Дмитрий Губин, лектор, экскурсовод Все статьи автора
23 ноября 2017, 11:41 454

Ну что, все по поводу «мальчика из Уренгоя» всё сказали?

Не все еще высказались. Зря. Было сказано много толкового. Хотя в целом вой и свист – как при бомбежке. Боюсь, дело в том, что русских в пределах РФ связывают лишь две вещи: Отечественная война и Новый год. Оттого любая попытка прекратить войну рассматривается как отъем последней рубашки у Деда Мороза.

Дмитрий Губин , лектор, экскурсовод:

Воспитать всей страной: чем может закончиться скандал со школьником из Нового Уренгоя

Воспитать всей страной: чем может закончиться скандал со школьником из Нового Уренгоя

3247
Маргарита Кудрявцева

Ярче, страстнее и кокетливее других высказался (о солдате и мальчике, а не о Деде Морозе, но тут дайте только срок!) Быков. Быков вообще ужасно кокетлив, за то и любим в числе прочего. Разбирая ситуацию с мальчиком, он вдруг очень удачно вспомнил про свою семитскую кровь, генетическую память и пр., — немецкая речь-де для него до сих пор непереносима на слух. Мучит его и царапает ухо. Такие уж, типа, мы, евреи, после холокоста.

Милый Быков! Не звезди. Среди 3 млн ныне живущих в Германии этнических русских около половины с той же кровью, что и у тебя. И ничего: полыхает в ночи над городом Аугсбургом, где я теперь дней провожу больше, чем в Питере, подсвеченный могендовид над синагогой. Хотя еще с 1933 по 1944 год развевались нацистские знамена (в 1944-м союзники Аугсбург тотально разбомбили, не на чем стало веять и сеять). И мне самому немецкий тяжек — но только, дорогой мой, по причине адовой сложности грамматики.

Так что евреи давно примирились с нынешними немцами, которые (тут Быков прав) диаметрально противоположны немцам 1930-х. И французы примирились. И поляки. Все европейцы друг с другом примирились, закончив ту войну. И только в России продолжают воевать — и, право, милый Быков, вместо продолжения войны лучше б тебе Deutsch lernen (прости, я не доучился еще до глаголов в условном наклонении). Не все ж Гете через Пастернака к себе подпускать. Такою складкой шла кора, что мне...

Возвращаясь от Быкова к истории с мальчиком.

С теми, кто кричал: «Распни!» (Колю, его родителей, его учителей, либералов, немецких приглашающих, Европу), — все ясно. Современный русский патриот, да еще и с крестом на шее, ведет себя неотличимо от Ирода: Кремль на его фоне — душка Пилат, в слезах выполняющий народную волю.

Но и те, кто кричит: «А что такого? Мальчик просто говорил о примирении, но, может, неудачно выразился!», — тоже хороши. Особенно в умолчаниях и в оправданиях, что он неудачно выразился и т. д. Условные либералы как-то стыдливо делают вид, что фразы про «невинно погибших» солдат вермахта никто не произносил.

А я вот (а также Быков) ее очень хорошо расслышали. И должен сказать, что я разделяю суть риторики, сводящейся к тому, что солдат вермахта Рау, о судьбе которого рассказал уренгойский мальчик Коля в бундестаге, виноват уже тем, что воевал на стороне Гитлера. Несмотря на пошловатую, как из церетелевской позолоченной бронзы, форму этой риторики. Да, у солдат не было выбора. Да, если бы они отказались воевать против русских, их бы поставили к стенке свои. И тем не менее — да.

Уроки войны. Фильм "Дюнкерк" режиссера Кристофера Нолана

Уроки войны. Фильм "Дюнкерк" режиссера Кристофера Нолана

573
Андрей Архангельский

Про это есть дивная книга «Благоволительницы» Джонатана Литтела. Это единственный роман, произведший на меня сильнейшее впечатление за последние лет, наверное, 10-15, — и одна из очень немногих книг в жанре фикшен, которые я действительно могу порекомендовать. Главный герой — эсэсовец, с родной сестрой кровосмеситель и пассивный гомосексуал (впрочем, второе — рассудочный выбор после страстного первого), вынужденный евреев убийца и вообще красава. Ну, Быков читал и, верно, оценил — правда, милый Быков?..

Так вот, вина неизбегаемая, вина в духе греческого мифа, предписанного судьбой, — она, тем не менее, не перестает быть виной. Эдип был виновен — и в убийстве отца, и в кровосмешении с матерью. Точно так же, как был виновен мой дед, сотрудник НКВД, когда депортировал крымских татар в мае 1944-го, хотя если бы он не швырял татар в машины, швырнули бы к стенке его самого (и тогда бы мой отец попал в детдом для ЧСИР).

Так же, как виноваты советские солдаты, давившие в 1956-м Венгрию, в 1968-м — Прагу, а с 1979-го  — Афганистан. У моего отца (не попавшего в детдом) был друг детства, звали Боря Шестаков. Такой открытовзорый парень, я видел снимки. Шестакова убили в Чехословакии в 1968-м, потому что дали приказ ему на Запад. Шестаков не мог этого избежать, но любой, разделяющий гамбургский счет, может прийти и плюнуть ему на могилу. Любой чех с генетической памятью, устроенной как у любимого мною Быкова.

Но послали моего одноклассника Сашу Сидорова, и он вернулся живым, но другим, а после ушел из жизни. И я виноват в этом, потому что мне следовало идти в 1979-м на площадь (ха! в 16 лет!), а с площади в тюрьму – но мне и мысли такой, разумеется, не приходило.

И если вы полагаете, что я накручиваю себя (и вас) в этих немыслимых винах, то пусть придет на суд чести немецкий народ, хотя бы добрые жители города Аугсбурга. Одним из смыслов процесса денацификации, стартовавшего в ФРГ после войны (в России о нем мало кто знает, как не знали и в СССР), было как раз осознание и признание коллективной вины — с последующим покаянием. И тоже были крики, что как же оно так, ну мы же приказ! Но стало ясно, что признать вину и принести покаяние конструктивнее, чем оправдываться и не признавать. Потому что это позволяет строить будущее, не спотыкаясь о прошлое. Если не признал — снова и снова будешь напарываться на то же самое: на имперские амбиции, на патриотизм, на нацизм. Для меня от патриотизма до нацизма шаг небольшой, потому что попробуйте среди нацистов отыскать непатриота. Как и космополита.

Прошу прощения за еще одну банальность, но немцы признали свою вину деятельно, выплачивая компенсации жертвам лагерей и предлагая переселяться в Германию евреям из СССР. Пусть расскажет глава дискотеки Russendisco Карминер, как он попал в Берлин.

Есть практичная логика, требующая признать немцев, живших с 1933-го по 1945-й, виновными. Рядовых, воевавших на стороне Гитлера (или на стороне Сталина при оккупации Польши или Прибалтики), нельзя признать невиновными с формулировкой «они просто выполняли приказ». Потому что их начальники тоже просто выполняли приказ. И начальники начальников тоже. Эйхман, руководивший истреблением евреев, на суде в Иерусалиме виновным себя не признал. И те, которых судили до него в Нюрнберге, тоже виновными себя не считали. Им Гитлер велел! Но если следовать этой логике, то и Гитлер не виноват (и Сталин). Гитлера (и Сталина) призвал и горячо одобрял народ! (Что сущая правда.)

Значит, виновны все-таки все — все немцы в целом, все русские в целом (о да, предвижу вой). Однако наказанию подлежат не все. Рядовые и низшие офицеры в этом случае несудимы, как и так называемые «простые люди»: иначе все население придется отдавать под суд. При этом попавшие в плен солдаты находятся под охраной Женевской конвенции о военнопленных, их обязаны кормить, их не имеют права унижать, бить, им обязаны оказывать медицинскую помощь.

Тыкать пальцем в вину солдата Иоханна Рау могут сами немцы (они свою вину признали) или те, кто покаялись вместе с немцами. А я, например, уже не могу (хотя и в невиновности отказываю). Потому что — и вот про это почему-то наши патриоты начисто забывают — немецкий солдат Иоханн Рау погиб в советском лагере. И таких военнопленных, лежащих на кладбище в Копейске Челябинской области, судя по всему, немало. И в том, что они погибли, есть общая вина. Например, вина тех русских, которые не кинули Иоханну Рау хлеба (мой папа рассказывал, что он в детстве пленным хлеб давал в обмен на поделки, — значит, дед-энкавэдэшник не возражал).

Покаяние — деятельно, функционально, я на этом настаиваю. Как и милость к виновным. Оно позволяет освобождаться от адовых гирь преступлений, в которых ты участвовал пусть лишь косвенно. И покаяние должно проявляться в действии, в функции. Для живущих сегодня русских позор — нераскрытые архивы. Позор, что до 2016 года родственники Рау не знали ни о его смерти, ни о его захоронении. И найти адреса родственников немцев, погибших в советских лагерях, так же важно, как и найти могилы наших погибших солдат. И немцам, которым только сейчас рассказали, где похоронен их военнопленный родственник, надо оплачивать проезд и визу за счет бюджета РФ, потому что это уже наша вина, и я свою вину тоже вижу. Есть масса вещей в нашей истории, полных такой крови и такого говна, что каяться и каяться.

И еще одна вещь, которую хотел бы сказать я школьнику Десятниченко из Нового Уренгоя. Милый Коля, надо не только учиться (хотя бы у меня с Быковым) точности публичных формулировок: фраза «так называемый Сталинградский котел» тоже несет оттенок двусмысленности. Но вообще-то в 16 лет хорошему мальчику из хорошей семьи и хорошей школы положено обращаться к миру на хорошем английском.

Впервые: https://dimagubin.livejournal.com/280748.html?utm_source=fbsharing&utm_medium=social

Авторские колонки и комментарии читайте в разделе " Блоги "ДП ".

Чего впредь и желаю.

Good luck.

Новости партнеров
Реклама