Даниил Коцюбинский, историк Все статьи автора
9 января 2018, 11:48 400

Иран: последняя победа власти. Историк Даниил Коцюбинский о политических метаморфозах Исламской республики

Власти Ирана принимают экстренные меры для восстановления контроля над ситуацией после массовых демонстраций, потрясших страну в преддверии 40-летия исламской революции. На фоне заявлений об аресте организаторов протестов и раскрытии заговора США, Израиля и Саудовской Аравии в стране проводятся акции в поддержку властей, пишет «Коммерсантъ».

Даниил Коцюбинский, историк:

Революция от испуга. Лев Лурье о том, как страх общества перед неминуемым возмездием привел большевиков к победе

Революция от испуга. Лев Лурье о том, как страх общества перед неминуемым возмездием привел большевиков к победе

1997
Лев Лурье

Пока что там все кончилось. Но, полагаю, это был последний раз, когда власть победила. Потому что недовольные теперь понимают, что единственное, чего им не хватило, – лидера и плана действий. Ибо силы есть. Правда, вопрос – как смогут договориться между собой популисты-оппоненты Роухани «справа» (типа Ахмадинежада) и «слева» (типа студентов и горожан, которым надоел клерикализм).

Неясно также, сумеют ли США сыграть роль помощника будущей революции или, наоборот, сплотят всех иранцев перед угрозой вмешательства «республиканского слона» Трампа в восточную посудную лавку.

Но есть чисто интуитивное ощущение, что Хаменеи (как и Путин) – последний «гарант стабильности» системы, которая себя морально исчерпала. А это значит, что в той или иной форме эта система после ухода «гаранта стабильности» довольно быстро начнет демонтироваться.

Мне кажется, что традиции «войны всех против всех» в Иране нет. Когда в 1979 году победила антишахская революция, ее совершила широчайшая фронда, в которую входили все – от исламских фундаменталистов до коммунистов. Но гражданская война не началась. Террор стала проводить новая – исламистская – власть по отношению к оппонентам. И не потому, что в стране «царил хаос», а потому, что самые сильные из победивших сил – исламисты – стремились к установлению политической монополии.

В случае краха клерикального режима, таким образом, скорее всего, установится некий вариант представительной демократии, серьезным вызовом для которого будем проблема Иранского Курдистана. Но это вряд ли приведет к краху парламентской демократии, если она возникнет.

Авторские колонки и комментарии читайте в разделе " Блоги "ДП ".

Новости партнеров
Реклама