Михаил Шевчук Все статьи автора
31 декабря 2016, 00:01 14321

Россия за год качнулась из состояния воинственного пессимизма в оптимистичный фазис

Прошлый год Россия заканчивала в таком вихревом потоке, что ожидать можно было чего угодно. Внезапное вхождение в Сирию, не менее внезапная ссора с Турцией, неясные перспективы в экономике и социальные протесты — новые проблемы наложились на нерешенные старые, и в 2016 год страна вступала зажмурившись.

Словосочетание "третья мировая война" в начале года было одним из самых популярных у публицистов. В России деловито учреждали новые дивизии, на Западе паниковали и выпускали доклады на тему "за сколько часов Россия захватит страны Балтии".

Масла в огонь подливали планетарного масштаба скандалы с допингом российских спортсменов и панамскими офшорами знаменитых виолончелистов. Обыватель укреплялся во мнении о том, что вот теперь–то Запад твердо намерен извести русского человека под корень.

Бесконечно тянулись переговоры по исполнению Минских соглашений. Сейчас кажется — может, и хорошо, что тянулись. Пока ничего не решено, вроде все сидят смирно, а ведь там одно резкое движение, и как бы опять не полыхнуло. На всякий случай обменяли украинку Надежду Савченко на своих Александра Александрова и Евгения Ерофеева, благополучно тут же где-то растворившихся.

В увязке с войной ждали какой–то катастрофы в Европе. Ожидания были смешанными. Исламистов патриотическая общественность одной частью сознания приветствовала, предвкушая скорую расплату толерантных за то, что нас не слушались; другой же частью опасалась, видимо где–то в подсознании понимая, что после французов, возможно, примутся и за нас. Но европейцы договорились с турками, миграционный кризис пригасили, и никто с повинной и предложением добровольного отказа от санкций в Кремль не явился. В Великобритании разве что случился Brexit, но и он, порадовав патриотов самим фактом, быстрых дивидендов никому не принес.

Полегче на поворотах

То ли в Кремле решили, что нагнетать градус уже некуда, то ли убедились, что войны не будет, но летом машину начали со скрипом притормаживать и перестраивать.

Снизился пафос милитаристской риторики, с Турцией подружились обратно, незаметно исчез с экранов Дмитрий Киселев, начались кадровые перестановки — самых одиозных персонажей убирали и заменяли на более нейтральных людей. Этот процесс начался еще весной с замены председателя Центризбиркома Владимира Чурова на Эллу Памфилову и продолжился отставками детского омбудсмена Павла Астахова и главы администрации президента Сергея Иванова. Замглавы АП Вячеслава Володина отправили в Госдуму, а в кресла руководителей ведомства уселись Антон Вайно и Сергей Кириенко.

Трясло и от ожиданий итогов выборов президента в США. Готовились одновременно к победе Хиллари Клинтон как к худшему, но чаяли победы Дональда Трампа как лучшего варианта. Политиков и экспертов бросало то в жар, то в холод, так как было непонятно, ждет ли нас апофеоз войны или снятие санкций и общее содружество.

Можно выдохнуть

Под конец года получилось расслабиться. Самые мрачные опасения не сбылись. Выборы в Госдуму прошли для власти безболезненно, Рамзан Кадыров успокоился, в США победил Трамп и заставил Госдуму аплодировать — судя по этому факту, невроз был изрядным. Под конец года вверх поперла нефть, экономисты убедили всех, что дно наконец пройдено, в Сирии взяли Алеппо, малайзийский боинг удалось замести под коврик.

Даже на Олимпиаде в Рио удалось выступить вполне неплохо, несмотря на недопуск большого количества спортсменов. А патриарх Кирилл встретился — впервые в истории — с Папой Римским Франциском, и это безоговорочно важнейшее событие.

Так что из состояния воинственного пессимизма широкая общественность качнулась в оптимистичный фазис. Владимир Путин в ежегодном послании дал понять, что намерен охранять баланс и наказывать любых радикалов.

Не рассыпались

От россиян, по крайней мере временно, перестали требовать готовности к немедленному самопожертвованию. Ожидания сменили знак, но само состояние ожидания не прекратилось. 2017–й — предвыборный год, и Владимиру Путину необходимо успокоить всех. Поэтому власть подмораживает все процессы и следующий год проведет, продолжая практику показательных антикоррупционных дел.

Премьер–министр Дмитрий Медведев главным итогом года назвал сохранение макроэкономической стабильности и исполнение социальных обязательств государства — то есть, по сути, то, что удалось не рассыпаться. Но это не то, чего все ждут. В наступающем году, уверяет премьер, будет рост. Судя по декабрьским выступлениям — его и Путина, — принципиальных изменений не запланировано, на это, видимо, уже нет ресурсов. Что можно было посеять, посеяно, и остается ждать всходов.

Проверка практикой

Теперь весь вопрос в том, насколько созданные иллюзии соответствуют реальности. В искусстве пропаганды российскому государству найдется мало равных, но история с Пальмирой, весной героически взятой, а затем как–то непонятно утекшей сквозь пальцы обратно, показывает: на демонстративных жестах далеко не уедешь.

Почти все проблемы, стоявшие перед страной год назад, никуда не исчезли — и Донбасс, и допинг, и санкции. Власть, доказав в очередной раз виртуозное умение управлять страной в ручном режиме, теперь должна показать, что способна, наконец, создавать работающие институты и находить общий язык с Западом. Трамп в помощь. В противном случае разочароваться и качнуться назад к милитаризму будет гораздо проще.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама