Михаил Шевчук mikhail.shevchuk@dp.ru Все статьи автора
14 ноября 2016, 23:31 15

Как по сценарию

Арест в Петербурге тех, кто готовил в городе в выходные теракты, предполагает не только ухудшение отношения к мигрантам вообще, но и политические последствия.

Террористы, которых задержали в Москве и Петербурге, как выяснилось, собирались поехать в Сирию и примкнуть к "Исламскому государству" (организация запрещена в России). Из разрозненных сообщений СМИ следует, что приехали несостоявшиеся террористы из Таджикистана, Киргизии и Узбекистана, обладали серьезным арсеналом (автоматы Калашникова, пистолеты, самодельные взрывные устройства), все бежали в Россию от уголовного преследования — и от него же собирались бежать в Сирию. Причем на родине большинство преследовались вовсе не за экстремизм, а за некие общеуголовные преступления. За приверженность радикальному исламизму разыскивались лишь трое.

Семерых взяли на съемной квартире в Петербурге, троих — в Москве. Летом в Петербурге уже был инцидент с задержанием подозреваемых в терроризме, тогда новость огорошила многих, ведь Петербург как–то до этого с террористами не связывался. Эти, как сообщают источники в спецслужбах, собирались взорвать то ли новогодние гулянья на Дворцовой, то ли, по версии других источников, ТРК "Галерея" и "Академпарк", да еще и с параллельной стрельбой. "По парижскому сценарию", — намекают спецслужбы.

Незаметные

Главной деталью этой истории, видимо, следует признать то, что задержанные не заброшены в Россию Главным управлением разведки МО Украины и даже не завербованы ИГ. Они на протяжении года трудились в обеих столицах на вполне мирных должностях таксистов, продавцов и установщиков сантехнического оборудования. Те низовые должности, которые зачастую и занимают среднеазиатские мигранты. С ними сталкивается чуть ли не каждый второй россиянин, пожелавший сделать в квартире ремонт или, к примеру, поставить пластиковые окна, и вот теперь, получается, каждый из этих безмолвных и не особенно квалифицированных муравьев может оказаться волком в овечьей шкуре.

Из повторяющейся фразы о "парижском сценарии" слушатели, видимо, должны сделать простой вывод: террористы — не обязательно экипированные и обученные в секретных лагерях "Аль–Каиды" (запрещена в РФ) наемники, под покровом ночи засылаемые через границу. Как и в Европе, как и в США, автомат в руки может взять любой одиночка, человек, которого, возможно, вы каждый день привыкли видеть под окнами с лопатой в руках. Это и есть суть "парижского сценария", а не стрельба сама по себе.

Сценарные отличия

Из этой ситуации легко сделать ошибочный вывод. Но "парижский сценарий" подразумевает и кое–что еще, а именно: не каждый мигрант — террорист, и если на 10 млн гастарбайтеров находится десяток таких, это все равно не значит, что пора устраивать депортации. В России по некоторым причинам невозможны политические последствия, свойственные Европе, то есть у нас, например, не появится правой партии, делающей себе имя на битве с "понаехавшими", и это тоже важная часть "парижского сценария" — за первой серией идет вторая и последующие, а завершается сериал Brexit, ведь недовольство приезжими было одним из главных его моторов.

Кремль готов приветствовать такие партии в Германии и Франции, но не потерпит ничего подобного у себя, с удовольствием разыгрывая роль большего европейца, чем сами европейцы. Все ровно наоборот — к борьбе с нелегальной миграцией подключали всех желающих, пока речь не заходила о терактах, когда же она зашла, фитилек прикрутили. Это не отменяет того факта, что некая партия в России сама может при желании обернуться хоть ультраправой, хоть ультралевой, метаморфоза не потребует никакого усилия, а все выводы от имени народа сделает телевидение. То, что к охоте на ведьм никто, кажется, не призывает, говорит о демонстрации большей близости к Европе, чем может казаться. С другой стороны, отсутствие формально представленной позиции в политической структуре делает общую картину непредсказуемой.

Новости партнеров
Реклама