Антон Мухин Все статьи автора
7 декабря 2018, 06:07 534

Кант внутри нас. За философским кейсом — демократический тренд

Просто сразу не разглядели.

Начштаба Балтийского флота Игорь Мухаметшин, построивший моряков и велевший им не голосовать за присвоение аэропорту Калининграда имени Канта, поскольку он "писал какие–то непонятные книги, которые никто из здесь стоящих не читал и никогда читать не будет", стал, пожалуй, главным героем недели. Все поглумились вволю. Но, как это часто бывает, за смешным кейсом не разглядели важный тренд.

Кант нам не земляк. Как депутат Госдумы запретил философа
Авторская колонка

Кант нам не земляк. Как депутат Госдумы запретил философа

621

История России не богата либеральными правителями. И даже само употребление этого слова во множественном числе — некоторая натяжка. Настоящим, осознанным либералом, если судить по результатам, был только Александр II. С большим количеством допущений — Борис Ельцин. Плюс несколько вынужденных либералов — типа Николая II или Михаила Горбачева. Плюс романтик Александр I.

Но вот чего у русских правителей отнять нельзя — так это евроориентацию. Начиная как минимум с папы Петра I Алексея Михайловича — любителя почитать заграничные газеты. С падением дома Романовых (который с точки зрения генеалогии правильнее называть Гольштейн–Готторп–Романовыми) эта евроориентация только усилилась. Первые большевики вообще считали, что делают не русскую, а мировую революцию. А потом сталинская конституция 1936 года гарантировала весь набор европейских ценностей — от свободы слова до свободы предпринимательства. Идеологическим идолом в СССР вплоть до его кончины вообще был, как известно, бородатый немец. При этом подданные могли быть сколь угодно сермяжными и посконными — это никого не волновало. Как сформулировал Пушкин в письме к Чаадаеву, при всем "циничном презрении к мысли и к достоинству человека", царящем в русском обществе, "правительство все еще единственный европеец в России". "И сколь бы грубо и цинично оно ни было, от него зависело бы стать сто крат хуже. Никто не обратил бы на это ни малейшего внимания", — замечает наше всё.

В рамках этой евроориентации любой правитель сделал бы все, чтобы приватизировать Канта. Именно те несколько лет, которые он пробыл российским подданным, сформировали его как выдающегося философа! Самолет не отрицается потому, что это чуждое нам изобретение, — наоборот, самолет изобрел русский адмирал Можайский, паровоз — Ползунов, лампочку — Лодыгин, а Советский Союз — родина слонов. Мы не против мира — мы в его авангарде, рассказывали школьникам советские учебники.

"Если хотите мое мнение, то Кант должен быть не только символом вашего университета, но и всего региона". Это Владимир Путин на встрече со студентами калининградского университета, 2013 год.

И вот парадигма поменялась. Начштаба Балтфлота собирает моряков и произносит им речь в духе книжников московского царства: "Братия, не высокоумствуйте! Если спросят тебя, знаешь ли философию, отвечай: еллинских борзостей не текох, риторских астрономов не читах, с мудрыми философами не бывах, философию ниже очима видех. Учуся книгам благодатного закона, как бы можно было мою грешную душу очистить от грехов".

Кант в голосовании проиграл. Но это не власти изменились. С чего бы им меняться? Это то пушкинское "цинично презирающее мысль и достоинство человека" общество прорвалось сквозь слабую преграду "единственного европейца России". А знаете, как это называется? Демократия!

Антон Мухин, обозреватель

Новости партнеров
Реклама