Сергей Князев Все статьи автора
20 января 2017, 00:01 31480

Почему в России стало популярно ходить на платные лекции

Фото: pixabay.com

Тиражи книг в России который год подряд падают, зато в Москве и Петербурге один за другим открываются все новые лектории. «ДП» попытался разобраться в феномене, почему люди готовы тратить приличные деньги на билеты на лекции, но не хотят платить за традиционные бумажные знания.

«Умные в городе!» — так назвал свою статью о лекции Умберто Эко в Петербурге, случившейся в 1998 году, литературный критик Виктор Топоров. Лекция прошла при переаншлаге. Спустя 18 лет ситуация во многом повторяется.

Приобщение к величию. О чем говорит архитектура чиновничьих дач

Приобщение к величию. О чем говорит архитектура чиновничьих дач

2 23327
Мария Элькина

Сегодня лектории стали едва ли не самым популярным видом интеллектуального досуга для жителей крупных городов. По подсчетам журналистов российской версии журнала Harvard Business Revue, сегодня в Москве каждый день проходит до сотни публичных мероприятий, где эксперты с тем или иным успехом рассказывают, что читать-смотреть-есть-слушать, в чем суть «Войны и мира» (буквально в двух словах), как перестать беспокоиться и начать жить и есть ли жизнь на Марсе.

Постоянно действующих лекториев в Москве — около 30.

В Петербурге, откуда, по словам журналиста и популярного лектора Дмитрия Губина, все энергичные и умные бегут в Москву или в Америку, ажиотация гораздо меньше, но на выходных лекционная активность вполне сопоставима с московской. Тем более что московские лектории пытаются десантироваться в регионы. С 2014 года лекторий «Прямая речь», который возглавляют Светлана Большакова и Татьяна Булыгина, проводят лекции в Петербурге, с 2015 года — в Лондоне.

На днях запущена «Прямая речь» в Екатеринбурге. Осенью 2015 года франчайзинговую площадку в Петербурге запустил «Сити Класс». Бесплатный лекторий «Курилка Гутенберга» открыл филиалы в 15 российских городах. С осени 2016 года лекции в Петербурге на базе интеллектуального кластера «Игры разума» проводит проект «Сноб», здесь уже выступили педагог Дима Зицер, психолог Катерина Мурашова, а также владелец кластера Андрей Курпатов, психотерапевт, в последние годы занятый исследованиями в сфере философии и методологии науки, а также проблем человеческого мышления.

«Во всем мире лекции являются большим бизнесом, и лекционные туры, допустим, Рэймонда Курцвейла, изобретателя сканера, расписаны, как у оперной дивы, на несколько лет вперед. В России, естественно, далеко не так, но в Москве главные лектории уже если не прибыльный бизнес, то хорошо организованное дело», — полагает Дмитрий Губин.

Умным быть модно

«Живая лекция как жанр оказалась невероятно устойчива и живуча — в то время как мы претерпели кардинальную реформу общения сначала в виде sms-переписки, потом в виде чатов, «Инстаграма» и т. п., — считает философ и популярный лектор Александр Секацкий. — Исчезли бумажные письма, растворилась читательская аскеза. Но уже ясно, что с лекцией ничего не случится. Люди будут собираться, чтобы послушать того, кто им интересен, и то, что им интересно. Живая лекция выстояла и победила идею, что скоро будут только мультимедийные проекты и Интернет. Раньше статус разговора был невысок, а если пишешь — тщательно выбираешь слова. Благодаря социальным сетям, где каждый пост есть публикация, ситуация изменилась. Теперь каждый пишет и публикует свою ахинею. Зато теперь поговорить глаза в глаза так, чтобы тебя выслушали, стало делом серьезным».

В принципе, «встречи с интересными людьми» — жанр древний и почтенный, и никогда он не был на периферии общественного интереса. Но сегодня лектории — не только чрезвычайно людное место, но и вполне бизнес. Люди готовы платить больше 2 тыс. рублей за роскошь человеческого общения с популярным лектором в Москве и до 1,5 тыс. рублей в Петербурге (хотя, как правило, в Петербурге, как и в других российских регионах, цена на билет редко превышает 500 рублей). Историк и педагог Лев Лурье, совладелец «Дома культуры Льва Лурье», где проходят выступления известных петербургских спикеров, довольно скептичен: «В городе не больше 20 тыс. человек, готовых платить за лекции». Для города, в котором, по официальной статистике, проживает 5 млн человек (а по неофициальной — на пару миллионов больше), не очень много.

Лурье считает, что взрыв интереса к лекциям — как платным, так и бесплатным — вызван катастрофическим падением уровня преподавания в традиционных университетах и снижением интеллектуального потенциала телевидения: «Все умные с ТВ давно ушли». Выступающий с неизменными аншлагами писатель Дмитрий Быков полагает, что лекции — это способ национальной самотерапии — «так нация борется с искусственным оглуплением: это самосохранение включилось». Дмитрий Губин объясняет популярность лекториев тем, что «образование в России превратилось в такой же фейк, как и демократия. Илья Колмановский за час расскажет о передовых теориях биологии больше, чем даст средняя школа». А мастер-класс Дмитрия Губина по интервью даст больше (считает он), «чем курс университетского журфака, где одни теоретики, сидящие на окладе в 14,5 тыс. рублей в месяц».

Андрей Курпатов, сам в последнее время читающий лекции, полагает, что популярность лекториев обусловлена сразу несколькими факторами: «Во-первых, наконец становится модно быть умным. На фоне разрастающегося мракобесия и очевидного массового оглупления у нормальных людей постепенно формируется такой способ самоидентификации. И это не может не радовать. Во-вторых, это эффективный способ потребления информации. Мы все сейчас находимся под чудовищным информационным прессингом, а это не позволяет усваивать сложные вещи. И именно лекционный формат способствует концентрации внимания и стимулирует мышление человека. В-третьих, что не менее важно, это новый способ социального взаимодействия. Мы разобщены, а общение между людьми уже само по себе все больше напоминает sms-переписку. Возможность слушать и обсуждать интересные вопросы — это важно не только для ума, но и — банально — для нашего психологического здоровья».

Павел Берман, директор по развитию интеллектуального кластера «Игры разума», считает, что популярность лекций у публики — и лекториев как бизнеса — обусловлена тем, что дело это в общем несложное. «Если ты обладаешь элементарными коммуникативными навыками, договориться о проведении лекции как с лектором, так и с площадкой — несложно. Конечно, как во всяком деле, здесь есть нюансы, но лекцию провести — это не металлургический завод с нуля построить, прямо скажем. К слушателю тоже в общем никаких особенных требований нет. Ты приходишь с любым уровнем подготовки».

«Лекции — знакомый всем жанр, — соглашается Анна Попова, издатель журнала Prime Russian Magazine. Журнал, в котором блистали Александр Секацкий, Максим Семеляк, Лев Данилкин, не так давно закрылся, но его лекционная программа продолжается и развивается. — Никаких неожиданностей — ты приходишь, перед тобой выступает лектор, в конце можно задать дополнительный вопрос, а после становишься немного умнее».

По мнению Дмитрия Губина, идут сегодня прежде всего на тему — сверхпопулярны естественные науки: биология, астрофизика, нейрофизиология. Но приходят и на «звезд». Самые популярные лекторы сегодня, по мнению организаторов, — публицист Александр Невзоров, историк Андрей Зубов, журналист-популяризатор науки Ася Казанцева, биолог Александр Марков, историк Лев Лурье, лингвист Максим Кронгауз, преподаватель ораторского искусства Радислав Гандапас, бывший политик, а ныне бизнес-тренер Ирина Хакамада, философ Александр Секацкий, литератор Дмитрий Быков, историки Евгений Анисимов и Павел Котляр, полиглот Дмитрий Петров, физиолог Дмитрий Жуков, специалист по гибридным режимам Екатерина Шульман, психолингвист Татьяна Черниговская, китаевед Александр Панцов, писатель Евгений Водолазкин, психолог Михаил Лабковский… «Впрочем, — замечает Анна Попова, — замечательных лекторов гораздо больше».

Медийная известность человека вовсе не гарантирует интереса к нему. Лекции психотерапевта Екатерины Мурашовой в московском «Снобе», по словам очевидцев, собирали гораздо больше слушателей, чем встречи с Ксенией Собчак, Владимиром Познером и Тиной Канделаки. А на Андрона Кончаловского в популярном московском лектории при всей рекламной пальбе однажды было продано всего семь билетов. Разброс гонораров большой: кто-то из «звезд» выступает за 100-200 тыс. рублей, кто-то — за $10-15 тысяч. Для большей части лекторов гонорар составляет от 20% до 50% от выручки. Впрочем, лекторы «Курилки Гутенберга» всегда выступают бесплатно. Владимир Познер тоже не берет гонораров — если выступает в вузах и перед юными слушателями: «Особенно я люблю выступать в студенческой аудитории — и всегда это делаю бесплатно, разумеется».

Нет ли странного противоречия в том, что билет, допустим, на лекцию Дмитрия Губина стоит 2 тыс. рублей, в то время как на этой самой лекции он рассказывает о книге, которую легко приобрести за 500? Насколько рационально такое экономическое поведение публики? Лев Лурье не видит в этом ничего иррационального: «Вы же не удивляетесь тому, что ноты опера «Тоска» стоят копейки, а билеты на ее исполнение звездами — сумасшедших денег. Книга — это ноты, лекция — спектакль. Теперь это работает так».

Монетизация бесплатного

Впрочем, иногда билеты не продаются вовсе. Пространство «Охта лаб», лекторий в «Невской ратуше», «Открытый университет» в Александринском театре — во все эти места в Петербурге обычно вход свободный (как правило, по предварительной регистрации). Принципиально бесплатны лекции в московском Институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». «У нас нет цели зарабатывать на лекциях. Наша цель — просвещение. «Стрелка» — некоммерческая организация, которая получает доход и финансирование из других источников. Очень часто мы привозим таких лекторов и выбираем такие темы, которые никто до нас еще не формулировал, в российской среде точно», — говорит директор публичной программы «Стрелки» Дарья Шульга. — Платными мы сделали воркшопы, которые проводят те же лекторы для более узкого круга заинтересованных профессионалов». Один из профессионалов этого бизнеса на условиях анонимности подтвердил, что именно лекции и мастерские «не для всех» и могут быть серьезным, а то и главным источником дохода для их устроителей: «По-настоящему зарабатывают на продажах билетов, пожалуй, только две московские конторы: «Сити Класс» и «Прямая речь». Остальные готовы проводить имиджевые бесплатные мероприятия, с тем чтобы зарабатывать на закрытых ивентах — для корпораций и частных лиц. Организация лекции под ключ сегодня стоит от 50 тыс. рублей. Верхнего предела нет. Так, одного российского ученого-гуманитария периодически возят в Европу на бизнес-джете — читать лекции по истории России проживающей там даме и ее подругам. Только его гонорар составляет 100 тыс. рублей за одно такое выступление».

Не новое, но по-новому

На вопрос, не опасаются ли организаторы, что мода на лектории схлынет так же скоро, как и возникла, те отвечают, что если развиваться и постоянно предлагать новые форматы, то у лекториев будущее, безусловно, есть.

«Недавно с коллегами из Библиотеки им. Ленина как раз обсуждали маркетинговое исследование, сделанное несколько лет назад и предрекавшее лекциям скорый конец, — говорит Анна Попова, — С тех пор они как жанр интеллектуального досуга не только не умерли, но и размножились и стали едва ли не самым востребованным способом провести время с умом. В феврале стартует наш новый совместный курс лекций, — говорит Анна Попова. — На этот раз мы решили, что вместе с лектором на сцене должен быть сильный журналист. И встречи будут проходить не в режиме предсказуемого монолога, а в режиме диалога. В итоге сложно предсказать, о чем точно будет говорить главный гость. Сами с нетерпением ждем этот курс».

«Мы в «Играх разума» разрабатываем новые, нестандартные форматы лекций, — говорит Андрей Курпатов. — Кроме того, мы готовим самих лекторов, чтобы их выступления были не только информативны, но и вовлекали слушателей, заводили их, стимулировали живое и непринужденное общение. Уверен, что все это позволит создать настоящее интеллектуальное комьюнити, состоящее из интересных и по-настоящему умных людей».

В последние годы наблюдается как экспансия лекториев в регионы, так и возникновение интересных местных проектов, направленных не столько на получение прибыли, сколько как раз на создание интеллектуальных сообществ. Один из самых известных подобных проектов — лекторий «Ветка» в Пскове, придуманный Дмитрием Стреном.

«Идея была в том, чтобы приглашать в Псков художников, поэтов, философов, социальных активистов, людей кино. Денег, конечно, не было. Я решил поискать в городе партнеров, готовых взять часть затрат на себя. Вот смотрите, из Петербурга в Псков регулярно ходят микроавтобусы. В некоторые часы всегда есть свободные места. Транспортная компания не потеряет много, если возьмет раз в неделю одного-двух человек. Зато поможет хорошему проекту и получит рекламу. Также я связался с гостиницами, которые пустуют в мертвый сезон, ресторанами, экскурсионными бюро. Мы не платим деньги за выступления, но обеспечиваем такую программу пребывания, что многие соглашаются на выступление pro bono. Например, к нам недавно приезжал художник Сергей Баловин. Он объехал весь мир на велосипеде, рисуя портреты в обмен на что угодно: от велосипедного ключа до шляпы или продуктов питания. Почти полностью отказался от использования денег. В этом году проект «Ветка» занял первое место на международном PR-конкурсе Eventiada Awards как лучший проект, посвященный Году российского кино. Недавно я обнаружил, что в городе много пустующих рекламных щитов. Кризис. Нет желающих размещать рекламу. Кому эти щиты принадлежат? Организации, связанной с городской администрацией. Мы связались с чиновниками и попросили их помочь проекту. Щиты все равно пустые. А мы можем разместить на них рекламу наших партнеров и получить живые деньги. Значит, появится бюджет, чтобы приглашать тех лекторов, которые не выступают бесплатно. Администрация обещала помочь».

Подобная дисконтно-бартерная эквилибристика — едва ли не единственный способ развивать лектории и другие образовательные проекты в регионах, где покупательная способность населения слишком невелика, чтобы использовать традиционные схемы: «Посчитайте, — говорит Дмитрий Губин: максимум девять лекций в неделю (вечер + дневные для детей по выходным). 50 недель. 25 человек слушателей (а больше в провинции не соберешь), которые заплатят по 300 рублей. Половину нужно отдать лектору, а еще — налоги, аренда, зарплата. В общем, слезы…»

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама