воскресенье, 28 ноября 2021
$

Саммит малого бизнеса в городе трех революций

 

На пятом этаже гостиницы с говорящим названием "Октябрьская" кипели революционные настроения, как в Петрограде в феврале 1917 года: на собрание, напоминающее сходку угнетенного пролетариата, пришли, как сказала одна из участниц встречи, "лендлорды от малого бизнеса" — предприниматели, которые держат по несколько или иногда по несколько десятков ларьков и торговых павильонов. Зал был заполнен в основном мужчинами среднего возраста со спортивной выправкой, в свитерах и пиджаках, но были среди них и женщины. Женщины еще в кулуарах участливо спрашивали друг друга: "Ну как вас–то угораздило вписаться в эту историю?" — "Да у меня всего два ларька прессы, и столько хлопот с ними". — "А у меня тоже три ларька на далекой окраине, все работает много лет, и никаких претензий не было. И вот теперь мы в списке! Побыстрее бы уж все кончилось. Когда хвост отрезают по кусочку, это больнее".
Мужчины были настроены более решительно — доставали из прозрачных папок письма прокуроров петербургским вице–губернаторам (впрочем, некоторые из них уже не работают в Смольном). Доставали письма как аргументы: мол, все, кто прежде стоял на своих участках и платил за это государству, имеют право стоять и платить дальше, ведь бюджет у города дефицитный, деньги–то нужны. Громкими голосами мужчины задавали вопросы перепуганной молоденькой сотруднице КИО, высказывали свое изумление, что война войной, а обед по расписанию: работа по исключению земельных участков под их ларьками из схемы идет планомерно и, главное, быстро. И требовали огласить наконец позицию государства по этому вопросу и честно объявить: ребята, вы не вписываетесь в современный городской ландшафт. Но таких слов они, конечно, на этом заседании не дождались. Зато воззвали к чиновнику, который мог бы сказать эти слова, — вице–губернатору Михаилу Мокрецову. Под его руководством началась реформа КУГИ, и преобразования комитета продолжаются.
В кулуарах рассуждали о том, что начальник новой госинспекции, которая будет наводить порядок с государственным имуществом, имеет московский опыт сноса ларьков. И опыт этот, по всей видимости, должен пригодиться в Петербурге. Вспомнили, как на одном обсуждении один из чиновников отметил, что, мол, в Москве же все как миленькие проглотили этот снос, и ничего страшного не произошло. Ему ответили, что в городе трех революций "проглатывать" не собираются. А ларьки, киоски, торговые павильоны и фуд–траки, ярмарки есть везде в мире, от Австрии и Норвегии до Рима и Берлина. И все живут вполне себе мирно, и некоторые вырастают в крупные мировые корпорации.