было направлено ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, которое было удовлетворено. При расследовании уголовного дела стороной защиты были опровергнуты доводы следствия о причастности юноши к аналогичным преступлениям, а также к дополнительным эпизодам преступной деятельности.

При рассмотрении уголовного дела на выездном заседании Московским окружным военным судом адвокатом Евгения Ефимова были представлены исключительные обстоятельства, связанные с целями и мотивами преступления, ролью виновного Ефимова, его поведением при покушении на вышеуказанное преступление, а также другие обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности. На основании представленных суду сведений о наличии исключительных обстоятельств совершения преступления, а также на основании представленных характеристик на Евгения Ефимова, учитывая факт сотрудничества со следствием, полное признание вины, суд приговорил его к 5 годам колонии строгого режима и к выплате штрафа в размере 100 тыс. рублей, что является наказанием ниже низшего предела, так как минимальный срок лишения свободы, предусмотренный ч. 1 ст. 205 УПК РФ, составляет 10 лет.

Банкротства

Спор стал прецедентным, поскольку подобные вопросы ранее не поднимались. В связи с банкротством «Трансаэро»Международная ассоциация воздушного транспорта (ИАТА) обратилась за помощью относительно непогашенной задолженности «Трансаэро» (включала в себя суммы из разных международных систем, оперируемых ИАТА, в основном Клиринговой палаты).

Клиринговая деятельность ИАТА подразумевает организацию международных взаиморасчетов в авиации. Члены Палаты заявляют для клиринга операции, совершенные в отношениях с другими членами Палаты. Регулярно осуществляется клиринг операций, в результате возникает одно обязательство — в пользу Палаты или ее члена. Оно и стало предметом спора. Принципиальный вопрос: рассматривать ли долг как совокупность первоначальных переданных для клиринга операций (с ориентацией на их даты и основания возникновения) либо итоговое обязательство — как самостоятельное и независимое. Основной интерес клиента — получение денег, но его не позволяло удовлетворить неподробное российское материальное и банкротное регулирование. Более того, применимая практика и разъяснения полностью отсутствуют. Сумма задолженности подтверждалась одним — итоговым балансом (носит характер первичного документа), а документация по операциям для клиринга не передавалась ИАТА.

Проведенный анализ позволил обосновать и применить иностранное право и в соответствии с ним установить характер клирингового обязательства как независимый от операций, переданных для клиринга, и взыскивать его как самостоятельный долг. Момент и основания возникновения обязательства также независимы и определяются по правилам Палаты. Суд первой инстанции не учел доводы о применимом праве и не анализировал задолженность, отказал в иске, посчитав доказательства недостаточными. Суд апелляции применил нормы иностранного права, согласившись с самостоятельной правовой природой обязательства и сочтя доказательства достаточными. Суд рассматривал вопросы об абстрактности и каузальности сделок, подтверждении реального характера клиринговых операций, о публичном порядке и др. Апелляция взыскала долг за часть клирингового периода после принятия заявления о банкротстве.

В августе 2017 года представители учредителя ООО «Росинвест» обратились к консультантам группы компаний «Консалтум» за юридической помощью в рамках процедуры банкротства ООО «Росинвест» в интересах должника. После вступления в дело консультантами были выявлены признаки попыток фиктивного банкротства общества недобросовестными кредиторами посредством искусственного создания кредиторской задолженности в объеме более 1 млрд рублей.

Консультанты «Консалтума» проанализировали все требования кредиторов — обоснованной оказалась только задолженность перед ГУП «Водоканал Санкт–Петербурга». В интересах восстановления платежеспособности должника и предотвращения фиктивного банкротства было принято решение о привлечении инвестора (третье лицо) в процедуру для удовлетворения включенных в реестр требований кредиторов, требований ГУП «Водоканал Санкт–Петербурга», а также кредитора–заявителя с целью прекращения процедуры банкротства и восстановления деятельности Общества.

В процессе защиты интересов должника в процедуре банкротства удалось добиться отказа во включении в реестр требований кредиторов большинству заявленных кредиторов в связи с их необоснованностью. Включенные в реестр требования (на момент привлечения инвестора были бесспорны) составляли незначительную сумму, были удовлетворены в полном объеме привлеченным инвестором. Производство по делу о несостоятельности прекращено. Представленное дело является практикообразующим, не имеет аналогов в судебной практике РФ, поскольку погашение включенной в реестр задолженности было произведено третьим лицом, на которое было распространено действие разъяснения, содержащегося в абзаце 5 п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 №35, согласно которому для прекращения производства по делу в случае удовлетворения всех требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, необходимо, чтобы требования кредиторов были погашены только в части, включенной в реестр; не требуется погашение процентов, предусмотренных п. 2 ст. 81, п. 2 ст. 95 и п. 2.1 ст. 126 Закона о банкротстве, и текущих платежей.

В рамках дела о банкротстве г–на С.А. Бендерского Мария Кудинова разработала правовую позицию, направленную на недопущение включения в реестр кредиторов необоснованных требований иностранных физлиц на общую сумму около 140 млн рублей.

Юрист подготовила возражения, включающие ссылку на нормы пункта 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 №35, разъясняющие: установленными могут быть признаны требования, к которым представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности. Так как судебный акт о включении кредитора в реестр непосредственно затронет интересы всех участников дела о банкротстве, суду первой инстанции следует проверить все представленные материалы. Предъявленные кредиторами документы вызывали веские сомнения (невозможно идентифицировать платеж как заем от конкретного кредитора, отсутствовали предварительные требования должника о предоставлении займов, были нестыковки в доверенности представителя кредиторов), суды двух инстанций признали требования обоснованными.

Мария подготовила кассационные жалобы о необходимости исследования прямых и косвенных доказательств — и самой возможности по исполнению сделок сторонами, и обращающие внимание на важность большей глубины и широты исследования возникновения долга по сравнению с обычным спором. Определениями от 16.10.2018 и 08.11.2018 Арбитражный суд Московского округа отменил оспариваемые судебные акты и вернул споры на рассмотрение в суд первой инстанции, указав: при оценке доводов о пороках сделки суд не должен ограничиваться проверкой соответствия документов формальным требованиям; необходимо принимать во внимание доказательства и об экономических, физических, организационных возможностях сторон осуществить спорную сделку, так как составление документов об ее исполнении не исключает ее мнимость. В силу специфики таких дел суду надлежит учитывать также финансовое положение кредитора, сведения о расходовании денежных средств должником, отражение займов в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д. Формирование подобной правовой практики имеет значение в связи с малочисленностью судебных актов по полному и всестороннему рассмотрению требований иностранных кредиторов, отменяющему поверхностный и формальный подход к исследованию обстоятельств дела.

Суды общей юрисдикции

В 2008 году гражданин взял кредит в размере $500 тыс. и заключил предварительный договор купли–продажи квартиры с компанией «Л1» (ЛЭК). В 2009 году покупатель потребовал вернуть деньги в связи с задержкой строительства, однако денег обратно не получил. Дом не построили и в 2014 году, покупатель обратился в суд. Все это время, на протяжении 7 лет, он выплачивал банку кредит за непостроенную квартиру. На первом этапе удалось доказать, что положения закона «Об участии в долевом строительстве…» применяются не только к застройщику, но и к инвестору (посреднику между застройщиком и дольщиком), заключившему предварительный договор с физическим лицом (определение Верховного суда 78–КГ16–13 от 10.05.2016).

Второй этап заключался во взыскании убытков с компании–инвестора. Убытки выразились в уплаченных гражданином процентах по кредиту. Суд первой инстанции, имея в деле определение Верховного суда и апелляционное определение, взыскал в среднем $500 тыс. Апелляционная инстанция, не имея на то должных оснований, приобщила к делу дополнительные документы и, несмотря на уже данную этим доказательствам оценку Верховным судом и Санкт–Петербургским городским судом, заново оценила доказательства, взыскав с компании всего 1 млн рублей.

Верховный суд принял к производству жалобу покупателя и назначил заседание на 13 февраля 2018 года. Суд оставил в силе частичное взыскание убытков в виде процентов по кредитному договору (определение по делу №78–КГ17–99 от 27.02.2018).

Клиент (физическое лицо) обратился с запросом на представление его интересов в судебном споре, в рамках которого оспаривался договор залога объектов недвижимого имущества. Основание: договор залога был заключен представителем истца (являвшимся одновременно заемщиком по договору займа) в собственных интересах в обеспечение обязательства по возврату указанного займа на основании ранее выданной нотариально удостоверенной доверенности.

Сложность спора заключалась в том, что по данной категории исков с подачи Верховного суда РФ сформировалась устойчивая судебная практика, при которой такие иски удовлетворяются судами и сделки признаются недействительными, при условии что нарушение прав собственника залогового имущества в данном случае презюмируется законом. Была подготовлена правовая позиция, построенная на факте одобрения сделки истцом до обращения в суд с иском о признании договора залога недействительным, но после начала исполнения данного договора. Специфика стратегии заключалась в том, что в качестве доказательств возражений ответчика использовались процессуальные документы, в том числе исковые заявления, предъявленные истцом в рамках иных процессов, в которых участвовал наш клиент, то есть был реализован принцип «бей врага его же оружием».

Уникальность же данного спора заключается в том, что, отказывая в удовлетворении заявленного к клиенту иска, суд применил достаточно редко встречающийся в правовой практике Российской Федерации правовой институт эстоппеля. Принимая во внимание мнение экспертов, отмечающих, что суды общей юрисдикции редко применяют такой правовой принцип, как эстоппель, в отличие от арбитражей, а также учитывая последнюю активность Верховного суда Российской Федерации, направленную на активное развитие практики применения данного института в судах общей юрисдикции, настоящий спор можно по праву считать прецедентным.

Суд первой инстанции решил: взыскать с ответчика задолженность по договору займа (1 млн рублей), неустойку (15 млн рублей), обратить взыскание на два предмета залога — нежилые помещения (начальная стоимость определена соответственно в 5 млн и 26 млн рублей).

Ответчик подал апелляционную жалобу со ссылкой на несоразмерность размера неустойки сумме основного требования (ст. 333 ГК РФ) с просьбой отменить решение суда первой инстанции в части неустойки, превышающей двукратную ставку рефинансирования ЦБ РФ (600 тыс. рублей), в части обращения взыскания на второй предмет залога по стоимости 26 млн рублей. В суде апелляционной инстанции удалось отстоять позицию истца полностью, притом что сумма неустойки в 15 раз больше задолженности по основному долгу, апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения.

Были применены разъяснения ВС РФ, содержащиеся в п. 42 Постановления Пленума ВС РФ №6, Пленума ВАС РФ №8 от 01.07.1996, в которых указано, что необоснованное уменьшение неустойки с экономической точки зрения позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условиях, что в целом может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам, неисполнение должником денежного обязательства позволяет ему пользоваться чужими денежными средствами, однако никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения. Применены доводы: удовлетворение жалобы ответчика приведет к нарушению баланса интересов сторон, ответчик не представил доказательств уважительности причин нарушения обязательств, материальное положение ответчика позволяло не заключать спорный договор займа (получить искомые средства путем продажи части своего имущества) и позволяло ему выполнить обязательства по возврату долга в срок, а также позволяет выполнить обязательство по оплате предусмотренной договором неустойки, ответчик мог себе позволить не заключать договор, если бы условия подписанного им спорного договора, в том числе относительно размера неустойки, были для него невыгодными, размер неустойки, предусмотренный в договоре, был установлен в договоре с учетом рисков заимодавца, связанных с возможным уклонением ответчика от возврата долга, при наличии иных неисполненных обязательств у ответчика были проблемы с получением средств у кредитных организаций, доказательств того, что он мог получить кредитование в другом месте, в деле им не представлено, ссылка ответчика на ставку рефинансирования ЦБ РФ и возможность получения средств на рынке на более выгодных условиях необоснованна и является попыткой уклониться от исполнения обязательств по договору займа, ответчик является ИП, а субъекты предпринимательской деятельности ведут ее с определенной степенью риска и несут ответственность за ненадлежащее исполнение обязательств независимо от наличия в этом их вины (абз. 3 п. 1 ст. 2, п. 3 ст. 401 ГК РФ), ответчик не доказал, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы (ст. 401 ГК РФ), необоснованное уменьшение неустойки с экономической точки зрения позволит должнику получить доступ к финансированию его предпринимательской деятельности за счет других лиц на нерыночных условиях, при этом ведя бизнес, рискуя не своими, а чужими денежными средствами.

dp.ru Все статьи автора
19 декабря 2018, 14:19 8943
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама