Анастасия Жигач, корреспондент Все статьи автора
23 марта 2016, 12:52 833

Почему каждый второй житель Петербурга в возрасте от 20 до 30 лет должен мало есть

Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Корреспондент Анастасия Жигач о том, почему каждый второй житель Петербурга в возрасте от 20 до 30 лет должен мало есть.

Каждый второй житель Петербурга в возрасте от 20 до 30 лет должен мало есть. Так считают инвесторы, которые чуть ли не каждый день читают плохо написанные бизнес–планы. Потому что каждый второй житель Петербурга в означенной категории мнит себя успешным стартапером и гордо просит у этих самых инвесторов миллионы рублей. На развитие проекта. Масштабирование или выход на рынок. Тестирование идеи. Заигрывание с целевой аудиторией. Рекламу. И почти всегда на таинственные и неясные бизнес–процессы (прямо так и пишут: "на бизнес–процессы"), которые на поверку оказываются зарплатой. Некоторых инвесторов это злит. Некоторых разочаровывает. Но почти у всех отбивает желание инвестировать в проект. Потому что стартаперы должны быть голодными.

Топ-5 трендов у стартаперов

Топ-5 трендов у стартаперов

1929
Анастасия Жигач anastasia.zhigach@dp.ru

Михаил Раяк , заместитель директора Фонда поддержки промышленности, директор технопарка "Политехнический", инвестор и видная фигура в петербургской экосистеме по выращиванию стартапов, считает, что наши предприниматели не видят разницы между собственным бизнесом и собственным благосостоянием. Между тем разница есть, потому что благосостояние при позитивном раскладе — это следствие развитого бизнеса, а вовсе не наоборот, говорит инвестор. Российские же стартаперы считают иначе и хотят благосостояния здесь и сейчас. Они рассматривают стартап как альтернативу работе и хотят работать за зарплату, то есть за деньги инвестора. А значит, нет у них предпринимательского подхода, уверен Раяк, и не будет.

Средний возраст стартапера на планете — ближе к 40, уточняет Михаил Раяк: человек уже в нескольких компаниях потрудился, сформировал понимание того, как вести бизнес, заработал себе стартовый капитал, стал в какой–то степени независимым. Он просит денег на то, чтобы доделать проект, и не просит на себя.

Те, кто моложе (а средний возраст стартапера в России не 35+, а 25+), думают, что, разработав что–то инновационное, они уже заработали право получить в фонд оплаты труда больше чем половину текущего оборота компании. В этом, говорят умудренные опытом инвесторы, и состоит большая ошибка.

Если основатель стартапа поставит себе большую зарплату, он не станет больше работать над проектом. Так работает психика.

Неопытный стартапер, привлекший деньги, считает, что он нашел свое счастье. Он расслабляется. Однако с приходом денег основные проблемы только начинаются, и в шутку и всерьез говорят инвесторы. Потому что, вкладывая деньги и садясь в одну лодку с автором стартапа, они рассчитывают, что грести будут одинаково, а пассажиров в ней вовсе не окажется.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама