Борьба с МММ и китайскими поварами: история делового Петербурга 29 мая - 4 июня

В мае 2018 года газета "Деловой Петербург" отметит свое 25-летие. Каждую неделю редакция рассказывает о самых интересных событиях, случившихся в городе в те далекие годы, когда Петербург только начинал обретать черты известного нам сегодня мегаполиса и центра деловой жизни. Многие имена и названия компаний, отметившихся на страницах нашей газеты в 1990-х годах, хорошо знакомы и сейчас. Причем не только таким же ветеранам делового Петербурга, как мы, но и новому поколению бизнесменов.

1994 год

Подлодка-танкер и приватизация без границ: о чем писал "ДП" в первых номерах газеты 24 года назад

Подлодка-танкер и приватизация без границ: о чем писал "ДП" в первых номерах газеты 24 года назад

1279
Денис Лебедев

"ДП" ополчился на "МММ". В мае 1994 года на первой полосе заголовок – "Фантики от "МММ"", а на полосах "Финансы" - подробный рассказ, почему именно редакция считает эту компанию пирамидой и жуликами.

Активно рекламируемые по телевизору акции "МММ", по которым основатель фирмы Сергей Мавроди обещал баснословные дивиденды, появились в Петербурге в конце 1993 года. Местная брокерская фирма "Ленстройматериалы" продала за октябрь-декабрь 12 тыс. именных акций АО "МММ". В декабре Сергей Мавроди широко анонсировал выплату 1000% годовых по итогам 1993 года. Но петербургские акционеры "МММ" ничего не получили. Дело в том, что в феврале 1994 года все активы "МММ" были переведены на новое юрлицо "МММ-Фонды". Оно установило новые правила продажи акций. По ним выходило, что купленные в Петербурге бумаги, во-первых, считаются проданными в 1994 году и на них не полагаются дивиденды. А во-вторых, держателям акций нельзя продать их назад компании на общих условиях.

Специалисты комитета финансов Петербурга в статье "ДП" разъясняли, что никаких имущественных прав приобретение таких акций не дает, а предлагаемый покупателям договор в лучшем случае можно рассматривать как договор займа. Гендиректор Балтийского финансового агентства (БФА) Владимир Свиньин также рассказал журналистам свое видение ситуации: "Безответственная реклама и невозможность получить объективную информацию о деятельности компании – явные признаки нечестной игры".

В дальнейшем "ДП" еще много раз будет писать о работе "МММ" и предостерегать своих читателей от инвестиций в эту пирамиду.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Городские власти одержали победу

в многолетней борьбе за первый в городе китайский ресторан "Шанхай" - на углу Невского и Садовой. Еще в 1989 году главное управление общественного питания Ленгорисполкома создало СП с китайской фирмой "Хуатин", передав ей помещения в историческом здании 18 века, в котором находился офис главка. Китайцы смогли открыть ресторан лишь в 1991 году, так как спустя полтора года подсле подписания соглашения советские чиновники решили пересмотреть договоренности о будущем разделе прибыли.

Сказать по правде, они были довольно кабальные. 51,5% валютной прибыли доставалось  китайцам, плюс зарплата всего китайского персонала должны была почти полностью оплачиваться валютой. Главк получал оставшуюся часть валюты и всю рублевую прибыль. Однако прибыль оказывалась весьма скромной, так как вопреки закону зарплата китайцам выплачивалась из выручки ресторана и доставалась, как возмущались ленинградцы, в основном руководящему персоналу ресторана. Это положение вещей пытались оспорить еще при открытии ресторана в 1991 году, но многие годы сохранялся статус-кво.

К 1994 году перекос стал возмущать уже новые власти Петербурга и главу КУГИ Михаила Маневича. Было опубликовано письмо возмущенных работников внешне преуспевающего ресторана. Зарплаты местного персонала составляли 15-30 тыс. рублей (по актуальному курсу на момент публикации статьи в "ДП" это были смехотворные $8-16), тогда как иностранные специалисты получали $600-1500 в месяц, да к тому же СП из прибыли оплачивало их проживание на 250 тыс. рублей в месяц.

Петербургская Motorola и ревизия наследства Собчака: о чем писал "ДП" 20 лет назад

Петербургская Motorola и ревизия наследства Собчака: о чем писал "ДП" 20 лет назад

1571

Неудивительно, что при таком подходе никакой прибыли не было: все доходы пафосного ресторана уходили на содержание китайцев, а город не получал не только доли в прибыли, но и налогов. Попытка резко повысить арендную плату (с 5 млн до 88 млн рублей в месяц) привела лишь к еще большему ухудшению финансового положения ресторана. В итоге стороны договорились о продаже китайцами городу 30%-й доли в СП. Цена, которую они затребовали, может удивить современного читателя, ознакомившегося с положением дел в убыточном ресторане - $1,5 млн.

"Большой Гостиный двор" в мае 1994 года провел первое собрание акционеров. Культовая для всего городского бизнеса торговая точка была приватизирована относительно поздно – лишь в феврале 1994 года. Только за первый квартал года торговый оборот Гостиного двора составил 26 млрд рублей - $14 млн по актуальному курсу. Разумеется, в расчет не шла неофициальная торговля на галереях второго этажа, которая уже многие годы обеспечивала значительную долю теневой экономики города.  Директор универмага Алексей Абрамов рассказал, что в ближайшее время планирует выставить на торги 17% акций акционерного общества и привлечь иностранного инвестора. А также представил крупный инвестпроект по реконструкции Невской линии за $10 млн. К сожалению, никаких иностранных инвесторов с тех пор Гостиный двор так и не привлек, и за прошедшие годы не смог встроиться в стремительно развивающийся рынок ритейла Петербурга. Масштабной реконструкции, которая позволяла бы резко изменить состояние старого советского универсама, не произошло до сих пор.

Американская Motorola в мае 1994 года заключала контракт на строительство в городе первой цифровой системы сотовой связи. До сих пор в городе работал только один сотовый оператор – "Дельта Телеком" (первый в стране), причем в старом аналоговом стандарте. Motorola должна была построить более современную сеть цифрового стандарта AMPS для СП "Санкт-Петербург Телеком". Партнером американского производителя стала мэрия Петербурга.

К сожалению, участие крупной американской компании и заинтересованность чиновников не особо помогли "СПб Телекому", и он всегда оставался на вторых ролях, а появившийся почти в то же время "Северо-Западный GSM", также работавший в цифровом формате, и вовсе задвинул проект Motorola на периферию рынка. Дело в том, что и "Дельта", и будущий "Мегафон" были проектами т.н. "команды петербургских связистов" в которую входили будущий министр связи РФ Леонид Рейман и глава "Петербургского телефонной сети" и будущий глава "Связьинвеста" Валерий Яшин. Конкурировать с контролирующей рынок городской связи ПТС было нелегко, и "СПб Телеком" уже спустя пару месяцев столкнулось с непреодолимыми трудностями: то не получалось выторговать у телефонистов свободные линии, то на радиочастотах, на которых работали телефоны, внезапно стали появляться помехи, делавшие невозможной связь.

Чуть позже развивать в России стандарт AMPS и "СПб Телеком" взялась другая американская фирма Millicom International Cellular. Она, кстати, специализировалась на самых что ни есть развивающихся рынках, и сейчас работает в основном в Африке и Латинской Америке. В итоге переименованная позже в Fora Telecom сотовая компания влачила незавидное положение, пока в 2001 году все активы Millicom в России не приобрел шведский холдинг Tele2. К тому времени число абонентов всех российских сетей стандарта AMPS, стартовавшего в Петербурге в мае 1994 года, не превышало 43 тыс. абонентов, тогда как у одного только "Мегафона" к тому времени было 500 тыс. пользователей.

Также в мае 1994 года примечательное событие произошло на городском рынке торговли машинами. Один из крупнейших игроков, компания "Питер Лада" совместно с финским предприятием Finnko Trading открыла на пр. Славы, 2 первый в городе салон Peugeot. До этого машины этой марки в город возили только частные лица. Примечательны детали, много говорящие о положении дел на рынке в те годы. К примеру, все цены на машины указывались в долларах (например, старшая модель Peugeot 405 - $11-13 тыс.), причем "до уплаты таможенных пошлин". С таможней покупатель должен был после покупки разбираться сам. В качестве конкурентного преимущества указывалось, что машины приходят в Петербург в "специальной африканской комплектации".

1995 год

Ленобласть и Петербург схлестнулись за право построить колонию-поселение для российских немцев. На кону – 4,7 млрд рублей из госбюджета (около $1 млн по актуальному курсу) и 4 млн немецких марок (втрое больше) от правительства Германии.

Идея восстановить старые, основанные еще в начале 19 века колонии немцев под Петербургом исходила от Министерства по делам национальностей РФ. Германия финансировала этот проект, чтобы хоть как-то сократить поток переселенцев с немецкими корнями из бывшего СССР.

Первоначально планировалось восстанавливать колонии в районе поселка Назия. Там правительство области выделяло землю под фермерские хозяйства и коттеджный поселок. Однако позже германская сторона отдала предпочтение Стрельне, и финансирование пошло в город. Первые двухэтажные коттеджи появились в 1997 году. В них селили этнических немцев из Казахстана, Поволжья и Петербурга под обязательство не переезжать в Германию. Правда, поскольку в Германии проблема русскоязычных репатриантов к тому времени уже сильно ослабла, финансирование шло уже не так активно. И из запланированных 168 коттеджей удалось построить только 50.

В мае 1995 года городские чиновники вновь пытаются убедить крупные городские промышленные предприятия отказаться от арендуемой ими земли, которую они занимают с советских времен. В два этапа стоимость аренды повышается в четыре раза. Стоимость дифференцирована по районам. Дороже всего – в Адмиралтейском (19,8 тыс. рублей за м2 в год – около $4 по актуальному тогда курсу). В Кронштадте налог мизерный – всего 122 рубля за м2 в год. В среднем по городу, рассчитал "ДП", аренда вырастает до 2,1 тыс. рублей в год за м2. Романтически настроенные чиновники мечтают, что владельцы предприятий будут массово отказываться от ставшей обузой земли, и город получит обустроенные территории с развитой инженерной инфраструктурой для продажи или сдачи в аренду. Разумеется, этот план провалится – отказываться по своей воле от земли никто не спешит.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

В мае 1995 года "ДП" рассказывает о начале пути одной из самых успешных городских логистических компаний – ГК "Адмирал". Братья Саулиди занимались импортом сигарет, продуктов и канцелярии под эгидой фирмы "И.К.С.", которая, по данным "ДП" тех лет, входила в крупный международный холдинг Tab International (сейчас сведений о ней редакции отыскать не удалось). Чтобы сэкономить на складских услугах и таможенных платежах было решено построить собственный склад с таможенной зоной.

Видимо, тогда с этим было попроще, и в короткое время созданная братьями Саулиди и их партнерами компания "Терминал-СВ" реконструировала складские помещения завода "Орион" в Красном селе. Выгода заключалась в том, что прибывающий из-за границы груз растамаживался не сразу, а ждал на складе до продажи. Платить за него надо было не полную пошлину, а всего 0,1% таможенной стоимости в рублях или 0,05% валютной цены. Крупным импортерам это позволяло не выводить из оборота значительные суммы на таможенные платежи, а выплачивать их только после продажи товара.

Впоследствии "Терминал-СВ" расширился, построил еще несколько терминалов, аналогичных красносельскому – в Кронштадте, Горелово и даже в подмосковном Домодедово. Сейчас строится новый терминал – в Марьино.

Кстати, Юрий Саулиди уже в 2014 году стал широко известен после покупки у структур, близких к Сергею Матвиенко проекта "Кронштадтские паруса". Это масштабный проект на 100 млрд рублей по застройке больших территорий на севере острова Котлин и перевода туда учебного центра Военно-морской академии им. Кузнецова. Однако, академия так и не стала никуда переезжать, а новый губернатор Петербурга Георгий Полтавченко отменил решение своей предшественницы Валентины Матвиенко по выделению на инвестиционных условиях "Кронштадтским парусам" участка в 43 га.

Одна за другой рушатся финансовые пирамиды. В майском номере "ДП" сразу две печальные истории: крах компании "Русская недвижимость" и судебные тяжбы петербургских вкладчиков "Русского дома Селенга".

У "Русской Недвижимости", офис которой в Саперном переулке в мае осадили обманутые вкладчики, на счете 87 рублей. Возвращать деньги никому не удается. Особая "фишка" "Русской Недвижимости" - продажа своих паев через сеть  в почтовых отделениях. Так что среди вкладчиков очень много пенсионеров.

Инвестиции в этот проект были своего рода игрой. Если просто оставить деньги на счете, выплачиваемые проценты (5 рублей в день на каждую вложенную тысячу) не капитализировались, и доходность составляла всего 180% годовых. Для примера, всегда крайне консервативный Сбербанк частным вкладчикам в те времена предлагал депозиты под 120% годовых. Однако если каждую неделю снимать вклад и снова класть его на свой счет в "Русской недвижимости", можно было добиться доходности уже в 570%. К сожалению, такая игра должна была рано или поздно закончиться, и проигравших в ней было намного больше, чем победителей.

Проблемы "Русского дома Селенга" возникли еще в начале 1995 года, когда около 30 вкладчиков потребовали срочно вернуть им деньги и выдать положенные премии (3 тыс. рублей на каждую вложенную тысячу). Им все выплатили. Но уже в феврале поток желающих вернуть деньги вырос настолько, что отдавать стало не из чего, и двери офиса закрылись навсегда. Вкладчики "Селенги" добились в суде ареста счетов местного представительства, но там было пусто. Арест имущества, который также утвердил суд, позволял расплатиться лишь с несколькими вкладчиками.

В мае 1995 года анонсировано скорое открытие после многолетней реконструкции одного из самых "центральных" бизнес-центров города на "Невском, 30". Его реконструировали на средства французского инвестора. Для управления бизнес-центром была учреждена бельгийско-российская фирма "ЛенЮтон", у которой до сих пор действует договор аренды 7 тыс. м2 на Невском, 30 – до 2041 года. Компания контролируется Игорем Метельским, совладельцем группы "ЮСТ" (34%), Александром Лаврентьевым (33%) и Михаилом Антоновым (33%).

Перед открытием "ЛенЮтон" огласил цены на аренду, которые сегодня многих озадачили бы: $620-800 за м2 в год. Договор заключался сразу на 6 лет. Сегодня в б/ц "Невский, 30" предлагаются в аренду свободные офисы от 1000 рублей в месяц за м2, то есть, около $220 за м2 в год. Однако это сейчас у нас рынок покупателя, а тогда такие эксклюзивные предложения были очень ограничены.

1996 год

На рынке брокеров эпоха укрупнения. В начале года произошло слияние "Ленстройматериалов" с брокерскими подразделениями Промышленно-строительного банка, а затем и с Балтийским финансовым агентством.

"Появление столь мощной финансовой группы создавало реальные предпосылки для монополизации рынка. Чтобы сохранить независимость, остальным необходимо было объединяться", - пишет "ДП" в мае. В результате вокруг компании "Энергокапитал" объединяются тогда еще очень молодые (а сейчас признанные аксакалы городского бизнеса) его гендиректор Виталий Млынчик, экс-директор "Орими-Брокер" Александр Кашин и глава "Акко-Траст-Инвеста" Александр Ольховский.

Изначально "Энергокапитал" основал Виталий Млынчик. Выходец из структур "Ленэнерго" он сперва в 1992 году основал свою фирму НПО "Электрум", а затем в 1993 году начал играть на фондовом рынке. Кроме чековых инвестиционных фондов он создал и "Энергокапитал", который специализировался на госбумагах и векселях. Как признавался спустя много лет Виталий Млынчик, перед слиянием в 1996 году его компания испытывала большие трудности: "очень сильно упали активы".

Александр Кашин до прихода в "Энергокапитал" два года возглавлял "Орими-Брокер" - структуру, входящую в сферу влияния предпринимателя Дмитрия Варварина. Ушел он оттуда в марте 1996 года, причем, представители основного акционера брокерской фирмы – "Орими-Вуд", говорили о "разногласиях, возникших между правлением фирмы и ее главным акционером относительно фактической и требуемой рентабельности фирмы". Однако, сам Александр Кашин оставался крупным акционером "Орими-Брокер" и был после увольнения ее представителем в различных объединениях, включая Профессиональную ассоциацию участников фондового рынка (сейчас НАУФОР). Александр Ольховский возглавлял свою фирму "Акко-Траст-Инвест", которая специализировалась на фьючерсных и форвардных контрактах.

В объединенной компании уже с началом работы было более 90 трейдеров. А партнеры планировали серьезно расширять штат за счет приглашения из других инвестбанков профессиональных игроков на бирже. В планах также было организовывать эмиссии и запускать инвестпроекты. Причем, при проведении эмиссий планировалось размещаться на западных рынках.

Историю "Энергокапитала" мы теперь знаем как завершившийся проект. В 2015 году он был закрыт, а его многочисленные клиенты понесли многомиллиардные убытки. Причем, в кризис 1998 года из "Энергокапитала" ушли и Александр Ольховский, и ее основатель Виталий Млынчик.

Довольно скоро Ольховский перешел на работу к недавним конкурентам – в ПСБ, а затем стал вице-президентом купившей петербургский банк группы ВТБ. Виталий Млынчик, можно сказать, вернулся к корням и сосредоточился на инвестициях в энергетическую отрасль.

Сам "Энергокапитал" остался Александру Кашину и стал частью его "Эго-Холдинга". Пережив тяжелейшие потрясения в кризис 2008 года компания еще много лет числилась в лидерах брокерской отрасли. Но кризис 2014 года она уже не пережила. Александр Кашин тогда утверждал, что с 2012 года не имел отношения к "Энергокапиталу".

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

В мае 1996 года подходила к развязке история одного из первых в СССР СП "Ленвест" – альянса ленинградской обувной фабрики "Пролетарская победа" и германского концерна Salamander. Если при позднем СССР обувь с логотипом Salamander раскупалась покупателями мгновенно, то свободный рынок, наводнивший прилавки дешевым, хоть и некачественным товаром, поставил перед "Ленвестом" непосильную задачу по сбыту. По самым разным причинам некогда прибыльное предприятие внезапно оказалось загруженным меньше, чем на половину мощностей и стало приносить убытки. Еще осенью 1995 года Salamander потребовал пересмотреть договоренности. У него хотя и было 85% долей в СП, поделать с некачественным менеджментом ничего не удавалось.

Решили, что "Пролетарская победа" получает от немцев 85% в "Ленвесте" за 27,4 млн марок. Правда, денег таких у "Победы" не было. Ее годовой оборот за 1995 год составил 112 млрд рублей – около 30 млн марок. И вот в западной прессе появились статьи о крупных убытках Salamander, понесенных из-за проблем в России. Глава "Пролетарской победы" Владимир Коловай собрал пресс-конференцию и заверил журналистов, что вот-вот расплатится с немцами. Причем, деньги он собирался брать в долг у банков, а наращивать доходы – за счет поставок в армию и поддержки правительства РФ. Уже очень скоро "Ленвест" окончательно развалился, имущество досталось банкам-кредиторам, а на его площадке на Цветочной улице бывшие поставщики "Пролетарской победы" Яков Мезиас и Николай Троицкий организовали собственное обувное производство под маркой Burgerschuhe

Один из самых увлекательных жанров, неизменно вызывающий интерес читателей – рассказ о будущем развитии метро в Петербурге. Из года в год публикуются практически одинаковые футуристические карты будущих станций, и каждая из них привлекает к себе повышенное внимание. Так было и в майском номере "ДП", где идет рассказ о новом плане развития метро, представленном "ЛенНИИпроектом".

Ученые констатировали факт 15-20-летнего отставания строительства метрополитена от развития города. Но в конце 1980-х и начале 1990-х в стране были объективные трудности. А на этот раз, рассчитали в институте, все должно идти четко по графику: прямо вот сейчас открывается "Чкаловская", вот-вот заработает "Старая Деревня". Также в этом 1996 году появится "Парнас", а дальше одна за другой: "Комендантский проспект", "Народная", "Волковская", "Черниговская" (сейчас называется "Заставская"), "Маршала Казакова" ("Юго-Западная"), "30-я магистраль" (сейчас – "Шуваловский проспект").

К сожалению, "Чкаловская" открылась лишь спустя полтора года, "Старая Деревня" и "Крестовский остров" - в 1999 году. После этого следующая станция открылась лишь в 2005 году – "Комендантский проспект". Всего за 20 лет с момента оптимистичной публикации в 1996 году – открыто 8 новых станций. Итог, мягко говоря, не выдающийся.

1996 год – время становления рынка дилеров сотовых операторов. Еще недавно мобильный телефон был роскошью, за которой солидный покупатель приходил исключительно в офис оператора. А теперь и связь, и телефоны стремительно дешевеют, и сотовая связь становится массовой. "Северо-Западный GSM" первым сделал ставку на распространение через дилерскую сеть. Но проблема была в том, что в новом для страны формате GSM в России в 1995 году, когда сеть была запущена, было сертифицировано лишь две модели телефонов – обе Nokia. Никакой конкуренции между дилерами, по сути, не было. Однако к маю 1996 года появилось сразу 13 новых моделей: Motorola, Siemens, Sony. И торговля пошла. А заодно заработали рыночные механизмы. Как пишет "ДП" в мае 1996 года, всего за год цена самой популярной модели Nokia 2110 рухнула вдвое. С тех пор ввозом и сертификацией телефонов в стране занимались в основном дилеры.

За "Северо-Западным GSM" к дилерам потянулись и "Санкт-Петербург Телеком", а потом и самая старая и респектабельная "Дельта". Стоимость подключения новых абонентов составляла уже не сотни долларов, а всего лишь десятки (у "Дельты" в этом же номере в рекламе указывается цена - $50 за подключение и $200 предоплата).

Очень быстро операторы сняли с дилеров ограничения на работу только с одним из них и позволили предлагать клиентам в одном месте выбирать любую связь и любой телефон. Стоит напомнить, что все три оператора работали в разных стандартах, и переставлять сим-карты, как мы это делаем сейчас, было нельзя – приходилось к каждому оператору покупать отдельный телефон.

Регулирование работы дилеров велось в основном за счет продажи сим-карт. "Дельта" и "Северо-Западный GSM" требовали от каждого минимум 10 продаж в месяц. И дело шло очень споро. Именно дилеры на многие годы вперед стали основным локомотивом роста сотовой связи по всей стране, и именно они обеспечили огромный ассортимент телефонов, которые ранее операторы не привозили просто потому что в них не было смысла.

Вот-вот в Москве появится "Евросеть", которая произведет настоящую революцию в технологиях продаж телефонов и контрактов сотовых операторов. Уже скоро в Петербург придет московская МТС, которая сделает звонки по-настоящему дешевыми и заставит местных игроков развязать ценовую игру на понижение. А спустя примерно лет десять взрывной рост абонентской базы замедлится, зафиксировав уровень проникновения сотовой связи в Петербурге на уровне больше 200%. Дилеры станут не очень нужны операторам. Сперва начнется консолидация рынка, потом скупка крупнейших дилеров операторами, а затем медленное умирание мелких дилеров и их уход в нишевые рынки.

 

Денис Лебедев Все статьи автора
3 июня 2017, 00:01 2538
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама