Иван Хапалин, юрист Все статьи автора
3 ноября 2017, 16:32 264

Домогательства как инструмент

Обвинения в сексуальных домогательствах уже не звучат как гром среди ясного неба — складывается ощущение, что общество в целом привыкло к периодически всплывающим историям подобного характера. И в этом заключается главный вопрос: чем же все-таки считать подобные обвинения: реальной борьбой за свои права и защиту человеческого достоинства или инструментом политического и социального давления, а также пиар-ходом?

Иван Хапалин, адвокат Адвокатской палаты города Москвы, управляющий партнер Центра правовых отношений:

TripAdvisor будет помечать отели, в которых были случая сексуального насилия и дискриминации

TripAdvisor будет помечать отели, в которых были случая сексуального насилия и дискриминации

81

Сексуальные домогательства — давняя тема, которая к тому же имеет заметный национальный колорит. В случае с Соединенными Штатами Америки это тема больше политическая — стоит вспомнить историю с Биллом Клинтоном, после которой имя Моники Левински стало практически нарицательным. Это же можно сказать о Великобритании — так, недавно подал в отставку министр обороны Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Майкл Фэллон. Эту историю, на мой взгляд, следует разобрать подробнее.

Британская журналистка Джулия Хартли-Брюер публично заявила о том, что 15 лет назад «один политик» неподобающе вел себя на публичном мероприятии и несколько раз пытался положить ей руку на плечо. Ее коллеги из таблоида The Sun по итогам расследования выяснили, что речь идет именно о Фэллоне, и после принесения официальных заявлений министр решил подать в отставку. Всё свидетельствует о том, что в англо-саксонском мире искусственно раздувают тему сексуальных домогательств, не давая этому долгосрочному тренду сгинуть. В парламенте Британии создали специальную комиссию, принимающую жалобы на домогательства со стороны коллег, в США обвинения посыпались на целый ряд известных людей: актеров Кевина Спейси и Дастина Хоффмана, продюсера Харви Вайнштейна, режиссера Бретта Рэтнера. Боюсь, тренд может дойти и до нас, хотя для российской культуры в целом это нехарактерно — у нас иное законодательство, другие прецеденты и в целом отношение к таким историям.

Если внимательно ознакомиться с «обвинениями» различных людей в сексуальных домогательствах, можно заметить крайне интересный момент, который может многое объяснить. Практически все предполагаемые потерпевшие (я говорю предполагаемые, потому что формально у них нет этого статуса, обвинения могут быть ложными) говорят о событиях, произошедших многие годы назад. Так, например, в истории с Дастином Хоффманом речь идет о домогательствах к девушке-стажёру во время съёмок в 1985 году! Как у юриста у меня не может не возникнуть сакраментальный вопрос: cui prodest? Кому может быть выгодно подобное обвинение спустя 32 года после предполагаемого преступления?

Хочется также напомнить, что в прошлом году также в социальных сетях прошла акция «Я не боюсь сказать» — сотни женщин рассказали свои истории о домогательствах или даже изнасилованиях на страницах Facebook, Twitter, Instagram. Сначала я не мог понять, как к этому отнестись, однако всё решил правильно заданный вопрос. Известный журналист Владимир Соловьёв во время эфира на радио спросил слушателей, как такое можно поддерживать, если это по сути своей пустая пиар-акция? Рассказать о чем-то в Сети недостаточно — если вы считаете, что в отношении вас совершено преступление, необходимо обратиться с заявлением в правоохранительные органы, а не СМИ. Тем более, напомню, что для квалифицированных составов изнасилования срок давности может достигать 15 лет.

Авторские колонки и комментарии читайте в разделе «Блоги «ДП » .

Новости партнеров
Реклама