Сергей Хестанов Все статьи автора
16 мая 2016, 12:56 1045

Какие способы используют власти России, чтобы свести концы с концами

Советник по макроэкономике генерального директора "Открытие Брокер" Сергей Хестанов о том, какие способы власти России используют, чтобы  свести концы с концами.

В России даже люди, работающие в отраслях, далеких от нефти, газа и вообще экспорта, связаны с ними через бюджет. Официально доля экспорта нефти и газа в бюджетных доходах составляет 43%, но эти цифры лукавы, потому что у нас полно бизнесов, формально бесконечно далеких от экспорта углеводородов, но единственным смыслом существования которых является обслуживание экспортеров, прямое или косвенное. С учетом этих бизнесов долю экспорта углеводородов в доходах государства можно оценить в 70–80%.

Какие российские продукты стали популярнее на внешнем рынке за счет девальвации рубля

Какие российские продукты стали популярнее на внешнем рынке за счет девальвации рубля

3879
Елена Домброва, Марина Васильева

Отсюда вытекает довольно крепкая связь рубля с ценами на нефть. До обвала нефтяного рынка действовала формула, согласно которой для балансировки бюджета цена барреля нефти в рублях должна была быть выше 3600. В бюджете 2016 года эта планка опустилась до 3150. По факту с начала года в среднем баррель стоит дешевле 2800 рублей. В этих условиях у государства только три способа свести концы с концами: тратить Резервный фонд, сокращать госрасходы или ослаблять рубль. Трату резервов можно смело выносить за скобки в силу того, что их объем не бесконечно велик. С госрасходами другая сложность: любая попытка их сократить приводит к разрастанию проблем по цепочке. Если государство меньше заплатит какому–то из своих поставщиков, они не смогут платить контрагентам и сотрудникам, и далее неплатежи будут нарастать как снежный ком. Такие цепочки, завязанные на госзаказ, часто затрагивают градообразующие предприятия, которые оставить без денег особенно страшно, потому что население там пойдет на представителей власти с вилами и ничем его не удержишь. Расходы можно сокращать лишь до определенного предела. В прошлом году Минфин обещал сократить их на 10% за год — видимо, это и есть предел.

Остается девальвация рубля. Динамика международных резервов говорит нам о том, что до февраля–марта 2015 года Банк России пытался притормозить ослабление рубля, тратя на это свои резервы. Но после этого политика регулятора радикально сменилась, и сейчас объем международных резервов заметно выше, чем год назад. Именно в марте прошлого года ЦБ реально отпустил рубль в свободное плавание. Теперь бюджет автоматически подстраивается под цену нефти с помощью курса рубля.

У этого механизма тоже есть ограничения, мешающие использовать его на всю катушку. Главное из них — что треть потребительской корзины составляют импортные товары. А в больших городах их доля превышает 40%. Соответственно, за девальвацией идет инфляция. Правительство беспокоит не вся инфляция, а только ее часть, влияющая на самых малообеспеченных, которые в предельном варианте могут пойти с вилами. И здесь есть косвенный показатель, который намекнет нам на скорое начало сильной девальвации — введение продовольственных талонов. Это недорогой для бюджета способ подстраховать те самые 10% наименее обеспеченных граждан, по которым инфляция бьет больнее всего. Тема продовольственных талонов за последние годы поднималась дважды, в 2009 году и на рубеже 2014–2015 годов, но потом затихала. Если она дойдет до законопроекта, то это будет высокой достоверности сигнал, что девальвацию все–таки используют для решения проблем бюджета.

Новости партнеров
Реклама