Павел Горошков pavel.goroshkov@dp.ru Все статьи автора
12 октября 2016, 23:32 377

За подпись надо платить

Взыскание компаниями убытков со своих бывших директоров становится все популярнее. Правда, не всем удается отделить злонамеренные и неосторожные решения от обычной хозяйственной деятельности.

Сначала 2016 года Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти рассмотрел 15 исков о взыскании компаниями со своих бывших генеральных директоров убытков, причиненных неосторожными, неосмотрительными и злонамеренными действиями. Рассматриваемый правовой механизм набирает популярность у акционеров компаний, понесших убытки, а также у кредиторов — если эти убытки привели к банкротству компании. "Такая возможность становится все более реальной", — говорит Илья Соломатин, юрист PwC. "Количество дел о взыскании убытков с руководителей, причем в значительных размерах, неуклонно растет", — подтверждает советник Borenius Сергей Федоров.

"Удар по директору — это один из способов борьбы в корпоративном конфликте, который может реализовать миноритарный акционер, не имеющий достаточного количества голосов на общем собрании, — говорит ведущий юрист "Прайм Эдвайс СПб" Анна Волынец. — В последнее время складывается практика, когда миноритарий в интересах общества может взыскать убытки, причиненные директором". Разумеется, далеко не все иски удовлетворяются судом: привлечь директора по–прежнему довольно сложно, констатируют юристы. "Сложно разделить, что является действием, причинившим убытки, а что — нормальной деятельностью общества", — поясняет адвокат "Гестион" Антон Гришко. Но, как отмечает глава трудовой практики "Пепеляев групп" Александр Коркин, в целом практика взыскания убытков с директоров в арбитражных судах стала гораздо жестче, чем была еще год–два назад.

"Золотая" рыбка

Первое место в рейтинге убытков занял Сергей Лебединский, экс–гендиректор и акционер ЗАО "Балтийский берег". Эта компания, бывшая одним из лидеров российского рыбного рынка, обанкротилась зимой на фоне корпоративного конфликта между акционерами Сергеем Лебединским и Михаилом Бобровым. Лебединский, возглавлявший "Балтийский берег" с 2000 по 2013 год, был смещен своим партнером. Тогда против главного бухгалтера компании Марины Рыжковой было возбуждено дело о мошенничестве: она вывела со счетов компании 332 млн рублей. Суд признал ее виновной. В 2015 году "Балтийский берег" предъявил убытки в 611 млн рублей Лебединскому. В феврале арбитраж первой инстанции отказал в иске, но дальнейшая практика была не столь однозначной. К лету 2016 года Марина Рыжкова возместила в рамках уголовного дела 298 млн рублей, остальные же апелляционный суд все–таки взыскал с Лебединского. В сентябре это постановление утвердил кассационный суд.

Радиоактивные убытки

На втором месте оказались претензии акционеров ЗАО "Экомет–С" к бывшему гендиректору компании Александру Гелбутовскому. Эта компания, контролируемая структурами Газпромбанка (она является его давним проблемным должником), работает на рынке утилизации твердых радиоактивных отходов. Гелбутовский возглавлял ее с 2009 по 2014 год и за это время, по версии акционеров, назаключал невыгодных сделок с подконтрольными ему поставщиками услуг по завышенным ценам, чем нанес обществу урон в 111 млн рублей. Так, вместо 103 млн рублей, по подсчетам истцов, за временное хранение отходов можно было заплатить 28 млн рублей, вместо клининговой компании за 6 млн рублей — привлечь уборщицу за 460 тыс. Кроме того, с экс–директора спросили, почему оплаченные дезактивирующие пленкообразующие составы на сумму 30 млн рублей так и не появились на складе компании. Однако Александр Гелбутовский представил суду фотокопии протоколов заседаний правления компании, на которых все эти сделки были согласованы и одобрены. Более того, все сделки проверялись аудиторами от Газпромбанка, так что никаких "вольностей" директор себе позволить и не мог. В итоге суд в иске отказал, и апелляция оставила решение без изменений.

В память о муже и отце

Зато взыскание убытков удалось — по крайней мере в первой инстанции — лицам, контролирующим ООО "ДСК–4 Невское". Эта компания, всю свою историю принадлежавшая Геннадию Макееву, на момент его смерти в январе 2013 года находилась под управлением его жены Натальи Макеевой, которая унаследовала бизнес по завещанию.

Но в 2013–2014 годах 2 / 3 компании отсудил сын покойного бизнесмена Дмитрий Макеев. В 2015 году он назначил нового директора и стал пересматривать управленческие решения мачехи. Он выяснил, что часть недвижимости ООО стоимостью 50 млн рублей она продала за 2,5 млн рублей фирме, которая затем ликвидировалась. Разница в сентябре 2016 года была взыскана с Натальи Макеевой.

Новости партнеров
Реклама