Наталья Ковтун news@dp.ru Все статьи автора
24 июня 2016, 12:28 839

Рынок демонтажа Петербурга и Ленобласти в кризис сузился на 40%

Фото: Антон Ваганов

Демонтажный рынок Петербурга в кризис сократился на 40%, и сейчас его оборот не превышает 1,5 млрд рублей. Заказы мельчают, но и за них разворачивается активная борьба.

Рынок демонтажа Петербурга и Ленобласти за кризисные 2 года сузился на 40% из–за резкого сокращения количества девелоперских проектов и падения цен на оставшиеся контракты. То, что происходит в сегменте, сами его участники описывают как тараканьи бега, где компании борются не за рынок, а за выживание, демпингуя на грани фола.

Основными заказчиками демонтажных услуг стали не строительные компании, а муниципальные власти и предприятия оборонной отрасли, которые развиваются на государственные деньги. Но за их подряды борются только крупные игроки. Остальные или сворачивают бизнес, или вынужденно уходят в регионы, где даже средние по масштабу проекты стоят сегодня на 20% дороже, чем аналогичные подряды в Петербурге.

Больше не олигополия

Емкость демонтажного рынка нашего региона по итогам 2015 года аналитики ГК "Размах" оценивают в 1,5 млрд рублей. А падение в последние 1,5–2 года — не менее 40%. Причина в сокращении объемов строительства жилья на фоне кризиса (по итогам прошлого года спрос на жилье снизился на 30–50%). А также в том, что Петербург практически заморозил программу строительства новых промышленных площадок. Из–за этого у демонтажников исчезли объективные условия для развития своего бизнеса.

Тем не менее количество компаний на этом рынке практически не изменилось. Хотя их ротация высока.

"Небольшие и средние компании, которые не нашли себя в новых условиях, просто перестают работать. Но не банкротятся — так как банкротить там по факту нечего. При этом воскресают компании, которые давно считались ушедшими с рынка. Например "Алюр", "Демонтажник" или "УМ–333", — говорит руководитель ГК "Размах" Сергей Ефремов.

Параллельно крупные компании сокращают свои доли. Если 3 года назад ситуацию в сегменте эксперты описывали как олигополию, где 90% рынка контролировали три крупных холдинга — ГК "Размах", ГК "КрашМаш" и "Терминатор", то сегодня к ним подтянулись другие крупные игроки: "Решение", "Арасар", ГК Springald, "Ирон", "Теморт". Они, по сути, конкурируют между собой. Но в целом крупный бизнес является локомотивом всего сегмента.

Хватай и беги

Несмотря на рост конкуренции, цена на сложные демонтажные контракты практически не изменилась.

Участники рынка объясняют это тем, что крупные заказчики (в последнее время среди них становится все больше предприятий оборонного профиля) не хотят рисковать, имея дело с мелкими исполнителями. А крупный бизнес двигается в цене незначительно, поскольку просто некуда. Сейчас львиную долю затрат крупных демонтажников составляют топливо и импортная техника. Дешевле они точно не становятся. И в перспективе издержки только вырастут, благодаря, в частности, принятому в феврале 2016 года утилизационному сбору.

С небольшими заказами ситуация еще хуже. "Там компании борются не за рынок, а за выживание. И то, что творится, — это уже не демпинг, а буйное помешательство. Все делается по принципу "хватай и беги". Тендеры превращаются в цирк и тараканьи бега", — делится наблюдениями один из крупных демонтажников.

Беда в том, что на рынке сейчас преобладают именно небольшие контракты от муниципальных властей.

Мнения расходятся

О перспективах развития демонтажного рынка его участники говорят сдержанно и порой расходятся в оценках.

"Мы ждем дальнейшего схлопывания сегмента, — отмечает Сергей Ефремов. — К сожалению, его судьба зависит не от исполнителей и заказчиков, а от руководителей государства". По его словам, отдельный тренд — исход сильных демонтажников в регионы, где стоимость среднего проекта редевелопмента уже превышает самый дорогостоящий проект в Петербурге и Ленобласти минимум на 20%.

С коллегой не согласен вице–президент ГК Springald Виталий Никифоровский. По его мнению, почти все крупные девелоперы города заявили о намерениях приобретать площадки под редевелопмент в зоне уже сложившейся застройки, а некоторые даже приступили к реализации планов, что расширит фронт демонтажных работ.

"Но в моде будет "умный" редевелопмент, когда подрядчик делает полную документальную обвязку проекта. Кто этого не умеет, будет демпинговать и в итоге разорится. Но рынок будет развиваться", — считает он.

С тезисом о высокой востребованности услуг демонтажных компаний Петербурга в регионах Виталий Никифоровский также не согласен: "Это миф. Мы работаем в нескольких регионах, но сказать, что клиенты выстраиваются там в очередь, не можем. Демпинг там тоже не редкость. Недавно мы видели пример падения начальной цены госконтракта более чем в 20 раз. Хотя расчет показывал, что цена победителя даже не покрывает расходов на доставку спецтехники к месту проведения работ".

Сергей Костанда, вице–президент ГК "КрашМаш":

Рынок демонтажа зависит от объемов строительства, а они падают. На общем фоне активна Москва. Есть небольшие заказы от строителей средней руки в Петербурге. Об активности регионов как о тренде я бы не говорил. Цены на демонтаж стабильны. А издержки компаний увеличиваются, учитывая активную эксплуатацию импортной техники в нашей отрасли. С падением рубля ее обслуживание сильно подорожало.

Дмитрий Карякин, заместитель директора ГК "Акрос":

Особенно трудно в последние полгода. К сожалению, наше ресурсное государство не уделяет должного внимания реальному сектору. Демонтажный рынок не в фаворе. Много компаний, которые сильно демпингуют. Хотя мне непонятно, на что они живут и как выполняют взятые на себя обязательства.

Ситуация осложняется тем, что многие знаковые контракты получили в последние годы турецкие компании. Они наняли российских подрядчиков, а платят как попало.

Николай Афонин, заместитель генерального директора ООО "Арасар":

В Петербурге и Ленобласти, действительно, наблюдается спад спроса на демонтажные работы при строительстве и девелопменте. Однако объемы растут в других секторах. Например, многие предприятия проводят оперативные реконструкции своих мощностей и производств. Им нужно быстро снести старые объекты и расчистить площадки, для этого они чаще привлекают профессионалов, игнорируя демпинг и необоснованные снижения цены.

Прежде всего, нужна гарантия выполнения работ. Процесс объясняется дешевым рублем — продукция стала более конкурентоспособна на внешних рынках. Влияет и политика импортозамещения. На этом фоне рынок стабилен и мы не видим каких-либо проблем. Что касается демпинга, то он всегда был и будет. Он бывает двух видов. В первом случае компании снижают цену, пока могут, а через три года продают технику (если у них есть своя) и закрываются. Другое дело, когда цена снижается внедрением новых технологий и оборудования.

Это тоже выглядит как демпинг, но на самом деле — это заработок. И это уже реальность нашего рынка. В ближайшее время из бизнеса уйдут те, кому нечего предложить, кроме арендованной и старой техники. Залог успеха в текущей экономической ситуации — современное оборудование в парке и ноу-хау, которое, кстати, никто не отменял.

Подписывайтесь на канал ДП в Телеграме , чтобы первым узнавать о важных новостях экономики, бизнеса, политики и общества!

Новости партнеров
Реклама