Фото: Палаев Александр

Глава S. T. Dupont Алан Креве: я не переживаю за судьбу рынка роскоши

Рынок роскоши в кризис 2014 года пострадал сильнее, чем в 2008 году. Президент компании S. T. Dupont Алан Креве рассказал "ДП", какие страны стали локомотивом роста рынка, к кому ближе по модели потребления россияне: Азии или Европе, а также для кого компания выпустила самую дорогую зажигалку в своей истории.

Как представлена розница вашей компании в Петербурге и России?

В Петербурге вводят налог на роскошь. Максимальная ставка на имущество — 2% от кадастровой стоимости

В Петербурге вводят налог на роскошь. Максимальная ставка на имущество — 2% от кадастровой стоимости

13497
Мария Тирская

— Россия для нас один из ключевых рынков, здесь у нас очень хороший партнер — с компанией Mercury мы работаем более 10 лет. У нас были и взлеты, и падения, в последний год в связи с общим кризисом мы упали, а в России у нас двузначный прирост, основные города для марки S. T. Dupont — это Москва и Петербург. Наш основной магазин в Петербурге находится в ДЛТ. Помимо этого, мы представлены в магазине Mercury в гостинице "Гранд Отель Европа" и у наших независимых партнеров.

С каким финансовым результатом компания завершила 2016 год?

— Общий оборот компании составил порядка 70 млн евро, с 2013–го по 2015 год мы показывали хороший рост, динамично развивались, и до кризиса все было отлично, но в прошлом году с января по декабрь наблюдалось снижение на 5% относительно 2015 года. Мы, безусловно, пострадали, как и весь рынок, но это несущественное падение. S. T. Dupont торгуется на Парижской бирже. И если сравнивать с остальными компаниями в нашей индустрии, то Richmond Group и другие показали большее падение, примерно на 8–10%, то есть S. T. Dupont удалось лучше защитить свой бизнес от последствий кризиса. В 2016 году падение продаж произошло в основном из–за Китая, Гонконга и Франции. Террористические атаки и довольно существенное снижение туристического потока во Франции привели к серьезным проблемам в розничном бизнесе, в Китае и Гонконге также наблюдались свои сложности. Как ни странно, Россия и некоторые страны Восточной Европы в 2016 году уже пошли в рост. В прошлом году наши показатели в России улучшились на 5–10%, некоторые восточноевропейские страны начали приходить в себя, компенсируя падение, произошедшее во Франции и Китае. В этом году хороший рост показывают Россия, Корея и Америка.

За счет кого вы растете в России: туристов или местных жителей?

— В России продукция S. T. Dupont пользуется спросом в основном у местных клиентов, сейчас мы видим, что много и туристов, но тем не менее экономика восстанавливается. Нужно сказать, что бренд S. T. Dupont известен в России благодаря своему качеству, поэтому местные жители, обладающие соответствующими возможностями, возвращаются, оправившись от шока, и продолжают покупать те вещи, к которым они привыкли. Примерно половина ассортимента нашей коллекции изделий из кожи продается в России.

"Кашемир и шелк" решил обновить свои гардеробные

"Кашемир и шелк" решил обновить свои гардеробные

2007
Елена Домброва

Петербург действительно такой консервативный, как о нем говорят?

— Возможно, вы правы, но мы это не особенно ощущаем, потому что все наши коллекции классические, хотя в них и присутствуют оригинальные цветовые решения. Поэтому мы не видим большой разницы между потреблением в Москве и Петербурге. Да, безусловно, S. T. Dupont является брендом класса премиум, мы создаем очень дорогие вещи, но тем не менее это доступная роскошь. Это не fashion–бренд, имеющий в своей товарной линейке экстремальные вещи, которые могут продаваться в одном городе и не продаваться в другом. У нас все классическое и консервативное, а к таким вещам, как кожаные изделия, ручки или запонки, Москва и Петербург относятся одинаково. Поскольку в S. T. Dupont эта продукция составляет 80% ассортимента, то мы правильно попадаем во вкус русских людей, и неважно, в каком городе они живут.

Есть ли отличия во вкусе русских людей от вкусов Европы, Азии?

— Существует разное восприятие нашего бренда. В России и во Франции это классический бренд люксовых аксессуаров, а в Китае и Азии мы входим в средний сегмент, и там нет понимания, что это роскошь.

Но в то же время в Китае, Корее и Гонконге очень много эпатажных китайцев, это явление вам знакомо по термину "новый русский". Они покупают совершенно неадекватные вещи в плане цены и любят все китчевое. Например, мы сделали на заказ джентльмену из Китая самую дорогую зажигалку в мире, стоила она 1 млн евро, это уникальная зажигалка со сложным механизмом и с сапфирами общим весом 31 карат.

Россия этот этап уже прошла, сейчас вкусы русских и европейцев уже сходятся, сегодня здесь предпочитают дорогие, качественные, но при этом классические традиционные вещи.

Вы согласны, что для россиян важнее известность бренда и в этом причина неуспеха молодых дизайнеров?

— Безусловно, когда на вашем рынке товары только начали появляться, для русских самым главным был бренд, больше ничего не было нужно. Но, поскольку все известные марки давно вошли в Россию, безумное желание показать, что у тебя бесконечное количество дорогих и узнаваемых вещей, прошло.

Пару лет назад я приезжал на форум в Петербург и встречался с Михаилом Прохоровым. У меня совершенно не было ощущения, что этот человек миллиардер: он не пытался продемонстрировать свое положение ни аксессуарами, ни одеждой с кричащими лейблами. Конечно, он был очень хорошо и элегантно одет, но все это не было напоказ.

Большинство российских бизнесменов не пытаются ничего показать, так как они уже все всем доказали. Россия приближается к модели потребления, принятой во Франции, в Англии, в Германии.

Что касается начинающих дизайнеров, я много путешествую по миру и вижу, что они безумно популярны в Японии и Корее. Разумеется, Chanel и Louis Vuitton там хорошо себя чувствуют, но при этом новое поколение пытается уйти от стереотипов. В Токио, Сеуле огромное количество магазинов с одеждой и аксессуарами молодых талантливых дизайнеров. А в Париже трудно найти хорошего местного дизайнера, то же самое происходит и в Лондоне. С ситуацией в России я не очень знаком.

Насколько остро для вас стоит проблема подделок?

— Две основные страны производят подделки: Италия и Китай, хотя Италия сейчас уже в меньшей степени. У всех марок, например у Dior, Louis Vuitton и Chanel, есть специальный комитет по борьбе с контрафактной продукцией, S. T. Dupont также принимает в нем участие. Основные бренды, которые подделываются, — это Dior, Louis Vuitton, Chanel и Gucci. Люди покупают их за то, что эти буквы видны на футболке, на сумке. А вот Hermes в несколько раз реже подделывают, хотя бренд стоит на порядок выше, чем тот же Louis Vuitton.

Ценность S. T. Dupont не в логотипе. Да, я видел подделки наших ручек, зажигалок, но для нас это не большая проблема. Тем не менее мы понимаем, что начаться это может в любое время, и кооперация со всеми брендами против подделок для нас важна.

Что заставляет людей тратить огромные деньги на простые, в общем–то, вещи вроде ручки?

— Это вопрос ко всей индустрии товаров класса люкс. У всего, что продается на нашем рынке, есть эквиваленты, доступные каждому. Но при этом, как только люди начинают зарабатывать деньги и когда основные потребности они удовлетворили, они приобретают все более дорогие и качественные вещи.

Ты можешь купить туфли за 50 евро и выглядеть отлично, но при этом половина женщин мира мечтают о Louboutin. Точно так же можно прийти на важную встречу и подписать контракт на миллион долларов ручкой Bic. Но если ты статусный бизнесмен, тебе будет гораздо приятнее достать ручку S. T. Dupont и воспользоваться ею. Вообще, весь бизнес в элитном сегменте построен не на функциональности товаров, а на эмоциях.

Есть люди, которым просто нужен статус, они хотят показать, что они достаточно зарабатывают для того, чтобы носить на руке Rolex или Patek Philippe. Есть большое количество людей, которым просто нравится дорогой товар за качество, это то, что называется feelgood. Например, я люблю курить сигары, и я себя совершенно по–разному чувствую, если поджигаю обычной зажигалкой Bic либо зажигалкой S. T. Dupont. Мне подарил первую зажигалку отец. Она достаточно тяжелая, я всегда ее чувствую в кармане. Много причин для покупки дорогих аксессуаров, собственно, это и заставляет рынок товаров класса люкс работать.

А вы не чувствуете угрозу со стороны людей вроде Стива Джобса, которые подчеркнуто лаконичны в потреблении?

— На эту тему я совершенно не переживаю и считаю, что это преувеличение. В Силиконовой долине чуть ли не правило хорошего тона — появиться на людях в обычной футболке, шортах, с пластиковыми часами Casio, но при этом обладать яхтой или коллекцией картин. По большому счету сам iPhone из этой серии! Ведь не нужен телефон за тысячу евро, чтобы позвонить кому–то, хватит и Nokia 3310. Да, iPhone функциональный, но тот же Стив Джобс огромное количество денег вложил в разработку продукта, чтобы его дизайн был идеален. Кстати, в Apple сейчас работает бывший президент компании Burberry. Я совершенно не переживаю за судьбу рынка роскоши в ближайшее время, потому что всегда будут люди, которым нужно качество, что–то, отличающееся от обычного товара.

Как сейчас будет развиваться мировой рынок роскоши?

— Мне кажется, это будет переходный год, и хотя мы не догоним состояние рынка, которое было 5 лет назад, но я ожидаю рост на 2–4%. Это еще не серьезный показатель, поскольку остаются Китай и Гонконг, которые стагнируют. Есть вероятность роста за счет Америки. После прихода к власти Трампа американцы перестали тратить, они сохраняют деньги, не очень понимая, что будет дальше. Что касается России, мы начали хорошо расти, и я надеюсь, что эта тенденция продолжится. Во Франции положение стабилизируется, мы избежали обострения ситуации с президентскими выборами, и есть шанс, что Франция тоже начнет выправляться. Поэтому я ожидаю небольшого роста на несколько процентов, но пока это не быстрый взлет.

Биография

Алан" Креве

> Родился в 1960 году в Париже.
> В 1985 году окончил высшую школу бизнеса в Париже.
> В 1985 году начал работу в Procter & Gamble. В течение 15 лет был коммерческим директором.
> В 2000 году стал президентом Givenchy Beauty and Perfumes.
> В 2005 году консультировал международные бренды (Dior, Lancia).
> С 2006 года стал президентом компании S. T. Dupont.


О компании

S." T. Dupont

> Основана в 1872 году.
> Выручка (с 31 марта 2016 года по 31 марта 2017 года) сократилась на 12,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, до 62 млн евро.
> Акционеры: Broad Gain Investments (79,6%), Алан Креве (0,41%), Allianz Global Investors GmbH (0,019%).
> Розничная сеть — 80 точек продаж в России. Фабрика во Франции.


Елена Домброва Все статьи автора
2 августа 2017, 14:14 1654
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама