Амера Карлос Все статьи автора
4 мая 2018, 00:14 3020

Французский дизайнер Жак фон Полье: Для России это все ерунда

Французский дизайнер Жак фон Полье, живущий в России около 20 лет, в начале 2000–х выкупил с партнером Дэвидом Хендерсоном–Стюартом Петродворцовый часовой завод "Ракета". За 8 лет иностранцы так и не смогли вывести завод на безубыточность. В интервью "ДП" Жак фон Полье рассказал о коррупции, почему в России невозможно заниматься экспортом и своем недоумении, почему ветеранам дарят китайские часы.

Жак, в 2010 году вы купили убыточный часовой завод "Ракета". Не жалеете?

Нет ничего страшнее Facebook. Алексей Герман — младший о том, почему у России не может быть взаимопонимания с Западом

Нет ничего страшнее Facebook. Алексей Герман — младший о том, почему у России не может быть взаимопонимания с Западом

65717
Михаил Грачев

— Удивительно, но мало кто знает в России, что она входит в топ–4 стран, производящих часы мировых брендов, так как эта индустрия в советское время была очень мощная. Русские часы очень крутые, они были первые в космосе, их носили все суперлетчики МиГ–29. Такими вещами часовая индустрия гордится, потому что качество продукции подтверждается в экстремальных ситуациях. Например, Omega гордится, что их часы были на Луне. А для России это все ерунда, она никак это не пиарит! Вы можете на любом языке задать поиск в Интернете "русские часы", и он выдаст сотни форумов, где обсуждают русские часы.

Что иностранцы на этих форумах обсуждают, ведь сейчас же нет сильных российских брендов?

— Есть много российских подделок часов. Почему, например, есть подделки итальянской одежды? Потому что Италия имеет сильную репутацию в мире моды. Русских часовых брендов, которые звучат по–русски, но не имеют никакого отношения к России, очень много. Например, часы "Нестеров". Их производит американская Invicta Watch Group под брендом Russian diver watch (воспроизводит модели Златоустовского часового завода для подводников, выпускаемые во времена СССР. — Ред.). Почему американцы дали бренду русское название? Потому что это круто! Эти часы носит Шварценеггер, и он не в курсе, что эти часы ни разу не видели Россию — их производят в Китае. Стоят около 800 евро, чуть выше, чем Tissot, и очень популярны в Калифорнии.

При этом ваша компания по–прежнему убыточна.

— С одной стороны, я рад, что сделал эти инвестиции, и мне до сих пор очень интересно этим заниматься. Но с другой стороны, я уже морально устал. Я не понимал, с какими трудностями придется столкнуться, что, например, невозможно найти кредиты. Не думал, что будет настолько равнодушное отношение к заводу на государственном уровне. Если бы я спасал исторический завод в Европе, мне бы давно как минимум дали медали, кредиты, обеспечили господдержкой на 100%. Конечно, я понимаю, что это была не очень логичная инвестиция, сделанная на эмоциях.

Когда вы купили 8 лет назад завод, в каком он был состоянии?

Это зеркальная копия. Историк Иван Курилла о том, почему Россия и США — заклятые друзья

Это зеркальная копия. Историк Иван Курилла о том, почему Россия и США — заклятые друзья

108098
Павел Котляр

— Он работал, но был в катастрофическом состоянии. Ценность завода в сохранении знания производства механизма от А до Я, а таких предприятий на весь мир всего пять, включая наш. Остальные покупают отдельные детали или готовый механизм.

В 2010 году часы "Ракета" стоили 800 рублей. Тогда руководство завода готово было продать станок, который стоил 200 тыс. евро, за 1 тыс. рублей, чтобы получить хоть какие–то деньги. Первое, что я сделал, — поднял цену сразу до 5 тыс. рублей. Хотя и эта цена не окупала затраты. Если сейчас смотреть на наши часы, то все новые модели стоят 80–100 тыс. рублей. С 2010 года мы подняли цены в 100 раз. Это performance. В истории брендов тех, кто так увеличил цены, почти никого нет. Но, поднимая цены, надо поднять все: качество, упаковку, красивые пакеты. При продаже имидж очень важен. Например, сумку Louis Vuitton покупают не для того, чтобы в ней носить картошку, или куртку Chanel приобретают не потому, что холодно. Все дело в бренде.

Вы имеет в виду баланс–спираль?

— Да, это самый сложный элемент в часовой индустрии. Пружина, которая входит в состав детали, тоньше человеческого волоса, и должна экспандировать и компрессировать 18 тыс. раз в час в течение 50 лет (гарантия завода "Ракета". — Ред.). Она не должна менять свои физические свойства при изменении температуры. Есть ветераны, которые носят наши часы 60–70 лет и только сейчас впервые приходят на регулирование. Эта деталь производится из специального сплава из стали и алюминия, состав засекречен. Нет учебника, который бы объяснял, как создать такую пружину. На нашем заводе это знание передается из поколения в поколение больше 100 лет. Есть Rolex, Swatch group, мы и Seiko. У каждого завода своя секретная формула и сплав. 100 кг сплава хватает на 100 лет. Rolex, например, 10 лет назад снова сделал сплав. Нашего сплава хватит еще на 60–70 лет работы. Его очень сложно создать. Есть несколько китайских заводов, которые делают спирали, но их пружины через полгода перестают нормально работать, часы будут спешить или опаздывать. Когда я покупал завод, я не знал, что у него есть такое знание.

Вы продаете деталь другим заводам?

— Swatchgroup 4 года назад объявила, что перестает продавать спирали для чужих брендов, и компании судились с ней. Швейцарский суд заставил Swatchgroup дать компаниям 2–3 года для создания своей спирали. Рынок понял, что опасно зависеть от одного поставщика, и начал искать альтернативу. Компании обратились к нам и были готовы за любые деньги закупать эту деталь. Потом случился кризис в часовой индустрии параллельно с кризисом в России. Рубль упал, "Крым наш", продажи швейцарских часов упали на 40%. Сейчас рынок восстановился, но Swatchgroup изменила свое мнение, потому что поняла: продажи баланс–спиралей — это дополнительный доход. И тем компаниям, которые вели с нами переговоры, Swatchgroup сказала, что если они купят у нас хотя бы одну спираль, то она прекратит им продажи не через 2 года, а завтра.

А вы обращались за господдержкой к администрации Петербурга?

— Все попробовали. Перед журналистами губернаторы Петербурга, и нынешний, и предыдущий, говорили, что будут нас поддерживать. Губернатор в присутствии множества телекамер обещал нам госзаказы, что вместо китайских часов будут дарить наши, и просил связаться с его помощником. Но помощник все время для нас занят. Вы знаете, что в России есть традиция дарить часы. Но до сих пор в подарочном фонде губернатора китайские часы для ветеранов и швейцарские — для VIP–персон. Если приезжает губернатор Сочи в Петербург, ему дарят швейцарские часы с гербом Петербурга. Невозможно представить, чтобы президент Франции угощал гостя чилийским вином!

В правительство РФ обращались?

— Да, бесполезно. Это удивительно, но в Европе так бы не было. Вы спрашиваете, почему я не занимаюсь экспортом. Пересекать российскую таможню очень сложно и дорого. В любой стране, где вы занимаетесь экспортом, вас поздравляют и помогают перенести коробку через границу.

В чем сложность?

— Вы можете догадаться, в чем проблема. Я против любого отката, коррупционеров. Никогда этим не занимался и не буду.

Но сейчас очень удачное время для экспорта.

— Чтобы продавать на экспорт, надо заполнять сотни документов, мы это сделали. Например, нужно указывать вес продукции. Мы взвесили — 180 г одни часы. На таможне проверили — 183 г, заставили переделать документы. Затем попросили нас доказать, что в часах нет золота. Мы им показываем сертификат, где написано "сталь". Они не верят ему, просят другие доказательства. Это значит, что надо дать либо взятку (а это 5 тыс. рублей за каждые часы), либо найти друга–таможенника, который даст нужный сертификат. Если бы во Франции таможенник так себя вел, его бы точно посадили.

Вы в прошлом году открыли первый магазин за пределами России. Довольны результатами продаж?

— Да, мы открыли полгода назад магазин в Париже на Place Vandome под вывеской "Ракета". Это партнерский магазин. Его открытие стоит таких денег, которых у нас пока нет.

Недавно вы стали производить дореволюционный бренд стоимостью 15 тыс евро. Есть спрос?

— Да. Сейчас в работе около 15 заказов.

Чем они отличаются от "Ракеты"?

— Драгоценные металлы, золото, камни, они похожи на дореволюционный дизайн. Но только наручные, а не карманные. На месте герба внутри мы можем нарисовать все, что хочет клиент, например, его инициалы.

То есть на такие часы есть спрос, несмотря на кризис?

— Я занимаюсь "Ракетой" уже 10 лет. У меня много богатых друзей, и, когда я им рассказываю о своем производстве, его истории, Гагарине, который с этими часами летал в космос, они слушают, а в конце почти все задают один и тот же вопрос: "А золотые с бриллиантами есть?" Долгое время я отвечал, что нет и не будет. А потом понял, что без золотых часов с бриллиантами никуда, богатые русские любят роскошь.

Ваши часы рекламируют супермодель Наталья Водянова, космонавт Сергей Крикалев. Как вам удается привлекать известных персон бесплатно?

— У нас нет выбора, так как у нас нет таких денег, которые берет Наталья Водянова за рекламу. Поэтому я приглашаю на ужин и стараюсь с ними договориться по–дружески. Многие согласились на такой вариант. К сожалению, очень много иностранцев готовы рекламировать бесплатно, но я им отказываю, нам нужны русские персоны, а они почти всегда хотят денег.

Ранее вы говорили, что ищете 5 млн евро. Для каких целей?

— Для финансовой подушки, так как мы сейчас не прибыльны, не достигли уровня безубыточности. Но планируем выйти на него по итогам 2018 года, если, конечно Путин не заберет еще какую–то территорию и рубль не упадет еще больше. За 5 млн евро мы готовы отдать 20% акций.

На каких условиях вы готовы впустить инвестора?

— Мы готовы отдать 20% акций. С партнером у нас около 65%, остальные принадлежат нашим инвесторам, они не хотят объявлять свои фамилии, кроме одного, это граф Пален. Если кто–то инвестирует 5 млн евро, он будет иметь от всей группы 20%.

Не думали поменять шрифт советского периода в написании бренда на что–то другое? У многих людей есть отторжение от советского.

— И да и нет. Сейчас это снова в моде, может, мы создали эту моду, мы 10 лет уже используем этот шрифт, нас знают. Иногда приходит клиент и говорит: "Хочу "Ракету", но сделайте мне специальный выпуск, похожий на Breguet". Глупость! Мы русский, советский бренд, у нас советский стиль, это так же глупо, как пойти в Chanel и попросить сделать сумку как LouisVuitton.

Кстати, на какую компанию оформлены все бренды? Я не нашла их на российских компаниях.

— Мы регистрируем бренды на швейцарскую фирму, потому что в России так криво все организовано, что здесь без 20 нотариальных переводов и нотариальных доверенностей я не могу управлять своим брендом. А в Швейцарии очень легко. Звоню и говорю: можете зарегистрировать еще бренд в Польше? Спасибо, кладу трубку — и все. Управлять брендом в России — это кошмар, как и заниматься экспортом.

Вы уже много лет живете в России. Не думали об оформлении российского гражданства?

— Нет. Мне предлагали за взятку 20 тыс. евро русский паспорт. Но за деньги я не буду покупать. И я вообще не хочу русское гражданство. Если бы мне предложили как человеку, достойному русского гражданства, тогда да, но за деньги нет.

Но, может быть, президент оценит ваши заслуги.

— Он будет занят ближайшие 6 лет.

Какая стратегия "Ракеты" на ближайшие 5 лет?

— Мы сейчас радикально изменили свое видение ретейла, мы открываем магазины — монобренды, если будет инвестор, будем быстрее открывать, в том числе и за рубежом. Я не знаю другой бренд, который так же славит Россию, как "Ракета". Когда мы открыли магазин во Франции, все СМИ — от швейцарских до американских — делали репортажи о нас. Наша идея — захватить мир. Сделать "Ракету" брендом № 1 из России. Мы хотим сделать его для России таким же великим, как LouisVuitton и Chanel для Франции.

Биография

Жак" фон Полье

> Совладелец петродворцового завода "Ракета", который приобрел в 2010 году с партнером (совместно владеют 65%). Возглавляет дизайнерский отдел завода. Участник многочисленных художественных и дизайнерских проектов. В 2001 году Полье написал книгу о путешествии по России и Азии, которую опубликовало французское издательство Robert Laffont. Родился 5 сентября 1976 года в Париже.


Компания

"Петродворцовый" часовой завод "Ракета"

> В конце XIX фабрика, основанная в XVIII веке, начала производить карманные часы. Крупное производство часов началось после Великой Отечественной войны.
> Здесь созданы бренды "Звезда", "Победа" (1945 год), "Ракета" (1961 год).
> Консолидированной финансовой отчетности не ведется.


Новости партнеров
Реклама