Михаил Шевчук Все статьи автора
20 декабря 2017, 00:28 306

И ничего страшней угрозы нет

Белый дом на днях выпустил обновленную стратегию национальной безопасности США. И в России она сразу наделала шума, потому что именно Россия называется в этой стратегии одной из угроз той самой американской безопасности. Наряду с Китаем, Северной Кореей и Ираном. Угрозы они несут, правда, разные. КНДР и Иран, например, могут, по мнению американского президента Дональда Трампа, устроить какой–нибудь внезапный теракт, а вот Россия и Китай — другое дело. Россия, написано в нем, стремится восстановить статус великой державы, пытается ослабить влияние США в мире, бросает вызов американской мощи и интересам, разрабатывает современное вооружение.

Снова вместе: зачем Владимир Путин благодарит Трампа и ЦРУ за помощь

Снова вместе: зачем Владимир Путин благодарит Трампа и ЦРУ за помощь

13370
Михаил Шевчук

И вот пресс–секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, как выясняется, с этим не согласен. "Мы не можем согласиться с таким отношением к нашей стране как к угрозе для безопасности США", — запротестовал он и одновременно констатировал настойчивое нежелание стратегии отказываться от концепции однополярного мира.

Позвольте! Остановите сто человек на улице и спросите, да хоть бы и всенародный референдум проведите: хотим ли мы восстановить статус великой державы, бросить вызов США и ослабить их мощь и влияние? Да вам все скажут, что не просто хотим, а спать не можем, как хотим. Иначе зачем мы рисуем на майках "Искандеры", зачем вводили войска в Сирию, зачем на наших телеканалах круглосуточно полощут Америку? Пусть тогда президент выйдет и скажет: нет, друзья, против тотального американского влияния мы ничего не имеем и покушаться на него даже подумать боимся. Он же так не говорит. Он совсем наоборот говорит.

Мы же хотим быть угрозой! Хотим вот этого всего — бросать вызов, ослаблять, подниматься с колен, разрушать однополярный мир! Это же прекрасно, что нас наконец заметили и признали! Так почему же Дмитрий Песков не может вдруг с этим согласиться? Все очень просто. Мы хотим быть угрозой, но хотим, чтобы те, кому мы хотим угрожать, этого не заметили и относились к нам как ни в чем не бывало. То есть мы угроза, но какая–то очень наивная.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама