Павел Нетупский news@dp.ru Все статьи автора
24 октября 2016, 23:36 170

Юридическая перестройка

До конца 80–х годов прошлого века юридические услуги в СССР оказывала исключительно адвокатура — независимая и хозрасчетная, но некоммерческая. Восстановление так называемой адвокатской монополии остается основными трендом и сегодня.

Датой рождения юридического рынка можно считать 1 июля 1988 года, когда был принят еще союзный закон о кооперации. Среди прочих кооперативы (именуемые тогда социалистическими) могли оказывать правовые услуги. Более того, именно такая организационно–правовая форма в большей степени соответствовала общепринятому партнерскому принципу создания юридического бизнеса. Существенным катализатором рынка стало принятие уже российского закона о предприятиях и предпринимательской деятельности — с 1991 года в стране начался бум регистрации новых юридических лиц. Несмотря на крайне либеральные требования, подготовка уставов и создание компании под ключ стало самой популярной услугой, оказывать которую могли все желающие. Профессионалы или просто научившиеся исполнять односложную работу граждане помогали начинающим бизнесменам преодолевать многочисленные бюрократические препоны. Ведь, например, для изготовления печати требовалось получать разрешение РУВД.

Специалисты отчасти с тоской вспоминают эту эпоху. "В 1991 году рынок юридических услуг был огромным и практически пустым — наблюдался большой спрос, но было мало юристов, способных его удовлетворить", — говорит руководитель офиса PwC Legal в Петербурге Евгений Гук.

Схожего мнения придерживается и президент Объединенной консалтинговой группы Виталий Антощенко: "В начале 1990–х царила обстановка правового вакуума — старые нормы исчезали, а новые старались успеть за бешеными изменениями в жизни страны. В те времена огромным спросом пользовались услуги по регистрации юридических лиц и всего того, что с этим связано. Несмотря на то что вопросы юриспруденции очень сложные, в те времена, для того чтобы считаться успешным на рынке юридических услуг, не нужно было быть большим профессионалом".

Только для профессионалов

Очень скоро государство начало закручивать гайки — в 1995 году было введено лицензирование деятельности по оказанию платных юридических услуг. К ней допускались только специалисты с высшим юридическим образованием и трехлетним стажем работы по профессии. Без лицензий могли работать адвокатуры и собственные юридические службы компаний. Впервые были введены и ограничения для так называемых ильфов (от англ. international law firm (ilf) — иностранных специалистов: им разрешалось предоставлять консультации только по законодательству государства, в котором был выдан диплом.

Уже через 3 года лицензирование упразднили. Петербургские юристы предлагали ввести своего рода добровольную сертификацию правовых услуг, но, несмотря на поддержку такой инициативы со стороны чиновников регионального управления Минюста, эта инициатива не получила развития.

Санация юридического рынка обсуждается уже несколько лет. С 15 сентября 2015 года только обладатели дипломов могут выступать в качестве представителей в административных спорах. Ожидается и введение так называемой адвокатской монополии — ограничение на участие независимых юристов в любых судебных процессах. Сторонники этой идеи напоминают о гарантированном Конституцией России праве граждан на получение квалифицированной юридической помощи, из которого, по их мнению, следует обязанность государства пресечь деятельность не имеющих должной квалификации юристов. Причем вступать в адвокатуру планируется принудить даже сотрудников внутренних юридических служб компаний.

Многие участники рынка настороженно относятся к введению таких и каких–либо иных ограничений. "Адвокатская деятельность не является предпринимательской и рассматривается законодателем как правовая помощь, а не как юридический бизнес. Регулирование рынка, по моему мнению, не требуется — у клиента есть выбор, и он диктует свои условия", — убежден Евгений Гук.

Свой среди чужих

Руководители компаний указывают на возросшие требования к юристам, а главным трендом считают специализацию деятельности. "За последние четверть века законодательство многократно усложнилось и претерпело серьезные изменения во всех без исключения отраслях, — говорит управляющий партнер адвокатского бюро "Юсланд" Елена Легашова. — Причем такой процесс до сих пор продолжается и часто носит несистемный характер. Это требует от юристов фокусироваться на более узких специализациях и совершенствовать профессиональные знания в конкретных практиках. Поэтому на рынке наблюдается деление на практики — судебную, уголовно–правовую, трудовую, морское право, банкротство и т. п. Развитие внутри юридической фирмы также идет соответственно их специализации. По ходу изменения экономической обстановки в стране различные практики становятся более или менее востребованными. Например, во время экономического кризиса 2008 года активным спросом пользовались специалисты в области трудового права. В настоящее время востребованы практика банкротства, антимонопольная практика", — констатирует Елена Легашова.

По мнению управляющего партнера петербургского офиса адвокатского бюро "Егоровы, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Ивана Смирнова, в 1990–х большинство компаний в России не имели опытных внутренних юристов, поэтому обращались за помощью к консультантам даже практически по любым вопросам, включая сопровождение простых сделок. "Сейчас же каждый более–менее значимый клиент располагает собственными высокопрофессиональными и специализированными юристами, необходимость передачи стандартной работы "на сторону" пропадает. Внешних юристов привлекают на уникальные, нишевые проекты высокой сложности. Соответственно изменяется качество и структура юридической фирмы — от толкования законодательства и стандартных сделок мы переходим на "спецназовские" проекты. При этом бизнес остается вполне платежеспособным, и счета не вызывают вопросов — клиент понимает, за что он платит, и в большинстве случаев адекватно оценивает справедливость цены", — говорит Иван Смирнов.

Чужой среди своих

Также специалисты активно обсуждают идею ограничения доступа на рынок тех самых ильфов — международных юридических фирм. По некоторым оценкам, их доля достигает сегодня 80%.

Сторонники возведения железного занавеса ссылаются на западный опыт: допуск на свой рынок иностранных адвокатов регламентируют почти все страны — члены ВТО. Противники нередко называют подобное отгораживание "юридическим Чучхе" (в честь "основателя и великого учителя" самой закрытой, наверное, страны мира — КНДР). Хотя введение адвокатской монополии решит этот вопрос почти автоматически: в настоящее время иностранные адвокаты могут оказывать правовую помощь россиянам только по вопросам законодательства своей страны.

По мнению Ивана Смирнова, отечественные юридические фирмы "отвоевывают" позиции у ильфов в том числе благодаря западным санкциям. Заметнее всего это наблюдается в делах M&A (слияния и поглощения), банковской деятельности и сделках с недвижимостью. "Не говоря уже о судебных спорах, уголовном праве и банкротстве. Мы видим сокращение количества юристов в международных фирмах, причем как в Петербурге, так и в Москве, а некоторые и вовсе покидают российский рынок", — отмечает Иван Смирнов.

В то же время Елена Легашова наблюдает и обратный процесс — экспансию отечественного бизнеса на зарубежные рынки: "В последние 10 лет юридические фирмы активно открывают офисы или имеют партнерские фирмы в странах ближнего и дальнего зарубежья. Прежде всего это связано с ростом числа международных сделок, Россия находится в активной фазе региональной интеграции в рамках Евразийского экономического союза".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама