Алексей Белоголов, Михаил Сидоров и Леонид Вильнер (слева направо), совладельцы бренда «Преступление и наказание», сделали ставку на русскую культуру и научились зарабатывать 500 тыс. рублей в месяц.
Фото: Сергей Ермохин

Толстовка от Раскольникова. В Петербурге создан бренд "Преступление и наказание", одежду шьют в колонии

Запуская производство одежды под брендом "Преступление и наказание", бизнесмены Леонид Вильнер и Михаил Сидоров разместили заказ на пошив толстовок в исправительном женском учреждении в Ленобласти, инвестировав в проект 300 тыс. рублей, и в результате нашли покупателей на готовые изделия в США и Европе.

Все чаще петербургские швейные фабрики сталкиваются с нехваткой кадров, которая тормозит развитие городского легпрома. Чтобы восполнить дефицит сотрудников, фабрики обычно привлекают на работу гастарбайтеров, размещают производства в Китае, но, как оказалось, есть и другие варианты.

Серьезный бизнес. Открыть билетный онлайн–сервис за пять шагов

Серьезный бизнес. Открыть билетный онлайн–сервис за пять шагов

1894
Лилия Агаркова, Марина Васильева

Так, петербургские предприниматели Леонид Вильнер, Михаил Сидоров и Алексей Белоголов основали петербургский бренд одежды "Преступление и наказание" (Crime x Punishment, CXP) в 2017 году. Бизнес–партнеры не стали запускать собственное производство или арендовать мощности швейных фабрик, а доверили пошив первой партии трикотажа заключенным колонии в Ленобласти. Сейчас ежемесячная выручка их ООО "Гудлайф" равна 500 тыс. рублей. Большая часть заказов на покупку поступает из стран Западной Европы, США и Японии.

По стопам Раскольникова

"Изготовление на заказ модной одежды в тюрьмах практикуют в США, Мексике и других странах, — объясняет Леонид Вильнер. — Изначально бренд родился как мерч (официальная продукция) для вечеринок. На создание бренда вдохновили произведения русской культуры и литературы, кадры из фильмов Тарковского, старая военная униформа и пр.".

По словам предпринимателя, пошив в колонии успешно вписывается в концепцию бренда. На организацию процесса потребовалось 300 тыс. рублей, которые пошли на покупку сырья и производство. Разобраться в тонкостях производства предпринимателям помог знакомый, который работал в колонии в Ижевске. Первая коллекция включала 300–500 единиц шапок–масок, "кенгуру" (толстовок) и лонгсливов. Это минимальный объем заказа, принимаемый колониями. С точки зрения Михаила Сидорова, производство в тюрьмах выгоднее крупным брендам с большой номенклатурой одежды.

"Стоимость такого пошива дешевле рыночной стоимости примерно на 40–50%, например, пошив "кенгуру" стоит 500–800 рублей, а в колонии он в 2 раза дешевле", — рассказывает Леонид Вильнер. Договорились с колонией через знакомого, который там работал и посвятил их в тонкости заказа. Предприниматели отмечают, что процесс пошива непросто контролировать на расстоянии, могут возникнуть проблемы с логистикой и браком. В основном компания продает одежду через свой сайт и три магазина в Петербурге и Москве. Средний чек равен 5 тыс. рублей. Предприниматели планируют значительно расширить штат компании за счет привлечения конструкторов, которые будут заниматься созданием кроя, технологов, дизайнеров, маркетологов и пр. Сейчас в команде CXP всего 3 человека.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Большие перспективы

Сейчас в Петербурге работают 2 тыс. дизайнеров одежды, кожгалантереи и обуви. Среди участников рынка — NNedre, Kogel, Oh my, Pompa и пр.

Леонид Вильнер рассказывает, что не многие в сфере легпрома положительно относятся к размещению заказов в тюрьмах. По словам Светланы Молчановой, президента Союза производителей легкой промышленности, швейные предприятия действительно испытывают нехватку швей, но колонии, по ее мнению, проблему не решат: "Это миф, что в тюрьмах сошьют дешевле, и, насколько я знаю, там шьют на старых швейных машинках".

С точки зрения Инны Семеновой, соосновательницы бренда Swank, производство в колонии может быть выгодно, если дизайнер заказывает простые по крою изделия, вроде толстовок: "Думаю, это риск, если вы работаете с дорогим шелком или итальянской шерстью, ведь швеи в колониях — не профессионалы, и велика вероятность брака. Но если вещи простые — вполне уместно разместить там производство или его часть".

Инна Рейхард Все статьи автора
25 января 2018, 00:41 19896
Новости партнеров
Реклама