Павел Горошков Все статьи автора
25 октября 2016, 10:20 14342

Как банкиры покупали Синявинскую птицефабрику

Продажу Синявинской птицефабрики близкому к БИН–банку холдингу "Русгрэйн" мог ускорить личный долг совладельца группы "БИН" Михаила Шишханова.

Как выяснил "ДП", сделка по продаже Никитой Мельниковым Синявинской птицефабрики холдингу "Русгрэйн", связанному с группой "БИН" Михаила Шишханова и семьи Гуцериевых, была заключена сразу после того, как 13–й арбитражный апелляционный суд подтвердил право птицефабрики требовать лично с Михаила Шишханова 125 млн рублей. Эксперты считают, что это могло повлиять как минимум на сумму сделки, а как максимум — на сам ее факт.

Сбербанк входит в птицефабрику "Синявинская"

Сбербанк входит в птицефабрику "Синявинская"

4153
Александра Конфисахор

"Плохой" долг

Узнать об этом корреспонденту "ДП" помогло решение суда по иску Никиты Мельникова к Волховскому комбикормовому заводу и Рускобанку. Бывший владелец Синявинской оспаривал сделку по выкупу заводом у банка плохих долгов на 160 млн рублей, оплаченных векселями птицефабрики. Сделка была закрыта в марте 2016 года в рамках неудавшейся попытки оздоровления Рускобанка группой акционеров, в которую входила и птицефабрика "Синявинская" ("ДП" писал об этом ранее). ЦБ летом отозвал у банка лицензию, после чего Никита Мельников попытался вернуть свои векселя. Ему это не удалось, но это, похоже, ему было безразлично, потому что он уже вел переговоры о продаже птицефабрики.

Между тем из решения суда по этому делу стало понятно, какие плохие долги выкупили структуры "Синявинской" у Рускобанка. Это права требования банка к ООО "РегионФинансСтрой" по кредиту 125 млн рублей, выданному в январе 2015 года. Кредит был обеспечен залогом векселей юрлица, входящего в девелоперский холдинг "Интеко", подконтрольный группе "БИН" Михаила Шишханова и семьи Гуцериевых. При этом, как говорит осведомленный источник, сами векселя были в свою очередь обеспечены личным поручительством Михаила Шишханова, одного из бенефициаров группы "БИН". Рускобанк в апреле 2016 года взыскал этот долг. Но тем временем "Регионфинансстрой" объявил о банкротстве, в компании была введена процедура наблюдения, а взыскание по кредиту Рускобанка обращено на заложенные векселя "дочки" "Интеко", авалированные Михаилом Шишхановым, которые суд решил выставить на торги с начальной ценой 125 млн рублей.

БИНго!

Получается, что долг, выкупленный Волховским комбикормовым заводом у Рускобанка, был не таким уж и плохим: его обеспечивает поручительство долларового миллиардера.

После этого решения в суд явился Рост Банк (санируется БИН–банком), который заявил, что еще в 2014 году эти же векселя были заложены ему по кредиту на 580 млн рублей. По версии банка, их заложило ООО, которое было затем ликвидировано. Юристы Рост Банка потребовали применить принцип старшинства залогов, предусмотренный ст. 342 ГК РФ, по которому векселя должны реализовываться в его пользу. Но 13–й арбитражный апелляционный суд 10 октября отклонил это требование, сочтя основным залогодержателем того, кто предъявил подлинники векселей (а они хранились в Рускобанке и были куплены структурами Никиты Мельникова).

Буквально на следующий день, 11 октября, по данным ЕГРЮЛ, на Синявинской птицефабрике сменился генеральный директор: вместо Владимира Куксова им стал топ–менеджер "Русгрэйна" Артур Холдоенко. Таким образом, получается, что права требования к Михаилу Шишханову теперь принадлежат холдингу "Русгрэйн", который, в свою очередь, по данным участников рынка, контролируется группой "БИН".

Птицефабрика "Синявинская" вложит в развитие своего производства 2 млн евро

Птицефабрика "Синявинская" вложит в развитие своего производства 2 млн евро

453

В БИН–банке не ответили на запрос "ДП". "Мы не готовы дать никакого комментария по данному вопросу", — ответили в пресс–службе "Русгрэйн".

Никита Мельников, теперь уже бывший владелец Синявинской птицефабрики, не стал опровергать совпадений, сопровождавших его сделку (в том числе и вексельных отношений Рускобанка с Михаилом Шишхановым), но заверил, что причинно–следственную связь здесь искать не следует: "Слишком это несопоставимые масштабы. Долговая история и сделка не имеют никакой связи. Каждый процесс шел своим чередом".

Но эксперты не исключают, что связь все–таки была.

"Результат рассмотрения дела в суде мог как минимум повлиять на сумму сделки, а как максимум — на сам ее факт", — рассуждает Иван Решетников, управляющий партнер Апелляционного центра.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама