Фото: Ермохин Сергей

Наука на продажу: как вузы Петербурга монетизируют свою научную деятельность

Российские высшие учебные заведения пока только учатся зарабатывать. "ДП" провел ревизию всех государственных университетов Петербурга и выяснил: только пять вузов заявляют о высоком интересе частного бизнеса к покупке их научных исследований и разработок.

Петербург, как традиционно гласит позиция любого российского чиновника или политика, считается центром инноваций и высокотехнологичных производств мирового уровня. Однако конвертировать статус в материальную выгоду в стране начали относительно недавно. И если у структур главного петербургского университета, СПбГУ, годовая выручка от продажи бизнесу научных исследований составляет около 64 млн рублей, то не самый передовой финский университет города Турку стабильно зарабатывает на сотрудничестве с бизнесом 5-10 млн евро в год.  

Военные гектары: "ДП" исследовал, чем Минобороны владеет в Петербурге

Военные гектары: "ДП" исследовал, чем Минобороны владеет в Петербурге

39643
Татьяна Жданова

Государство в лице Министерства обороны или Минпромторга обращается в вузы за теми или иными научными разработками и исследованиями, обеспечивая университетам стабильный доход и строку в отчете за проделанные работы. Соответственно, актуальными для госзаказа являются университеты, работающие в направлениях военно-промышленного комплекса, авиаприборостроения, космического приборостроения и т. д.

Но если государственные структуры, помимо прочего, заинтересованы в поддержке имиджа вузов, то коммерческий сектор преследует исключительно бизнес-интересы и желает получить качественную услугу или научный продукт для улучшения реальных показателей на производстве. Так что, пожалуй, интерес именно частного бизнеса значительно больше говорит о практической пользе научной работы вузов, чем госсубсидии.

"ДП" провел собственное исследование, чтобы понять, пользуются ли спросом услуги и научные продукты университетов у частных предприятий и как поддерживается предпринимательская инициативность вузов.

"Опыт последних лет показывает, что корпорации активно пытаются "влиться" в вузы. И то, что все сейчас пытаются "раскачиваться", конечно, очень радует, — поделилась с "ДП" директор центра научного бизнес-партнерства ИТМО Владлена Серебрякова. — Государство активно стимулирует деятельность университетов, но пока что бизнес развивается в разы быстрее и динамичнее. Я думаю, что в большей степени университетам надо адаптироваться под запросы бизнеса и быть гибче".  

По заказам трудящихся

Многие университеты сотрудничают с компаниями по прямым договорам. Самые распространенные исследования, которые они предлагают заказчику, — это экспертизы: по сути, легкая работа, имеющая собственно к науке весьма опосредованное отношение. Во многом здесь речь идет об эксплуатации бренда вуза: заказчикам требуется, чтобы на предъявляемой в суд экспертизе или представляемом инвесторам бизнес-плане стояло громкое имя. Такие работы приносят небольшой, но регулярный доход: их стоимость измеряется десятками тысяч рублей.

Бизнес на руинах. "ДП" собрал базу расселенных домов в центре Петербурга

Бизнес на руинах. "ДП" собрал базу расселенных домов в центре Петербурга

4015
Татьяна Жданова

Более сложные и, соответственно, имеющие большее отношение к науке заказы — исследования и анализы. Рыночная стоимость простейшей работы начинается примерно со 100 тыс. рублей. Это, например, разработка новой рецептуры пива, маркетинговое исследование улучшения качества сервиса или химический анализ металлического сплава.

Если говорить о полноценных, масштабных исследованиях и сложных разработках, то речь пойдет уже совсем о других ценах. Ни один из университетов, с которыми пообщался "ДП", не смог назвать минимальную стоимость НИОКР из-за ее сложной структуры: здесь фигурирует и заработная плата сотрудников-исполнителей работ, и длительность исследования, и число привлекаемых исполнителей, и множество других факторов. Но если приводить конкретные примеры, то становится ясно: серьезная научная работа может стоить как несколько десятков, так и более 100-200 млн рублей. Например, на разработку учеными университета ЛЭТИ образца комплекса для оценки сердечно-сосудистой системы в прошлом году ушло 15 млн рублей. А вот прогнозирование ледовых угроз для обеспечения безопасности нефтедобытчиков на арктическом шельфе обошлось в сумме в 270 млн рублей. И это не предел: существуют куда более дорогостоящие проекты.

Этим представители вузов и объясняют отсутствие малых предприятий в списке заказчиков НИОКР: из-за дороговизны работ компаниям со скромными оборотами в инновационную сферу вход заказан, и даже участие в программе госсубсидий на научную разработку требует от предприятия существенных вложений.

НИОКР для всех

География заказов исследовательских работ широкая: запросы на НИОКР в петербургские университеты поступают как с Урала, Сибири и с Юга страны, так и из стран ближнего зарубежья: Белоруссии и Казахстана, например.

Корреспондент "ДП" связался с десятками предприятий-заказчиков и выяснил: компании часто выбирают родной вуз, где ранее училось руководство предприятия, а потому знакомо с университетом изнутри. А уже из доверия к конкретному учебному заведению следует и дальнейшее деловое партнерство. Да и сами вузы не скрывают: зачастую сотрудничество строится на личных контактах.

"Промышленные испытания мы начинали с ООО "Бетон", так как практически все инженерно-технические работники этого предприятия — наши выпускники, — рассказали "ДП" в Политехническом университете. — А затем другие компании, наблюдая положительный результат у коллег, тоже подключились к работе с нами и до сих пор участвуют в промышленном освоении нашего продукта. Вообще, наши выпускники — это наше своеобразное лобби на производстве".

Другая распространенная причина обращения компании в тот или иной университет — закрепившийся за ним статус лидера в своей научной области.

"Нам, например, понадобилось исследование в области гидродинамики", — рассказывает об опыте сотрудничества с вузами Дмитрий Зайченко, первый заместитель гендиректора НПП "Авиационная и морская электроника" (входит в частную корпорацию "Оборонтех"). "И мы знаем, что есть отличный университет имени Баумана (Московский государственный технический университет). Наше предприятие гидродинамикой не занималось, а у Бауманки есть целый факультет, посвященный этому направлению. И на научно-техническом совете все ученые говорят: для этой задачи нужно в Бауманку обратиться. Или, например, для расчетных методов нужны суперкомпьютеры — тогда мы понимаем, что нужно обратиться в Политех (Санкт-Петербургский политехнический университет). То есть это даже не наше субъективное мнение, а мнение судостроительного научного конгломерата", — поясняет Дмитрий Зайченко.

Многие вузы отмечают актуальность заказов в рамках процесса импортозамещения. Например, в одно из подразделений Научного парка СПбГУ поступил запрос на определение состава импортного стекловолокна. "Нужно было посмотреть, как устроено стекловолокно, чтобы, грубо говоря, украсть технологию, не оплачивая патент", — поделилась с "ДП" сотрудница Научного парка.

Но если в случае с СПбГУ речь идет об отдельных, единичных заказах, то другие вузы проводят куда более масштабные и длительные работы по импортозамещению. Об участии в одном таком проекте "ДП" рассказали в пресс-службе Политехнического университета. В рамках правительственной программы по "спасению" отечественного машиностроения (по словам пресс-службы, 90% станков закупаются за границей, что может привести к полной остановке производства) Институт металлургии, машиностроения и транспорта (ИММиТ) Политехнического университета приобрел себе крупных партнеров в лице "Росатома" и входящих в его структуру компаний "Маяк" и ФГУП "Приборостроительный завод" в Трехгорном, а также частной Балтийской инжиниринговой компании.

Скрытые деньги

Университеты не всегда готовы поделиться информацией о доходах, которые приносит им сотрудничество с бизнесом. Часто они ограничиваются упоминанием об отдельных успешных проектах и редко называют конкретные числа, объясняя это, например, коммерческой тайной. Поэтому о реальных доходах учебных заведений города приходится догадываться. Это довольно симптоматично, ведь наиболее успешные вузы не скрывают своих успехов в работе с бизнесом.

Со стороны может показаться, что наиболее успешным вузом по выполнению заказов на НИРы является Горный институт, поскольку он занимается самой "денежной" отраслью в России — добывающей. И действительно, на сайте Горного выложены внушительные списки исследований, выполненных за предыдущие годы. Так, в 2017 году вуз выполнил 61 заказ от частных предприятий и 10 — от государственных структур или предприятий со смешанным капиталом. Финансовую сторону этих соглашений вуз не разглашает. По самым скромным подсчетам, доход университета за прошлый год составил 70 млн рублей. Скорее всего, речь идет о более внушительной сумме. Кроме того, за предыдущий год Горный получил 101 патент — задел для будущих заработков.

Малые инновации

Но университеты монетизируют свою научную деятельность по-разному, и если одни в основном лишь выполняют заказы, то другие ведут себя более активно на рынке: к примеру, делают ставку на серийное производство и продажу своей научной продукции. Выход на рынок осуществляется через малые инновационные предприятия (МИПы), создаваемые на базе университета и с его поддержкой. Так, при участии СПбГУ за 7 лет было учреждено 15 МИПов.

Как рассказал "ДП" директор первого инновационного предприятия при СПбГУ Юрий Искандеров, сам университет поначалу лишь частично участвовал в процессе создания компании из-за элементарного отсутствия опыта.

"Университет прежде всего занимался фундаментальной наукой, а не прикладной и не знал, как грамотно продвигать инновационные предприятия. Поэтому мы с коллегой вызвались помочь в организации МИП и взяли на себя всю подготовку документов, которые были необходимы. А потом уже, как по кальке, создавали и остальные МИПы", — рассказал Юрий Искандеров.

По словам руководителя другого инновационного предприятия "Энтомед СПбГУ" Андрея Яковлева, инициатива создать МИП при университете исходит как от вуза и его сотрудников, так и от бизнеса.

Например, его предприятие было создано, можно сказать, случайно: СПбГУ предоставил свою лабораторию биотехнологической компании "Аллофарм" в качестве площадки для реализации проекта компании. В процессе сотрудничества "Аллофарм" узнала о вузовской разработке — получении комплекса антимикробных пептидов особым способом. В результате интерес компании к разработке вылился в совместное предприятие "Энтомед СПбГУ". Университету принадлежит треть уставного капитала МИПа; "Аллофарм", выступая основным заказчиком продукции, также является соучредителем предприятия.

Однако подобных сценариев, когда у бизнеса есть конкретный запрос на разработку, а вуз в ответ предлагает готовый и законченный продукт, немного. В основном запросы от предприятий обрабатываются и корректируются в процессе диалога.

Директор технопарка ЛЭТИ Борис Новиков выделяет два направления в работе университета с бизнесом: "Либо предприятия вытягивают технологию из университета (market pull), заказывая, формулируя задание, зачастую совместно с университетом. Либо это превращение идей, созданных в рамках НИОКР, в готовый продукт, услугу, которая востребована на рынке. Такой процесс происходит по принципу market push, то есть идея выталкивается на рынок".

Научная резидентура

Очевидно, что МИПы — это в большей степени особенность технических вузов. В трех университетах Петербурга, специализирующихся в области точных наук, есть свои технопарки, а инновационные предприятия на их территории именуются резидентами. Причем далеко не все они создаются с участием вуза — некоторые просто арендуют площадки технопарков и пользуются их научным оборудованием. В технопарке Политехнического университета около 40 резидентов, в технопарке ЛЭТИ — 44. При университете ИТМО их также несколько десятков, но более точной цифры в вузе не называют.

Как правило, МИПы при технопарках создаются "изнутри", то есть их учредителями являются в первую очередь авторы научной разработки — выпускники или аспиранты университета. Продвинутые технические вузы ориентируются на создание инновационных компаний исключительно в стенах университета, предпочитая такой способ продвижения продукта партнерству с внешними игроками.

"Если внешние игроки и приходят к нам, то, как правило, не задерживаются здесь надолго", — утверждает директор технопарка Политехнического университета Дмитрий Гаранин. "Лучше всего с Политехом работают те, кто здесь вырос, кто здесь учился и организовал свое собственное предприятие, — как правило, это наши люди. Мы сейчас уходим от политики "воронки" проектов и компаний; вместо этого мы выбираем политику выращивания собственных предприятий. То есть мы целенаправленно не будем проводить конкурсы, чтобы собрать участников со всей России, мы стараемся использовать свои внутренние ресурсы и получать компании с лояльными людьми".

Общая выручка МИПов при Политехническом университете в 2016 году равна 235,8 млн рублей. Почти половину этой суммы составляет доход предприятия "Политех-инжиниринг". Университет учредил компанию совместно с ООО "Вычислительная механика" и владеет 50% уставного капитала.

Специализирующийся в IT-сфере университет ИТМО, по данным системы "СПАРК", является соучредителем 50 предприятий. За 2016 год их совокупный доход составил 63,9 млн рублей — почти как выручка СПбГУ за тот же год. А общий объем НИОКР, по словам директора центра научного бизнес-партнерства вуза, за 2017 год составил 2,6 млрд рублей.

Обоим университетам — Политеху и ИТМО — удалось выйти и на зарубежный рынок. В частности, Политехнический университет открыл свое представительство в Китае, а один из МИПов вуза, по словам директора технопарка, за год заключил контракты с пятью китайскими автопроизводителями. Заметные заказы из Китая есть и у ИТМО — его сотрудники периодически ездят к партнерам, чтобы решать поставленные научные задачи на месте.

Парк инноваций

Технопарк при вузе — не только пространство для создания и развития МИПов. Это еще и своеобразные "точки входа" для бизнеса: технопарки принимают и обрабатывают запрос на НИОКР, а затем направляют задачи другим научным подразделениям университета и поддерживают коммуникацию между заказчиком и вузом. "В таких случаях технопарк выступает гарантом в диалоге между учеными и компаниями: он организует работу студентов, чтобы задача была выполнена грамотно и вовремя, и настраивает диалог между двумя сторонами для достижения взаимопонимания", — говорит директор технопарка "Политехнический" Дмитрий Гаранин.

Наконец, технопарк — это еще и площадка для диалога коммерции и науки. Здесь студенты впервые сталкиваются с бизнесом и его запросами: кроме того, технопарк дает возможность молодым ученым найти практическое применение своих знаний при решении реальных бизнес-задач. В рамках совместного проекта Политехнического университета и ИТМО Solution Lab вузы привлекали компании на простые задания: например, разработать цифровое табло. После этого формировались команды студентов и молодых ученых, которые разрабатывали и презентовали свои идеи по решению задания. В итоге компания-заказчик выбирала понравившуюся идею, а победитель получал вознаграждение.

Откуда деньги?

По словам директора технопарка ЛЭТИ Бориса Новикова, финансовые потоки в университете разделяются на три типа. Во-первых, хорошим подспорьем при выходе МИПов на внешний рынок могут быть государственные субсидии и гранты.

Также финансовую помощь университету оказывают немногочисленные частные инвесторы, так называемые бизнес-ангелы. Наконец, есть третий вариант, когда разработка вуза доведена до такого уровня, что компания начинает сразу же реализовывать продукт. Здесь немаловажную роль играет статус университета и его узнаваемость. "Внешние заказчики ассоциируют компанию с университетом и видят, что там все нормально, соответственно, такие предприятия живут уже за счет заказов, то есть их кредитует покупатель", — пояснил Борис Новиков.

Основная проблема, с которой сталкиваются вузы при выходе на рынок, — это высокие риски, характерные для инновационного сектора. Результативность МИПов на этапе их создания предсказать практически невозможно.

Организация малых инновационных предприятий — это огромная ответственность, которая в основном ложится на сами предприятия и университет, отмечают представители вузов. "Бывают и примеры, когда предприятия создаются при участии третьего, стороннего партнера — но их очень мало, потому как всегда есть недоверие со стороны потенциальных инвесторов. В результате все просто ждут того момента, когда предприятие уже работает и риски сняты. Вот тогда интерес сразу возрастает, а на начальных этапах мы наблюдаем противоположную картину", — комментирует ситуацию Борис Новиков.

Из-за того, что сторонние компании не стремятся помогать МИПам продвинуть научные разработки на рынок, далеко не все инновационные предприятия в итоге оказываются в плюсе. Так, из 15 МИПов СПбГУ только треть являются прибыльными: лишь у трех из них прибыль превышает миллион рублей.

Среди резидентов ЛЭТИ тоже не все могут похвастаться успехами в продаже своих разработок. Некоторые компании, несмотря на то что были учреждены еще 3-4 года назад, только сейчас встают на ноги, по словам руководителей, поэтому о каких-то конкретных показателях прибыльности говорить еще рано. Одно из самых "несчастливых" МИПов при университете — "Ультранид", разработавшее технологию ультразвуковой обработки дерева, — уже больше 3 лет пытается привлечь инвесторов, но все безуспешно. По словам руководителя компании Алены Вьюгиновой, ни рекламная кампания, ни активная поддержка со стороны университета по привлечению финансов не смогли помочь предприятию. "Ультранид" до сих пор находится на стадии выхода на рынок, то есть ни одной единицы его продукции не было продано. "Проблем несколько, — отмечает Алена Вьюгинова, — во-первых, оборудование само по себе достаточно дорогое". Помимо этого, рассказывает глава предприятия, компании не решаются купить оборудование, опасаясь вкладываться в еще не до конца понятный для них продукт. "Они ждут, когда у нас найдется другой покупатель, который проверит разработку на производстве и тем самым подтвердит, что с ней все в порядке. Только после этого компании готовы заключить сделку", — добавила руководитель предприятия.

В целом же лишь менее половины МИПов, предлагающих разработки университета ЛЭТИ, а не просто арендующих помещение технопарка, приносят какую-то прибыль; еще три ликвидированы либо находятся в процессе ликвидации.

В разговоре с "ДП" Борис Новиков подтвердил, что условия для развития МИПов не всегда благоприятны. "Да, малым инновационным предприятиям, в том числе при университете, иногда действительно приходится выживать".

На западном фронте

На Западе ситуация для вузов выглядит несколько иначе: университеты там гораздо больше вписываются в понятие "научного центра" и плотно взаимодействуют с промышленностью. Как правило, они изначально ориентированы на обслуживание запросов бизнеса. Лучшим показателем востребованности науки являются цифры: один только университет города Турку в год получает 100-300 заказов от компаний, а его доходы от сотрудничества с ними варьируются от 5 до 10 млн евро. В свою очередь, российские университеты предпочитают не афишировать свои доходы.

Россию с Финляндией, пожалуй, объединяет лишь дороговизна научных исследований и разработок, что может быть существенным препятствием для компании-заказчика. С другой стороны, уверяет менеджер университета Турку по сотрудничеству с бизнесом Микко Похьола, большинство исследований, проведенных в партнерстве с предприятиями, получают поддержку от отраслевых объединений. Причем компенсацию расходов может получить не только вуз, но и компания.

Передачей научных разработок компаниям в финском университете занимается собственный центр трансферных технологий — Tech transfer office UTU TTO. В его состав входят от 15 до 20 экспертов, которые занимаются поддержкой своего инновационного бизнеса и сотрудничеством университета со сторонними компаниями.

Три петербургских университета (ИТМО, Политех и ЛЭТИ) следуют похожей модели внедрения НИОКР на рынок: на их базе существует целая инфраструктура, помогающая студентам и их научным проектам найти спрос на свои разработки. Например, при ИТМО работает департамент проектной и инновационной деятельности, отвечающий за развитие предпринимательства в вузе и создание "инновационной экосистемы". В него входят акселератор Future Technologies, инжиниринговый центр, отдел фандрайзинга, и даже есть свой венчурный фонд ITMO Ventures Partners. В свою очередь, ЛЭТИ проводит анализ рынка научно-технических направлений — этим занимается отдельный Центр маркетинга в области науки и инноваций при вузе.

Наука в столице

Развитием инноваций в главном университете Москвы занимается специальное подразделение вуза — Центр трансфера технологий. На сайте ЦТТ МГУ заявлено, что центр продвигает научные разработки на всех этапах: от регистрации и исследования коммерческого потенциала до аудита выплат вознаграждения авторам РИД (результатов научной деятельности). Однако об успешности своей работы ЦТТ МГУ скромно умалчивает. Единственные опубликованные на сайте данные относятся к 2015 году: в них говорится о 86 поданных заявках на охрану РИД и 83 полученных охранных документах. Однако получение патента и внедрение технологий в промышленные компании —  процессы совершенно разного характера, поэтому открытая статистика на сайте ЦТТ выглядит, мягко говоря, сомнительной.

Зато малые инновационные предприятия при МГУ показывают более заметную результативность по продаже НИР. Например, оборот ООО "Центр анализа сейсмических данных МГУ" за 2016 год составил 21 млн рублей, прибыль — 3,5 млн. А в прошлом году за одну только работу для акустического института им. Андреева, который специализируется в области исследований океанических шумов, инновационное предприятие получило 49,9 млн рублей.

Другой пример успешного продавца научных исследований среди МИПов МГУ — ООО "Центр морских исследований имени Ломоносова". В прошлом году в рамках одного заказа он провел мониторинг и эколого-рыбохозяйственное картирование на участке Притаймырский для "Роснефти". Сумма услуги составила 25,8 млн рублей.

Фото: Карапетян Рафаэль

На разных языках

В фармацевтической компании "ВЕРТЕКС" считают, что вместо обращения в вузы отечественным предприятиям все же удобнее проводить разработку и научные исследования на своей базе, если компания располагает собственными ресурсами.

"За рубежом по сравнению с Россией у представителей вузов — деятелей науки — гораздо больше возможностей получить гранты на собственные исследования", — прокомментировали ситуацию в компании. "Для реализации проектов они заинтересованы в привлечении сторонних компаний и предоставлении им полученных данных на некоммерческой основе. Такой формат сотрудничества был бы интересен", — рассказала "ДП" Светлана Копатько, заместитель генерального директора по продуктовому портфелю "ВЕРТЕКС".

В компании заметили, что модернизация технических возможностей подавляющего большинства вузов для проведения исследований сыграла бы положительную роль для рынка.

В компании Philips, уже несколько лет работающей с петербургскими университетами, считают, что для лучшего взаимодействия с бизнесом вузам необходимо заранее определиться в вопросе интеллектуальной собственности. Об опыте работы с вузами "ДП" рассказал директор R&D центра Philips в России Назим Турдумамбетов.

"Сейчас мы приходим в вуз и спрашиваем: как будет решаться вопрос интеллектуальной собственности? Но многие из них не могут ответить. Вот такие конкретные вопросы могут тормозить весь процесс соглашения с вузами", — комментирует представитель компании.

"В большей степени у нас бизнес является государственно управляемым. А западная модель инвестиционной экономики заключается в том, что разработки и деньги находятся у независимых сторон". По мнению собеседника, российские вузы стремятся к европейской модели взаимодействия с бизнесом, но пока что все ограничивается организацией инвестиционных площадок и научных выставок, где вузы демонстрируют идеи в сфере инноваций. "Но готовых инвестиционных проектов там практически нет, — отмечает Константин Иванов. — У нас пока не проводится детальная экономическая проработка таких проектов. Это ресурс, которым нужно заниматься". Собеседник добавил, что некоторые организации все же обеспечивают небольшую поддержку вузам. Например, петербургский комитет науки и высшей школы или Общественная организация инвесторов РФ, которая проводит работу по обобщению сведений по НИОКР.

Екатерина Голуб Все статьи автора
5 февраля 2018, 00:02 10337
Новости партнеров
Реклама