Александр Пирожков Все статьи автора
18 октября 2018, 12:40 1210

На острие нефтяной игры. Топ-менеджер Saxo Bank Оле Хансен о ценах на нефть и покупке золота

Фото: Saxo Bank

Глава отдела стратегий сырьевых рынков Saxo Bank Оле Хансен знает, кто виноват в росте цен на нефть и сколько будет стоить это топливо, если Иран перекроет кран. Ему также известно, когда стоит покупать золото, чтобы с большой вероятностью заработать. Обо всем этом он рассказал "ДП".

Насколько обоснован недавний бурный ценовой рост на рынке нефти? Каких уровней может достичь цена барреля? В какие сроки? От чего это будет зависеть?

Биржевой трейдер Александр Герчик: "Многим людям менталитет не позволяет быть богатыми"

Биржевой трейдер Александр Герчик: "Многим людям менталитет не позволяет быть богатыми"

22937
Александр Пирожков

— В данный момент рынок беспокоится о предложении нефти, потому что непонятно пока, как на него повлияют санкции США против Ирана. Цены будут зависеть от того, где мы будем с точки зрения производства. Еще буквально несколько месяцев назад все ожидали, что добыча в Иране упадет примерно на 1 млн баррелей: с 3,8 млн до 2,8 млн. Потом кое–кто начал говорить, что добыча упадет на 2 млн баррелей. Если действительно упадет всего на 1 млн, то цена нефти до конца года снизится примерно до $75 за баррель. Если же на 2 млн, то нефть может быть в районе $95 за баррель.

Если падение добычи в Иране составит всего 1 млн баррелей, тогда Россия, Саудовская Аравия, Кувейт и Ирак смогут восполнить для рынка эту потерю. Если же падение составит 2 млн, то никто ее не сможет восполнить. Во II квартале мы видели качели в цене нефти — от $70 до $80 за баррель. А потом на этой неопределенности цена пробила вверх $80 за баррель. Теперь те, кто занимается техническим анализом рынка, говорят, что следующий психологический порог находится на уровне $95 за баррель.

Не приведет ли взлет цены нефти к разрушению экономик стран — импортеров нефти?

— Конечно, может привести. И если сейчас рынок обеспокоен предложением, то в будущем основным беспокойством может стать спрос.

Общее повышение стоимости нефти марки Brent в долларах достигло за 12 месяцев 44%. Но если пересчитать цену нефти в Китае и Индии в местные валюты, то для них повышение составило 49 и 59% соответственно. А надо помнить, что порядка 90% роста спроса на сырую нефть обеспечивается за счет развивающихся экономик, в основном Китая и Индии. Индийцы сейчас платят за нефть такую же высокую цену, какую платили 4–5 лет назад, когда Brent стоила в среднем $110 за баррель.

Чем отличается ситуация сейчас от 2014 года? Во–первых, доллар сильнее, во–вторых — процентные ставки в долларах поднимаются, а в–третьих, долговая нагрузка во многих странах гораздо выше, чем в 2014 году. Соответственно, то же увеличение цены на нефть приводит к гораздо большему увеличению расходов на топливо, которые вынуждены нести производители и население. И сейчас стоимость нефти уже такая, что она может негативно сказаться на глобальном спросе на нефть в следующие несколько месяцев. Я думаю, что сейчас производители нефти уже отдают себе отчет, что слишком высокие цены могут быть контрпродуктивными, поскольку в ближайшей перспективе могут сказаться на спросе. Но это не их вина, что цены так высоки. На политической арене у нас есть президент США Дональд Трамп, который обвиняет Россию и ОПЕК в том, что они не корректируют свою добычу нефти. Но, мне кажется, на это очень умно ответил недавно президент России Владимир Путин, посоветовав Трампу посмотреть в зеркало, чтобы увидеть, кто виноват в росте цены нефти. Это очень точно, потому что причина высокой цены нефти — санкции против Ирана.

Риторика Трампа объясняется приближением промежуточных выборов в конгресс. Стоимость бензина в США находится сейчас на уровне $2,91 за галлон. Это второй по величине уровень перед промежуточными выборами. Когда Трамп выиграл президентские выборы в 2016 году, стоимость бензина была $2,18 за галлон. Ему надо найти виновного в повышении цены топлива.

Развитие возобновляемой энергетики приводит к снижению цены солнечного и ветрового киловатт–часов, но пока не оказывает заметного влияния на цены энергоносителей. Когда можно ожидать массового перехода потребителей на возобновляемые источники энергии и снижения цен на нефть, газ и уголь в связи с этим?

— Я не знаю, когда это произойдет. Может, через 5, может, через 10 лет. Но я уверен, что в ближайшем будущем этого ожидать не стоит. Рост числа киловатт–часов, произведенных возобновляемыми источниками энергии, приходится в основном на Азию. Несмотря на то что Китай сейчас запускает множество проектов в области солнечной энергии и энергии ветра, его объем производства все еще недостаточен, чтобы удовлетворить спрос в этой стране. И я думаю, что в ближайшем будущем спрос на продукты нефтехимии будет увеличиваться быстрее, чем спрос на топливо, и будет больше влиять на спрос на сырую нефть. Международное энергетическое агентство недавно опубликовало доклад, согласно которому оно подобного развития событий и ожидает.

Если посмотреть на количество автомобилей на бензиновом и дизельном топливе, то оно в мире растет. Несмотря на постепенную электрификацию глобального автопарка, на электромобили пока приходится очень маленькая его доля. Из ведущих автопроизводителей Европы и США никто пока не перешел полностью на производство электрических моделей. Так что я считаю, что они не скажутся на общем спросе на нефть еще лет пять–десять.

Правда, в исторической перспективе 5–10 лет — не так уж и много. Если крупные игроки нефтяного рынка поймут, что через 5–10 лет электрификация автопарка может сказаться на спросе на нефть, они, возможно, уже сейчас перестанут инвестировать в разработку новых месторождений. И тогда цены на нефть могут даже увеличиться.

Следует ли ждать подъема цен на рынках цветных и драгоценных металлов вслед за нефтью?

— Давайте начнем с золота. Его цена находится под давлением с апреля. Причина этому, прежде всего, сильный доллар. Но с августа рынок стабилизировался, несмотря на то что доходность американских госбумаг растет, а доллар укрепляется по отношению ко многим валютам. Я считаю, что скоро в золото могут снова пойти инвестиции.

Последние несколько месяцев инвесторы довольно агрессивно продавали золото. Хедж–фонды держат рекордную короткую позицию по нему. Так что, если мы дойдем до уровня $1238 за тройскую унцию, короткие позиции могут начать массово закрываться, и мы увидим рост еще на $50 или, может быть, $100 за унцию. Серебро чувствует себя лучше золота, потому что по отношению к золоту серебро стало достаточно дешевым металлом. Недавно количество унций серебра, необходимое для покупки одной унции золота, пробило цифру 80. Это, вероятно, ложный пробой. В исторической перспективе серебро выглядит очень дешево: с 1990–х годов оно всего 4 раза стоило так дешево по отношению к золоту. В такие моменты люди начинают обычно продавать золото и покупать серебро.

То же самое можно сказать и про платину. Ее цена несколько месяцев назад показала исторический минимум по отношению к золоту. Спред между ценами унции золота и платины составлял $420.

Медь, как и алюминий, — основные промышленные металлы. Их цена очень зависит от ситуации в Китае. После массивных распродаж в III квартале из–за торговой войны мы видим признаки восстановления рынка на фоне новостей, которые приходят из Китая, о сокращении налоговой нагрузки и серьезных бюджетных вливаниях для поддержки экономики. В Glencore говорят, что возможен структурный дефицит на рынке меди в начале 2020–х годов, потому что производство не справляется с ростом спроса. Мы менее критично оцениваем недостаток предложения, но считаем, что рынок нашел плато, ниже которого цена уже не пойдет и постепенно будет восстанавливаться. Но если негативные прогнозы сбудутся и начнется глобальная рецессия, то металлы тоже будут дешеветь.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама