Фото: ИТАР-ТАСС

Волны приватизации: что надо было купить в 1994 году, чтобы стать миллиардером

Редакция "ДП" к 25-летнему юбилею первых приватизационных сделок в Петербурге изучила судьбу 130 крупных городских объектов, попавших в первые две крупные волны приватизации в 1992 и 1994 годах. Многие из них стали основой для капиталов будущих петербургских миллиардеров.

Первый обширный список предприятий, подлежащих обязательной приватизации, был утвержден еще Ленинградским городским Советом народных депутатов в феврале 1992 года — спустя всего полгода после развала СССР. Возглавлял Ленсовет на момент издания документа Александр Беляев, недавно сменивший на этом посту Анатолия Собчака после его перехода в Смольный. По сложившейся тогда практике все ключевые решения принимались не на общем заседании из 400 депутатов, а так называемым Малым советом, в котором участвовало всего 38 человек. Именно они и определяли вектор развития города в то время, и они же, по сути, составляли и утверждали список акционируемых предприятий, ставя задачи по уточнению конкретных вопросов комитету по управлению городским имуществом (КУГИ).

Аттракцион невиданного успеха. История становления империи Владимира Подвального

Аттракцион невиданного успеха. История становления империи Владимира Подвального

57511
Амера Карлос

В 1993 году городской парламент, часто вступавший в споры со Смольным, в том числе по вопросам судьбы городского имущества, был упразднен, на его месте образовалось более управляемое учреждение — Законодательное собрание, и следующая мощная волна приватизации в 1994 году прошла уже под контролем мэра Собчака.

Всего в те годы на торги было выставлено более 400 крупных научных и промышленных объектов, столько же небольших предприятий и несколько сотен объектов инфраструктуры — магазинов, бань, аптек, химчисток. На основе проанализированных архивных документов редакция "ДП" составила список из 130 наиболее интересных масштабных приватизационных сделок и проследила, кем и как спустя четверть века используются проданные государством объекты.

Разные судьбы

В целом судьба предприятий за последние 25 лет развивалась по трем направлениям. Какие-то объекты продолжили функционировать и сохранять свой еще советский профиль. Вопреки расхожему мнению, подобных примеров не так и мало: в списке около 45% таких предприятий.

Некоторые производства обанкротились, а научные институты прекратили свои исследования или резко сократили их объем, и теперь их площади частично или полностью отданы под бизнес-центры и сдаются в аренду. Некоторые предприятия были фактически разрушены. На месте тех, кому повезло чуть больше, сейчас жилые комплексы. Всего в жилые и коммерческие объекты превратилось 38% участников нашего списка.

Остальные 17% объектов, когда-то принадлежащие приватизированным фирмам и производствам, сейчас либо пустуют и разрушаются, либо заняты государственными учреждениями: где-то могут располагаться помещения прокуратуры, а где-то — учебные заведения.

Стрелочники приватизации и конец "600 секунд": о чем писал "ДП" 20 лет назад

Стрелочники приватизации и конец "600 секунд": о чем писал "ДП" 20 лет назад

1686

Сегодня приватизированными в первые волны активами владеют сотни петербуржцев, некоторые из них смогли нарастить по-настоящему впечатляющий капитал. "ДП" нашел пару десятков петербургских миллиардеров, в число активов которых входят приватизированные в 1990-е годы объекты.

Так, например, Комбинат шампанских и десертных вин, расположенный на Свердловской набережной, 34, продолжает свое существование, только называется теперь по-другому — ЗАО "Игристые вина". Владелец этой компании Василий Драган занимает 208-ю строчку в Рейтинге миллиардеров "ДП" 2017 года, его состояние оценено в 2,4 млрд рублей.

На месте бывшего Хлебозавода им. Бадаева на Херсонской улице, 22, теперь печет хлеб ОАО "Каравай". Владелец компании Николай Тютюнников в Рейтинге миллиардеров "ДП" 2017 года занимает скромное, но почетное 303-е место, а его состояние оценивается в 1 млрд рублей. Помимо предприятия на Херсонской улице, в актив компании входят и другие объекты, выставленные на приватизационные торги в 1992 году. Это бывший Кушелевский хлебозавод на Политехнической, 11, и здание в Михайловском переулке, 4, где до приватизации располагался Комбинат облицовочных и строительных материалов, а теперь — ЗАО "Фирма Невская сушка", которое входит в ОАО "Каравай". На рынке петербургских хлебобулочных предприятий "Каравай" занимает второе место после финской компании Fazer. Последняя владеет в Петербурге тремя предприятиями, два из которых, хлебозаводы Московского и Василеостровского районов, значатся в списке объектов пищевой промышленности, подлежащих обязательной приватизации в 1992 году.

Иностранным инвесторам достались в конечном итоге и крупные предприятия в пивной отрасли города, почти полностью приватизированные в 1992-1994 годах. Необычный случай — Рыбообрабатывающий комбинат №1. С середины 1990-х крупнейший пакет акций принадлежит Европейскому банку реконструкции и развития. Эта структура плодотворно сотрудничала с городской мэрией в 1990-х по вопросам инвестиций и приватизации. Но так, чтобы до сих пор оставаться в числе крупнейших собственников городских активов, — такое встречается нечасто. Вместе с тем формально миноритарный владелец комбината Михаил Сошник сейчас входит в список петербургских миллиардеров во многом потому, что смог не только сохранить старый советский актив, но и существенно расширить бизнес.

Еще один петербургский миллиардер Алексей Устаев владеет компанией Citytel group, в которую входят, в частности, гостиницы "Октябрьская" и "Ольгино", выставленные на приватизационные торги в 1994 году. Они были куплены структурами банка "Викинг". Состояние предпринимателя в 2017 году "ДП" оценил в 9 млрд рублей, это 106-я строчка Рейтинга миллиардеров. Такой успех — следствие необычайной активности на рынке городской недвижимости в 1990-х и надежные партнеры по бизнесу. К примеру, еще один участник Рейтинга миллиардеров Петербурга — Константин Мирели, оцененный "ДП" в 5,66 млрд рублей. Структуры, которые объединяют Мирели (тогда его знали как Константина Мирилашвили) и Алексея Устаева, в 1994 году приобрели контроль над Большим Гостиным Двором.

На уровень выше

Приватизация шла не только по линии городского правительства, но и федерального центра. Самые крупные производства страны, в том числе относящиеся к военно-промышленному корпусу, продавались именно на межрегиональных аукционах. А зачастую и выставляемые на торги Фонда имущества СПб — ключевой структуры в истории городской приватизации — активы требовали согласования в федеральных ведомствах. В этой связи ключевыми персонами в решении вопросов о порядке и условиях передачи частникам государственных активов становились петербуржцы, вице-премьеры правительства РФ: Анатолий Чубайс как идеолог приватизации и куратор промышленного комплекса России Георгий Хижа. Позже Георгия Хижу сменил на этом посту Олег Сосковец.

Несмотря на то что в нашем списке нет предприятий, приватизированных по федеральной программе, она также позволили многим петербуржцам спустя несколько лет войти в список самых богатых людей города.  

К их числу относятся, например, семьи Георгия Семененко, владеющего ОАО "Кировский завод", чье состояние в 2017 году "ДП" оценил в 7,9 млрд рублей, и Анатолия Турчака — 9 млрд рублей. Последний в 1992 году возглавил холдинговую компанию "Ленинец", и вся история приватизации крупнейшего оборонно-промышленного предприятия (очень длинная и непростая) стала историей становления его бизнеса. В ходе приватизации "Ленинец" получил крупные пакеты акций сразу 40 оборонных предприятий страны, а также большое количество недвижимости, включая огромное помпезное здание Ленсовета на Московском проспекте, 212.

Нет в списке и компаний, приватизировавшихся по спискам Ленинградской области. Среди ярких предпринимателей, построивших бизнес на основе областных активов — к примеру, Александр Аладушкин и Дмитрий Игнатьев, удачно поучаствовавшие в приватизации отрасли строительных материалов.

До основанья, а затем

Все это — примеры того, как бизнесмены создавали и множили капитал, сохраняя при этом основной профиль своей компании. Однако есть немало случаев того, как после приватизации предприятия обанкротились, а научные институты свернули свою деятельность. Их активы переходили в собственность других лиц, а новые владельцы, как правило, распоряжались своими объектами просто — сдавали в аренду как коммерческую недвижимость.

Примечательно, что те объекты, которые находятся в центральной части города, почти все подверглись реконцепции и стали бизнес-центрами или жилыми комплексами. Так, например, случилось со зданием на Малой Морской улице, 18-20. С 1964 года там располагался научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт "Гипрорыбфлот", который значится в списке объектов, подлежащих обязательной приватизации в 1994 году. Здание в 2012 году приобрел концерн "Питер" и превратил его в бизнес-центр. Владелец концерна Николай Пономарев, по оценке "ДП" в 2017 году, имеет состояние в размере 52 млрд рублей и 20-е место в рейтинге самых богатых людей Петербурга.

На месте бывшей прядильно-ткацкой фабрики "Искра" на проспекте Энгельса построил свой бизнес Мусса Экзеков, его капитал в 2017 году "ДП" оценил в 19,4 млрд рублей. От объекта, выставленного на торги в 1992 году, осталась только земля: все корпуса и здания фабрики были снесены. К 2017 году на площади в 30 га предприниматель возвел торговый комплекс, ледовую арену, развлекательный клуб и еще несколько небольших построек. Общая их площадь сейчас превышает 200 тыс. м2.

"Вспоминая сейчас приватизацию 1990-х годов, нужно принять одно правило — пересмотров ее итогов не может быть никогда, — считает Мусса Экзеков. — Только хозяин, лично заинтересованный в успехе своего дела, способен работать 24/7. С другой стороны, конечно, бизнесу важно понимать всю долю ответственности перед гражданами. Если зарабатывание денег — это единственная цель конкретного делового человека, то это печально. Ведь в конечном итоге наша главная задача — сделать наш мир и жизнь людей лучше".

Строители

На месте гостиницы "Спортивная" на Депутатской улице, 34 (Каменный остров), приватизированной в 1994 году, с 2013 года стоит элитный ЖК "Венеция". Его возведением занималась строительная корпорация "Возрождение", входящая в "Группу ЛСР". Сама ЛСР также  выросла из советского территориального строительного управления "Ленстройреконструкция" и как, может, ни одна другая фирма использовала плоды массовой приватизации 1992-1994 годов.

Как раз в 1992 году "Ленстройреконструкция" вошла в самый первый список предприятий, подлежащих обязательной приватизации. Ее управление находилось на улице Плеханова, 36. Именно там теперь располагается головной офис ЛСР, только улице Плеханова вернули название Казанская. В 1994 году в расширенном списке появились более 20 подразделений "Ленстройреконструкции", многие из них сейчас входят в структуру группы.

Среди тех, кто стоял у истоков ЛСР — тогда еще объединения нескольких строительных предприятий, — был Михаил Романов, в 1993 году генеральный директор ОАО "Стройдеталь". В списке миллиардеров Петербурга он занимает сейчас 163 место с 3,9 млрд рублей. Основной владелец ЛСР сейчас — Андрей Молчанов, племянник Михаила Романова. По оценке "ДП" на 2017 год, его состояние — 54,8 млрд рублей. Кстати, его отчим, Юрий Молчанов, тоже миллиардер и бывший вице-губернатор Петербурга, сегодня владеет торгово-офисным комплексом "Остров" на Среднем проспекте Васильевского острова, 36/40. Раньше на этом месте было арендное предприятие "Лензапдеталь", выставленное на приватизационные торги в 1992 году.

В 1994 году кроме "Ленстройреконструкции" приватизировались и предприятия другого крупного советского холдинга "Ленстройкорпорация": всего 20 компаний. Большинство фирм достались их менеджерам, и относительно успешно они проработали лишь до начала 2000-х. В дальнейшем ЛСР получит контроль над крупными предприятиями по производству стройматериалов, такими как "Баррикада", "Победа" и "Керамика". Исключением станут несколько компаний ПО "Ленстройдеталь" (в списке приватизации их было шесть штук). На их основе Владимир Филиппов сумеет создать довольно мощную структуру, которая к 2010 году оценивалась в 1 млрд рублей. После его смерти наследники продали "Ленстройдеталь" представителям ставропольского сенатора Алексея Лысякова.

В постановлении Анатолия Собчака 1994 года упоминается около 50 строительных предприятий, но успех ЛСР удалось повторить далеко не всем. Однако есть фирмы, которые, акционировавшись в 1994 году, спустя 25 лет продолжают работать на прежнем месте и по прежнему профилю. Интересно, что некоторые сохранили свои исторические названия. И пусть для сегодняшнего дня они и звучат довольно старомодно, как, например, ЗАО "СМУ №2 треста №16" Владимира Мовшовича или ОАО "Специализированный трест №27" Валерия Атрашевского, строительство — весьма консервативная отрасль, и такие названия порой даже играют на руку компаниям.

Частные случаи

В 1990-е годы приватизация зачастую была непрозрачным процессом, в котором многое решали личные связи, лояльность со стороны чиновников и силовые методы воздействия. Даже спустя 25 лет механизм некоторых приватизационных сделок не становится ясней, а иногда напротив — обрастает новыми нерешенными вопросами.

В газетах начала 1990-х одной из самых обсуждаемых сделок была приватизация в 1992 году торговой фирмы "Фрунзенская" с головным магазином на Московском проспекте, 60. Ее за совершенно астрономические по тем временам $14,5 млн купил известный петербургский предприниматель Илья Баскин. В самом начале 1990-х он возглавлял в Смольном ведомство по закупке продовольствия в обмен на нефтепродукты и другие сырьевые товары. В дальнейшем он стал известен проектом строительства порта в Усть-Луге, организацией американско-российских деловых программ и даже запуском космического спутника (в рекламных целях).

В архивных документах и сообщениях прессы тех лет говорится о том, что в имущественный комплекс приватизированного АОЗТ "ТФ "Фрунзенский" входило, помимо самого универмага, множество других объектов недвижимости, в том числе обширная сеть старых советских магазинов "Ленодежда" (34 объекта). В 1993 году Александр Фишков, тогда заместитель генерального директора Фонда имущества Петербурга, в разговоре с "Коммерсантом" говорил о "Фрунзенском" как о рекордном лоте по числу включенных в него объектов. Александр Фишков сейчас, пожалуй, единственная крупная фигура в Петербурге из числа чиновников, которые были не только свидетелями приватизации 1990-х, но и от которых зависели итоги сделок. Многих его коллег уже нет среди живых: умер Валерий Краснянский, возглавлявший тогда Фонд имущества, Михаил Маневич, в те годы председатель КУГИ, убит.

Спустя четверть века Александр Фишков в беседе с "ДП" не подтвердил и не опроверг свои слова, сказанные в 1993 году "Коммерсанту". Он признался, что сейчас с трудом может вспомнить все детали сделки. Однако отметил, что "помимо здоровенной "шайбы" самого универмага в комплекс входили еще два-три здания, но это были не точки торговли". А в прессе 1990-х годов список был значительно шире: газеты писали о том, что в лот кроме основного здания универмага и сети "Ленодежда" входили еще несколько расселенных домов на Московском проспекте, склады, киоски и другие места для торговли. По словам Александра Фишкова, предпринимателей в 1990-е годы, как правило, интересовали не сами компании, а здания, которые они занимали. "Тогда на самом деле продавалась не сама фирма как таковая, а ее недвижимость", — вспоминает он.

Правда, в разговоре с "ДП" Илья Баскин заявил, что получил только здание на Московском проспекте. "В настоящее время у меня совсем не осталось активов в Петербурге, я сейчас весь в Москве", — рассказывает Илья Баскин. В то же время он думает о частичном возвращении своего бизнеса обратно и признается, что у него "есть один проект, скажем так, связанный с инновациями, но не IT".

Покупка по вполне рыночной цене (даже по сегодняшним меркам) "Фрунзенского" стала редчайшим исключением, ведь подавляющее большинство активов в те годы уходили с аукциона за сущие копейки — чуть ли не по балансовой стоимости. Причем бороться за этот лот Илье Баскину пришлось с очень неуступчивыми и не привыкшими сдаваться людьми.

Сейчас многочисленные бывшие магазины "Ленодежда" принадлежат совершенно разным людям, а сам "Фрунзенский" стал бизнес-центром "Сенатор". Так что от той, самой крупной в начале 1990-х сделки в конечном итоге, получается, выиграл Андрей Фоменко, руководитель холдинга "Империя". К тому же большое количество принадлежащих ему бизнес-центров "Сенатор" находятся в зданиях, чьи компании-владельцы были приватизированы в начале 1990-х.

Двигатель торговли

Помимо крупных промышленных объектов в 1992-1994 годы на торги были выставлены и многочисленные сети советских магазинов — торговые точки "Диетторга", "Ленкниги", "Ленгалантереи", рассыпанные по всем районам города. Сети включали в себя, как правило, от 10 до 20 магазинов, каждый из которых приватизировался как самостоятельный лот. Зачастую на момент приватизации новым собственником таких помещений формально становились трудовые коллективы, а еще чаще — вчерашние заведующие этих же магазинов. Дальнейшая судьба объекта могла развиваться по-разному, однако, как правило, реально помещениями распоряжались совсем не трудовые коллективы.

Редакция "ДП" проанализировала данные Росреестра и выяснила, что как минимум одно предприятие советской торговли его директору все-таки удалось сохранить как сеть. Девять из большой сети в 19 точек до сих пор принадлежат фирме, оставившей свое советское название — ОАО "Ленмолоко". Ее директор и владелец 60% акций, Элеонора Портнова, работает в компании уже более 60 лет. Оставшиеся 40% акций — у ее партнера Андрея Филимонова, владельца фирмы "Измайловкий сад" на набережной канала Грибоедова, 122, — там, где в СССР, по данным архивных документов, располагалось еще одно "Ленмолоко", а теперь "Пятерочка".

Начинала будущий предприниматель Элеонора Портнова с должности обычного продавца. Сейчас она не входит в список петербургских миллиардеров: стоимость найденных "ДП" активов "Ленмолока" может быть оценена всего примерно в 230 млн рублей. Но с точки зрения городской истории предпринимательства Элеонора Портнова, безусловно, заслуживает внимания. Тем более что она все еще находится у руля своей компании. Правда теперь заслуженная работница советской торговли не продает молоко, а сдает в аренду свои старые торговые площади.

Недвижимость ее компании находится сегодня (как в 1990-е) в коммерчески привлекательных местах — на Большом проспекте Петроградской стороны, на улице Декабристов. Только одна точка — около Московского вокзала, на Невском проспекте, 122 (110 м2), по самым скромным подсчетам, может сейчас приносить доход более 2,5 млн рублей в год. Всего в собственность "Ленмолока", по данным Росреестра, оформлено 2364 м2 коммерческой площади. При средней арендной ставке в 1,5 тыс. рублей за 1 м2 компания может получать годовую ренту более чем в 42 млн рублей.

Какой на самом деле оборот у "Ленмолока", сказать трудно; Элеонора Портнова не стала комментировать вопросы, направленные ей "ДП" через секретаря. В официальной финансовой отчетности компании за 2016 год указан доход всего в 5,9 млн рублей.

В целом приватизация советских торговых сетей проходила довольно скандально. Сегодняшнего петербуржца может шокировать цена, по которой новым владельцам доставались активы: магазин площадью 100 м2 мог обойтись где-то в $2 тыс. или даже дешевле. Еще труднее сегодня осознать масштаб давления, который приходилось испытывать работникам и руководителям этих магазинов при общении с новыми хозяевами. Далеко не всегда такое общение оставалось в рамках закона и даже гуманизма. Но, как говорится, такие были времена. Пятимиллионому городу пришлось пройти через огромные трудности на пути формирования нового класса собственников, разделившихся затем на успешных менеджеров и преуспевающих рантье.

Татьяна Жданова Все статьи автора
27 октября 2017, 00:01 78939
Новости партнеров
Реклама