Ирина Панкратова Все статьи автора
9 июня 2016, 15:55 936

Среди бизнесменов не нашлось последователей Пригожина в использовании права на забвение

Фото: Сергей Коньков

"ДП" нашел десятки петербургских предпринимателей, у которых есть все основания воспользоваться законом о праве на забвение. Но они не спешат этого делать, поскольку видят в нем недоработки и считают бесполезным.

Закон о забвении — праве на удаление новостей о человеке из выдачи поисковиков — действует уже полгода, но стал по-настоящему популярным недавно, когда петербургский миллиардер Евгений Пригожин подал полтора десятка исков к "Яндексу" с требованием удалить из поисковика упоминания о себе. В том числе он потребовал удалить любые ссылки на статью "Фонтанки" о странных военных контрактах на 26 млрд рублей, возможно связанных с его бизнес-империей. Впрочем, пока Пригожин достиг лишь обратного эффекта: стал настоящей звездой Интернета по числу запросов своего имени.

Новогодний переезд. "Фабрика троллей" перебирается из здания на Савушкина в бизнес-центр бывших жертвователей избирательной кампании Путина

Новогодний переезд. "Фабрика троллей" перебирается из здания на Савушкина в бизнес-центр бывших жертвователей избирательной кампании Путина

19408
Ирина Панкратова

" ДП " опросил бизнесменов, у которых есть основания, чтобы воспользоваться правом на забвение. Далеко не все согласились обсуждать острый вопрос. А те, кто согласился, хором заявили, что по стопам Пригожина идти не собираются. Закон все считают бесполезным.

Что такое право на забвение

Закон о праве на забвение действует с 1 января 2016 года. Сославшись на него, любой человек может потребовать скрыть в Интернете информацию о себе, причем не только недостоверную, но и устаревшую. Информация удаляется из выдачи поисковых систем, таких как "Яндекс", Google, Mail.ru. Таким образом, в Интернете информация остается, но найти ее можно, только если знать прямую ссылку или зайти на конкретный сайт и пользоваться поиском на этом сайте.

" ДП " попросил юристов разъяснить требования закона и выяснил следующие интересные моменты.

"Неактуальную" информацию можно удалить, даже если она правдивая. Герою достаточно доказать, что после указанных событий произошли другие, по той же тематике. Например, человек сменил работу, а значит, информация о его предыдущем месте работы может быть удалена.

Закон не предполагает досудебного штрафа. Если поисковик не исполнит решение суда, размер штрафа будет определяться судом — в пределах до 1 млн рублей. При этом для обращения в суд нужен официальный отказ от поисковой системы в удалении ссылок.

Важно отметить, что информация о чиновниках под действие закона не попадает. В том числе данные о недвижимости и доходах чиновников по-прежнему можно публиковать в Сети. Есть и еще одно ограничение: нельзя требовать удалить информацию о судимости, если она уже размещена в Интернете и соответствует действительности. Удалять информацию можно только о себе, а о других людях — нельзя. В интересах другого человека можно действовать, только если этот человек — ребенок, а вы его родители.  

СМИ: Евгений Пригожин хочет купить Елисеевский на 300 млн дешевле, чем требует Смольный

СМИ: Евгений Пригожин хочет купить Елисеевский на 300 млн дешевле, чем требует Смольный

2 1170

"Для этого закона не требуется специальной технической подготовки. Конечно, это дополнительная операционная нагрузка на поисковики. Но я уверен, что они справятся", — заявил глава Минкомсвязи Николай Никифоров, когда журналисты засыпали его вопросами о последствиях принятия закона для поисковых систем.

Статистика "Яндекса"

В конце марта "Яндекс" отчитался о первых результатах действия закона о праве на забвение. К тому моменту в поисковик поступило более 3,6 тыс. обращений от 1,3 тыс. человек. "Яндекс" удовлетворил 27% обращений, 73% отказал, в том числе 9% — частично, то есть некоторые из требований все-таки выполнил.

"Высокая доля отказов связана с тем, что зачастую "Яндекс" не может проверить, достоверна информация или нет, нарушает ее распространение чьи-то права или какие-либо законы. Мы предупреждали об этом еще на стадии обсуждения законопроекта: закон закрепляет за поисковиками несвойственные им функции судов или правоприменительных органов. Эта проблема особенно заметна при работе с обращениями об удалении ссылок на незаконную и недостоверную информацию. Часто при рассмотрении таких обращений нужно определить, имело место какое-то событие или нет. Например, человек требует удалить ссылку на сайт, где его обвиняют в том, что он некачественно выполнил работу или взял деньги в долг и не вернул. У "Яндекса" нет ни технической возможности, ни правовых оснований выяснить, так ли это на самом деле. Поэтому мы отправляем людей в суд. В результате для многих заявителей закон работает не так, как они ожидают: люди-то рассчитывают на то, что "Яндекс" сам установит достоверность информации или факт нарушения закона. Еще до принятия закона представители интернет-индустрии и эксперты обращали внимание на эту проблему, но в законе это учтено не было", — отметили в "Яндексе".

Данные "Яндекса" по применению права на забвение на конец марта 2016 года:

Кто обращался с требованиями, в "Яндексе" не уточняют. До истории с Пригожиным лишь один из известных людей воспользовался этим правом. Им оказался бизнесмен Сергей Михайлов, которому СМИ приписывали прозвище Михась. Поисковые системы "Яндекс" и Google ограничили выдачу результатов по запросам "Сергей Михайлов Михась", "Сергей Михайлов Михась Солнцево".

Тем не менее почитать о том, почему Сергея Михайлова называют Михасем, можно и сейчас, без труда найдя информацию через любой из поисковиков. "ДП" попробовал это сделать и узнал, что Михасем бизнесмена назвали в 1990-х, в 1996 году он был арестован в Швейцарии по обвинению в участии в солнцевской преступной группировке и отмывании денег. В 1998 году он был оправдан, затем получил более $500 тыс. компенсации и вернулся в Россию, где занялся бизнесом и благотворительностью.

Google отчитывался за первые 2,5 месяца исполнения закона о праве на забвение и заявлял, что получил почти 1,5 тыс. запросов на удаление 6,4 тыс. URL-адресов, а удовлетворил из них 26,2%, то есть процент оказался практически таким же, как и у "Яндекса".

Известные петербуржцы, у которых есть основания, чтобы воспользоваться правом на забвение

Михаил Мирилашвили (" Петромир "). Михаила Мирилашвили в интернет-публикациях 2000-2003 годов называли авторитетом 1990-х. Писали, что в январе 2001 года был арестован его сын по подозрению в причастности к убийству двух человек, похищавших до этого его отца.

Игорь Водопьянов ("Теорема"). В 2009 году в Интернете появилась информация о его личных визитах к Саддаму Хусейну, связи с партией БААС и выводах активов в офшоры, предпринятых для того, чтобы вернуть $320 млн долгов. Также Игоря Водопьянова связывали с Артуром Кириленко, обанкротившимся петербургским миллиардером-девелопером.

Артур Данчаров (" Спецстрой "). В 2014 году в Интернете появилась информация о том, что он является членом чеченской ОПГ Рашида Слепого, авторитета 1990-х, и через этого человека познакомился с журналистами "Фонтанки" и "Делового Петербурга" и дает изданиям комментарии. Также сообщалось, что бизнесмен устроил своих "агентов" в комитеты Смольного, которые распределяют крупнейшие госзаказы, и через них влияет на процессы распределения бюджетных денег.

Вадим Александров ("Метрострой"). В 2011 году в Интернете появилась информация о том, что структуры миллиардера Владимира Когана осваивают бюджет строящейся в Петербурге дамбы, увеличив смету с 55 млрд до 109 млрд рублей, а также связывали с Коганом бессменного руководителя и совладельца "Метростроя" Вадима Александрова, который получил крупные подряды на эти работы. Сообщалось, что в допсоглашениях их стоимость была увеличена в разы.

Август Мейер (" Юлмарт ", ранее — "Лента"). Нынешние активы Августа Мейера не обрели скандальной славы, зато во времена, когда он владел пакетом акций в "Ленте", бизнесмен был настоящей звездой скандальных историй, и все они до сих пор размещены в Интернете. Так, сообщалось о том, что он скупил коммуналки в Петербурге и там создал сеть мини-отелей, на которые поступали десятки жалоб в милицию, в том числе с сообщениями о "борделях". Также сообщалось, что Мейер в своих риелторских проектах пользовался услугами Мустафы Шидаева (убит в 2006 году в Москве) из так называемой "лазанской" ОПГ, а также с представителями чеченской ОПГ, связи с которой приписывают и вышеупомянутому Артуру Данчарову.

Захар Смушкин ("Илим Палп "). Захара Смушкина в 2003 году в Интернете называли подозреваемым по делу об убийстве девушки-курьера, доставлявшей пиццу. Исходя из данных, это было связано с событиями сентября 1996 года, когда он приехал в гости к своему брату Федору, который в 1994 году эмигрировал в США. Также в Интернете размещена информация от 2003 года о долгах Захара Смушкина, связанных с непомерными расходами на пиар-кампании.

Впрочем, этот список можно продолжать бесконечно. Единицы из петербургских предпринимателей не отметились на интернет- страницах в качестве героев не самых лестных историй.

МНЕНИЯ

Игорь Водопьянов, управляющий партнер УК "Теорема":

Первое. Как известно, полезно любое упоминание, кроме некролога.

А второе: я совершенно уверен, что такого понятия, как "репутация", в России нет. Мнение обо мне важно в глазах небольшого круга людей, которые понимают, где правда, а где бред. А мнение среднего россиянина мне вообще неинтересно.

С правом на забвение я не стал бы заморачиваться. Пусть пишут что хотят.

Александр Васильев, управляющий директор ГК "Решение":

Нужно разделить это право на две части: личное и общественное. Что касается личного, то, конечно, люди имеют право требовать убрать информацию о себе из Интернета или из СМИ. Но что касается общественных заявлений и действий, все это открытая информация.

Если ты некорректно поступил, то извинись или дай свое объяснение событий.

Остается спорная территория между личным и общественным. Но мне не кажется, что в этом сложно разобраться. Если ты воздействуешь на других людей, даже внутри семьи, это общественное поведение.

Мне кажется, правом на забвение будут пользоваться в основном активные, но не самые честные люди. Честный человек не обращает внимания на обвинения в Интернете и может объяснить свою точку зрения. Если спрашивают, конечно.

Сегодня мир поменялся, но раньше обмен информацией тоже существовал, и тогда были понятия репутации, честности и т. д.

Артур Данчаров , генеральный директор компании " Спецстрой ":

Однажды друзья сбросили мне ссылку на какой-то сайт, где подробно описывалась моя близкая дружба с авторитетом из 1990-х Рашидом Слепым. А я его видел раз в жизни, и то в общей компании, никаких дел никогда с ним не вел, даже не сразу понял, о ком речь. Я написал на сайт: мол, вы вообще о чем, ребята? Они не ответили. И вот теперь любой может "загуглить" эту историю и почитать. Теоретически можно было бы воспользоваться правом на забвение. Но я этого точно делать не стану. У меня достаточно других дел.

Не очень понимаю, зачем этот закон приняли. У нас ведь все законы придумываются под кого-то, а не просто так. Но влиятельным людям такой закон не нужен. Вот попробуйте написать о московской верхушке, особенно о силовиках. Даже если напишите, у вас на сайте это недолго провисит. И никаких судов по поводу права на забвение не понадобится. Вопрос будет решен гораздо быстрее и проще, сами догадайтесь каким образом.

Нина Бегеш, владелица торгово-производственного бренда NiNa BEGESH, директор НП "Содействие развитию отечественного производства кожгалантерейных изделий":

Я руковожу производственным предприятием уже много лет и не раз наблюдала, как недоброжелатели распространяли в Интернете лживую и негативную информацию о нашей продукции. Но мы никогда не боролись с этим. Если продукция качественная и востребованная, то даже недостоверная информация послужит лишь дополнительным инфоповодом и не причинит реального вреда.

Считаю, что закон о забвении должен служить лишь для защиты личной жизни людей. Он не должен скрывать профессиональную и общественную сторону их жизни. Боюсь, что сейчас в нем слишком много дыр и недоработок, что грозит постоянными злоупотреблениями. Недобропорядочным людям предоставили уникальную возможность подчистить информацию о себе и своих делах. Мы фактически получаем ограничение в доступе к информации.

Как, например, небольшая компания сможет собрать из открытых источников информацию о надежности своего будущего партнера, клиента или работника? Ведь часть истории, возможно негативной, будет удалена из Интернета. Где будет проходить та тонкая грань, которая разделяет право на неприкосновенность частной жизни, защиты персональных данных и право на свободу слова, а также свободный доступ к информации?

Никита Демехин, член генерального совета "Деловой России":

"Яндекс" и Google тут вообще ни при чем. Это же всего-навсего поисковики. Они сами никакую информацию не производят и в Сети ее не размещают. Почему они должны нести ответственность за чужие новости?

Кроме того, за соблюдением законов в интернет-пространстве следит Рокомнадзор. Все, что не попадает под их фильтр, будет жить на просторах Рунета, и это абсолютно естественно. Так что, друзья, давайте же просто вести себя будем прилично.

Надо четко осознавать, что мы живем в эпоху информации и коммуникаций. Мы теперь все на виду. И то поведение или поступки, которые 15 лет назад могли остаться незамеченными, сегодня обязательно станут достоянием общественности. Неважно, какова наша позиция: нужно ли с этим бороться, на наш взгляд, или нет. Важно то, что бороться с этим невозможно. И это, на мой взгляд, благо.

Новости партнеров
Реклама