Анна Вовк Все статьи автора
21 апреля 2017, 12:09 386

Блоги «ДП». Что делать с экономикой, где депозит выгоднее стартапа

 

Автор – совладелец консалтинговой компании "А- Консалт"

Почему растет импорт еды и куда девается русское молоко
Блоги "ДП"

Почему растет импорт еды и куда девается русское молоко

314

Российская экономика слишком долго придерживалась принципа «купи-продай», не создавая современных популярных товаров и продуктов, пользующихся стабильным спросом на внутреннем (не говоря уже о внешнем) рынке. Промышленность за это время безнадежно отстала. Для ее восстановления сегодня нужны серьезные инвестиции. Как ни крути, а одними словами и обещаниями чиновников глобальный вопрос привлечения инвестиций в отечественную экономику не решить. А зачастую не то что слов – и действий их недостаточно.

В нашей стране традиционно все глобальные инициативы спускаются «сверху». Это является, с одной стороны, гарантией контроля и демонстрацией серьезности намерений государства, с другой – четко сигнализирует участникам всего процесса о том, что дан зеленый свет. По идее такой сигнал должен нивелировать если не риски, то определенные страхи вовлеченных в процесс. В том числе для участников, способных оказать влияние на развитие потенциала инвестиционной среды для бизнеса. Проще говоря – для всех тех, кто имеет средства и готов их инвестировать.

Однако сегодня предприниматели видят в основном риски для своего бизнеса: налоги растут, покупательная способность населения снижается, административные барьеры меньше не становятся, а доступность поддержки от государства зависит от довольно узкого круга лиц и организаций, в который ты либо вхож, либо нет. В последнем случае получить доступ к такой поддержке – на грани фантастики. Даже заглянуть в замочную скважину этой тайной комнаты, полной столов, ломящихся от изобилия яств в виде доступного капитала, уже было бы везением. Ведь зачастую предприниматели просто не представляют, куда им можно обратиться и какую помощь они могут получить. Инвесторы же, в свою очередь, опасаются вкладывать деньги в компании, которые с очень большой долей вероятности прогорят просто из-за неумелого менеджмента. Да и встретиться предпринимателям с инвесторами бывает непросто. Где наша Силиконовая долина, в которой тесно переплетены идеи и деньги на их реализацию? Нет ее… каждый участник инвестсреды сам по себе и барахтается в силу своих возможностей, друзей, связей и сарафанного радио.

Поэтому и неудивительно, что прибыль у нас принято увеличивать не за счет дивидендов от успешных инвестпроектов, а с помощью простейших, но относительно надежных инструментов – банковских депозитов. Вклады коммерческих компаний за последние 3 года выросли почти на 37%. То есть деньги как таковые в экономике еще есть, только работают они вовсе не на ее развитие. Это как озеро с застоявшейся водой – если нет течения, то недолго и в болото превратиться.

В какой-то момент перспектива такого экономического болота уже так отчетливо замаячила на горизонте, что в ситуацию вмешался президент страны. Именно по его инициативе были впоследствии созданы многие ныне действующие институты развития. Под институтами развития у нас подразумеваются фонды, инвестирующие в различные отрасли, венчурные компании, банки, реализующие госпрограммы поддержки, а также региональные корпорации и агентства развития. Сегодня таких организаций в стране десятки. В эти институты в последние годы весьма щедро вливались деньги, по данным Счетной палаты более 4 трлн рублей – почти четверть годового федерального бюджета. А что в итоге? А в итоге прямые инвестиции в новые проекты только продолжают сокращаться: если в провальном 2015 году, когда отсутствовало даже малейшее представление о нашем будущем, иностранцы инвестировали 14,1 млрд долларов в новые проекты, то в 2016-м стартапы получили только 12,9 млрд долларов. Январь 2017 года и вовсе поставил антирекорд: финансирование получили только пять проектов на 34 млн долларов. Да и вообще инвестиции в основной капитал отечественных компаний фактически заморожены: в I квартале, по ожиданиям ЦБ, они должны вырасти лишь на 1-3%. Эти ничтожные доли просто никто не заметит. Так что же получается, институты развития, собственно, никакого развития и не обеспечили? Не совсем так. Пользу они, несомненно, несут. Но пока что довольно избирательно, не в системном, а фрагментарном режиме.

Каждая организация, так или иначе наделенная задачами по развитию инвестиционной среды, по отдельности что-то делает, разрабатывает собственные проекты в силу своих возможностей, которые не всегда высоки, причем по вполне объективным причинам.

Так уж сложилось, что за большую часть венчурных инвестиций у нас ответственны фонды с государственным финансированием, поскольку образовались они по следам той самой инициативы «сверху». Например, нашему главному венчурному инвестору – Фонду развития интернет-инициатив (ФРИИ) – далеко немалые средства были предоставлены "Роснефтегазом", компанией, оперирующей дивидендами "Роснефти" и "Газпрома". Сумма внушительная – 6 млрд рублей. Но с таким "спонсором" особо не разгуляешься – за каждую копейку приходится отвечать чуть ли не головой. А ведь венчурные инвестиции сами по себе подразумевают определенную долю риска. Пока бизнес-проект находится в зачаточном состоянии и стоит недорого, трудно оценить все риски и его "выживаемость". И если частные инвесторы своим капиталом вольны распоряжаться как угодно и могут позволить себе рисковые вложения, то в случае с государственными деньгами права на ошибку фактически нет.

Упаковки вместо технологий: особенности импортозамещения
Макроэкономика

Упаковки вместо технологий: особенности импортозамещения

289

Один из первопроходцев венчурных инвестиций – американский миллиардер Рокфеллер однажды заметил, что «…это долг богатых перед обществом – рисковать своими богатствами, поддерживая творческие умы и конструктивные проекты…». Вообще так исторически сложилось, что в Америке венчурные инвестиции изначально, еще с 40-х годов прошлого века, были обеспечены частным капиталом. И все нынешние фонды там обязаны желанию людей с деньгами заработать, а не хоть и имеющему благие цели, но все же спущенному «сверху» указу. Управление частным капиталом намного эффективнее, поэтому нет ничего удивительного, что объем венчурных инвестиций в США превосходит наши показатели более чем в 30 раз. Венчурные инвестиции там являются основным двигателем прогресса и развития.

Наши же российские реалии таковы, что фондам зачастую выгоднее просто положить деньги на тот же депозит, чтобы быть в плюсе, вместо того, чтобы вложиться в стартапы. Это касается в том числе и крупнейших – ФРИИ, Сколково и других менее масштабных их собратьев. Тот же ФРИИ и вовсе во многом живет за счет размещения средств на банковских депозитах. Безусловно, какую-то часть все же приходится неизбежно инвестировать непосредственно в проекты. Опять же, у страха перед ответственностью за государственные деньги глаза велики, вот и раздали то малое, что осталось немногочисленным предпринимателям, приближенным к руководству фондов. И не стоит здесь искать коррупционную составляющую. Это элементарное снижение рисков невозврата средств и желание обезопасить себя от возможных последствий провала. Кроме того, и со стороны бизнеса мало желающих добираются непосредственно до этапа работы с институтами развития. Во-первых, куда обращаться, что делать – знают совсем немногие особо продвинутые предприниматели. Даже если обратиться в региональное агентство развития с готовым проектом, особого прока от этого не будет: как показывает практика, вес и влияние на принятие решений людей, которые будут заниматься вашим проектом, явно не дотягивает для успешного лоббирования интересов. Во-вторых, стартаперам слишком много приходится бегать по различным инстанциям, да и в целом процесс получения помощи чрезмерно запутан.

Частный инвестор к таким лабиринтам и близко не подойдет. Получается, что государственные фонды со своим щедрым финансированием вытесняют с рынка частников, но при этом сидят на своих деньгах, подобно собаке на сене. Все понимают, что нужно стимулировать развитие инвестиционной среды, что нужно помогать предпринимателям, чтобы впоследствии получить свои дивиденды. И пытаются действительно это делать. Но боязнь ответственности за государственные деньги ставит крест на самой идее венчурных инвестиций. Поэтому сейчас пора делать ставку на частных инвесторов, которым не нужно отчитываться «наверх» за каждую копеечку. Для государства это и проще, и выгоднее. Во-первых, потому что не нужно выделять миллиардных сумм из и без того скудеющего бюджета. Во-вторых, мотивация частников – куда больший двигатель, чем страх государственников. И в-третьих, доверие самих предпринимателей, проекты которых нуждаются в инвестициях, к более успешным выходцам из собственной среды на порядок выше, чем к условным назначенным менеджерам-ассистентам (читай – тех же чиновников), которые сопровождают отобранные для поддержки проекты.

В этом контексте интересны уже сформировавшиеся площадки – сообщества представителей реального бизнеса, где как раз сосредоточены те, кто имеет успешный бизнес, средства и механизмы лоббирования, способные оказывать реальное влияние на принятие решений. Причем не нужно изобретать велосипед и, дублируя уже существующие площадки, плодить собственные «кластеры», экспертные центры и строить целые города, пуская на это очередные миллионы. Нужно просто грамотно скоординировать уже имеющиеся (и в достаточном на самом деле количестве) ресурсы.

Да, формат Силиконовой долины очень привлекателен, но это же великий бренд, красиво упакованный и мощно распиаренный. Нам же нужно отталкиваться не от формы, а от содержания. И с поправкой на наши реалии. Долины у нас нет, но в столице, например, есть та же Московская торгово-промышленная плата, которая уже объединяет множество реальных предпринимателей с многолетним опытом успешного развития бизнеса, ее функции лоббирования интересов предпринимателей не пустые мечты, они уже закреплены на законодательном уровне. Кроме того, МТПП имеет собственные арбитражный суд для разрешения конфликтов, центр экспертизы и школу бизнеса. Таким уникальным набором компетенций и возможностей сегодня в едином формате не обладает ни одна площадка. И самое главное – не надо плодить новых чиновников и клерков, все необходимое уже существует и успешно работает. От государства, по сути, остается только лишь не мешать и разве что посодействовать подобным процессам самоорганизации бизнеса в информационном поле в части возможности информирования более широкой аудитории.

А если удастся организовать взаимодействие подобных объединений потенциальных и реальных частных инвесторов и предпринимателей с уже существующими институтами развития, то это вполне может стать этаким отечественным Y Combinator. Это бизнес-инкубатор и фонд в Силиконовой долине, ставший мечтой любого стартапа, выпустив в свет за 11 лет 1470 компаний общей стоимостью более чем 100 млрд долларов.

Больше мнений и историй от экспертов и предпринимателей – в «Блогах ДП»

Новости партнеров
Реклама